Последний звонок

За что МТС требует от Туркменистана 1,5 миллиарда долларов
Бывший офис МТС в Ашхабаде. Фото с сайта Azathabar.com

Российский сотовый оператор МТС на этой неделе подал развернутый иск против Туркменистана в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров Всемирного банка (МЦУИС). Компания намерена взыскать с центральноазиатского государства $1,5 млрд за вынужденное прекращение работы в стране в сентябре 2017 года.

В июле 2018 года МТС обратился в МЦУИС с запросом на арбитраж против Туркменистана, тогда компания оценила свои потери в $750 млн. Увеличение суммы финансовых претензий компания объяснила независимой оценкой ущерба, которая была проведена в конце марта этого года.

Экспроприация инвестиций

В сентябре 2017 года МТС пришлось покинуть Туркменистан: государственная компания электросвязи «Туркментелеком» отключила оператора от каналов междугородной, международной и зоновой связи, а также заблокировала ему доступ в интернет. Это было сделано, несмотря на то что лицензия на оказание услуг в Туркменистане у МТС действовала до июля 2018 года. Однако власти мотивировали свое решение тем, что закончилось действие соглашения о работе компании, которое было заключено в 2012 году, и они просто не стали его продлевать. В этом договоре было прописано выделение радиочастот, а также оговаривалось, что оператор будет отчислять в бюджет 30% чистой прибыли.

Руководство компании пыталось решить вопрос путем переговоров, но результатов это не принесло. В начале 2018 года МТС предупредила, что, если интересы компании не будут учтены, она рассмотрит возможность обратиться в суд. Не помогло и это. В МТС считают, что Туркменистан нарушил права компании как иностранного инвестора, закрепленные в соглашении с правительством России, что «в итоге привело к полной экспроприации инвестиций МТС в стране».

Соглашение между правительствами двух стран о поощрении и взаимной защите инвестиций было подписано в 2009 году. Оно гарантирует предоставление недискриминационных условий инвесторам и предполагает, что экспроприация имущества компаний возможна только в общественных интересах и сопровождается выплатой быстрой и адекватной компенсации. При этом с даты экспроприации до даты выплаты компенсации на сумму компенсации начисляются проценты. В соглашении прописана и возможность обращения инвестора в арбитраж, если он считает, что какое-то из этих положений нарушено.

Стенд МТС на выставке в Туркмении, 2009 год . Фото с сайта Azathabar.com

Туркменистан посчитал иск МТС проявлением агрессии. Представители правительства заявили, что российская компания вводит общественность в заблуждение, указывая на действующий срок лицензии, в то время как прекращение работы оператора связано с именно с истечением срока договора о выделении радиочастот. В юридической компании, привлеченной Туркменистаном для разбирательства, расценили перспективы иска как слабые и назвали его попыткой оказания психологического давления. По мнению юристов, топ-менеджеры МТС просто хотят оправдаться перед акционерами в связи с принятием неверных решений.

Судебные перспективы

Партнер юридической фирмы Herbert Smith Freehills Алексей Панич в интервью «Ведомостям» отметил, что у МТС есть шансы выиграть иск, однако с исполнением решения арбитража могут возникнуть сложности. «Проигравшие процесс государства зачастую не торопятся исполнять его решения, а розыск государственного имущества за пределами страны и обращение на него взыскания – долгая и сложная процедура», – пояснил он.

В этом смысле показательным примером может служить спор молдавского предпринимателя Анатолия Стати с Казахстаном. В 2008 году казахстанские власти наложили арест на его счета и нефтегазовые предприятия, обвинив в получении незаконных доходов и неуплате налогов. Бизнесмен посчитал это захватом его активов и подал иск в арбитраж Стокгольмской торговой палаты. В 2013 году суд его поддержал и обязал Казахстан выплатить предпринимателю свыше $500 млн. Однако Стати до сих пор не удается получить эти деньги, так как Казахстан подал несколько встречных исков в разных странах, разбирательство по которым все еще продолжается.

Нельзя исключать, что спор МТС с Туркменистаном может пойти по другому пути и закончится тем, что стороны