Бешбармак от фрау Бишоф

О работе и жизни иностранных волонтеров в Каракалпакстане
Анне-Мари Бишоф с коллегами и учениками. Фото из личного архива Бишоф

В Каракалпакстане живут и работают волонтеры, приехавшие из благополучных развитых стран: Германии, Южной Кореи, Японии… Они работают в школах, языковых центрах, — там, куда их направляют программы международных организаций, — и остаются на месяц или дольше, а некоторые после завершения работы рассчитывают остаться в Узбекистане, открыть свое дело. Корреспондент «Ферганы» встретилась с тремя иностранцами, которые круто развернули свою жизнь и приехали волонтерами в Нукус.

Баурсаки из немецких рук

Осенью прошлого года Анне-Мари Бишоф из Файинген-ан-дер-Энца исполнилось шестьдесят шесть. Отработав в Шлоссбергской школе заместителем директора, учительница немецкого языка с более чем 40-летним стажем пополнила ряды германских пенсионеров. Это значило, что настало время путешествовать и развлекаться, заниматься собой и более тесно общаться с семьей.

Однако без школьных звонков и проверки ученических тетрадок фрау Бишоф быстро заскучала. К счастью, вскоре она узнала, что ее опыт может пригодиться детям в других странах. Случилось это, когда она пришла в Службу Старших Экспертов (SES), где уже нашли дело по душе тысячам ее ровесников.

SES — фонд, занимающийся международным сотрудничеством и объединяющий вышедших на пенсию специалистов и руководящих работников, которые оказывают консультативные услуги на общественных началах. Эта общественная организация с 1983 года работает в странах Азии, Африки, Европы и в самой Германии. SES рассчитана на взаимодействие с малыми и средними предприятиями, органами коммунального управления, торгово-промышленными палатами и экономическими объединениями, социальными и медицинскими учреждениями, а также организациями, работающими в сфере образования и повышения квалификации. Руководство этих учреждений согласует с фондом все формальности и предоставляет эксперту жилье, обеспечивает его питанием, а при необходимости предоставляет ему переводчика. Проезд до места работы эксперту оплачивает SES.

Фрау Бишоф предложили месяц поработать в одной из школ Узбекистана, откуда пришла заявка на эксперта ее специализации. О Нукусе, в который ей предстояло отправиться, она почти ничего не знала, кроме того, что там есть знаменитый музей Савицкого.

Анне-Мари Бишоф с учениками. Фото из личного архива Бишоф

Когда она приехала в Нукус, ее уже ждали в одном из лучших учебных заведений города, а именно — в государственной специализированной общеобразовательной школе № 1. В том, что ребята здесь и вправду одаренные, Анне-Мари убедилась после первого урока: ученики начальных классов свободно говорили с ней по-английски, а старшие школьники — даже и по-немецки. Очень быстро она выучила несколько простых фраз на каракалпакском языке, а главное — запомнила имена своих учеников. Имена эти сразу показались ей очень музыкальными.

По вечерам в доме, где ее поселили, фрау Бишоф осваивала секреты национальной кухни. Училась готовить плов и бешбармак, жарить баурсаки и лепить маек-борек — пельмени с начинкой из яиц, молока и подсолнечного масла. Вместе с другими учителями и школьниками ездила в Хиву, знакомилась с памятниками Каракалпакстана. Поучаствовала она и в коллективном походе в музей Савицкого, который, по ее мнению, просто обязан увидеть каждый человек. Судя по всему, жалеет учительница из Германии только об одном — что проект длился слишком мало, всего месяц. Однако впечатлений, полученных здесь, ей хватит надолго. Если выпадет шанс приехать в Нукус снова, фрау Бишоф намерена обязательно им воспользоваться.

Кореец Данияр

Волонтеру из Южной Кореи Ли Сан Хену тоже пора собираться в дорогу. Корейское агентство по международному сотрудничеству KOIСA еще в 2017 году предложило ему поработать в Узбекистане. Таким образом, выпускник университета Аджу прожил в Нукусе больше двух лет. В KOIСA он пришел сам, заразившись идеей международного волонтерства от знакомых, которые рассказали ему о своей работе в Непале.

Родители отговаривать сына не стали — упрямый, весь в отца, он отличался от братьев и сестер самостоятельностью и твердостью характера. Узбекистан — дружественная Южной Корее страна, там много наших, а значит, все должно быть хорошо, — решили они. Месяц на подготовку и — здравствуй, новая жизнь!

В Ассоциации корейцев Каракалпакстана Ли Сан Хен начал вести курсы корейского языка. Многие из тех, кто приходил на занятия, уже неплохо знали язык, так что адаптироваться и стать почти своим ему удалось очень быстро. Внешность у Ли Сан Хена такая, что на рынках и в магазинах он вполне сходил за местного жителя. Довольно скоро он начал отзываться на имя Данияр. Так его стали звать слушатели курсов, уловившие только им понятную связь между двумя именами — корейским и узбекским.

«Крестной мамой» Ли Сан Хена (как, впрочем, и других волонтеров KOIСA) стала председатель Ассоциации корейцев Каракалпакстана Марина Александровна Когай. Устроить новоприбывшего, помочь с адаптацией, решить проблемы с пропиской — все это естественным образом ложится на ее плечи. Однако есть вещи, которые она делать вовсе не обязана, и тем не менее делает. Например, подкармливает волонтеров домашней едой, а заодно и учит их готовить блюда из местных продуктов.

На новом месте Ли Сан Хену было интересно буквально все, от архитектуры города до повседневной жизни самих горожан. На днях рождения и свадьбах Ли Сан Хен, он же Данияр, по-прежнему почетный гость. Вообще, он старается не пропускать ни одно праздничное мероприятие и сам принимает участие в акциях, проводимых студентами Нукусского педагогического института имени Ажинияза. С осени прошлого года он преподает здесь корейский на факультетах дошкольного воспитания и иностранных языков. Работа со студентами — это не курсы для начинающих, так что к переходу на новую должность он готовился основательно.

Ли Сан Хен (справа от женщины в шапке) с представителями Ассоциации корейцев. Фото Юлианы Александровой

Многие преподаватели оказались ровесниками волонтера, а в ректорате к новому коллеге сразу отнеслись с большим уважением. Ли Сан Хен говорит, что многому научился у тех, кто на время заменил ему здесь семью. Узбекский и каракалпакский увлекли его до такой степени, что он не только говорит на этих языках, но даже и переводит на них стихи корейских поэтов. Более того, он перевел на корейский поэмы Алишера Навои.

Так или иначе, Ли Сан Хен не собирается ставить точку в своих отношениях с Нукусом. По окончании волонтерской миссии он хочет некоторое время побыть с родными в Корее. После чего, уладив все вопросы с документами, собирается вернуться сюда снова — теперь уже в качестве предпринимателя. Ли Сан Хен решил вложиться в кафе быстрого питания для студентов. Бизнес-план уже практически готов, осталось начать его реализовывать. Семья его идею находит интересной, как и руководство института, пообещавшее свою поддержку. Так что разлука со здешними друзьями, судя по всему, будет недолгой.

Половинка сердца

Абэ Чиеко трудно отличить от ее воспитанников — хрупкая и невысокая, она сама выглядит как десятиклассница. Мальчишки и девчонки из Дома милосердия № 1 Республики Каракалпакстан влюбились в тренера из Японии с первого взгляда. А она — в них. У себя на родине Абэ Чиеко тоже работала с ребятами, оставшимися без родителей. В японском агентстве международного сотрудничества JICA тренеру по плаванию предложили несколько вариантов. Однако девушка без всяких сомнений выбрала Узбекистан. Три месяца она учила узбекский язык на курсах, готовилась к поездке и волновалась — как пройдет первая встреча?

Ребята встретили ее концертом, а потом водили по комнатам и рассказывали, как живут.

— В этом большом доме каждый чувствует себя счастливым, — говорит Абэ Чиеко. — Чтобы заниматься спортом или творчеством, детям не нужно покидать стены детского дома. Это удивительно. У нас в Японии детей из таких домов возят в специальные центры, а здесь все под одной крышей. Почти у всех ребят есть награды за участие в конкурсах и спортивных состязаниях. Детей учат не только играть на музыкальных инструментах или рисовать, но и готовить, выпекать торты, у них есть своя парикмахерская, швейный цех. Их подготавливают к взрослой жизни — и это здорово.

Японка с улыбкой вспоминает, как в первые дни общения с детьми слабый узбекский язык компенсировала… рисунками. И она, и воспитанники брали маркеры и рисовали то, что не могли сказать словами. Сегодня трудности перевода уже позади: за полгода Абэ научилась объясняться с ребятами на родных для них языках — узбекском и каракалпакском. Сами же подростки тем временем учат японский, чтобы удивить любимого тренера.

Ю У с ученицами. Фото Юлианы Александровой

Абэ снимает квартиру в Нукусе. До Ходжейли, где находится детский дом, — полчаса езды с двумя пересадками. После огромного Токио такая поездка кажется ей легкой прогулкой. В Каракалпакстан девушка приехала зимой, которая выдалась теплой даже для этих краев. Она признается, что мечтала о лете, ей хотелось поесть фруктов, арбузов и дынь. Мечта сбылась. Выросшие в саду Мехрибанлик уйи абрикосы оказались очень вкусными. Жаль, любимая бабушка их не может попробовать — именно с ее благословения тренер по плаванию и отправилась на другой конец земли.

Есть тут и еще одна японка-волонтер, ее зовут Ю У. Она провела в Нукусе два года и уже в июле уезжает домой. Здесь она преподавала японский язык в одной из городских школ и в Информационно-ресурсном центре республики Каракалпакстан. Когда пришло время прощаться с ребятами, оказалось, что это не так просто. Было очень грустно, да и у девчонок-учениц глаза сделались на мокром месте — за два года они стали с Ю У близкими подружками.

— Ничего. Будем переписываться, общаться, расстояние ничего не значит, — успокаивает саму себя Ю У. — Хорошо, что у сердца две половинки — одна будет со мной в Японии, другую оставлю здесь.

Юлиана Александрова
Читайте также
  • Узбекистанцы выбрали логотипы регионов страны

  • Министру культуры Узбекистана захотелось повернуть время вспять — и мы поем «Учкудук»

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Сакральные места Узбекистана, очерк шестой. Толе би Алибекулы, праведник казахов и узбеков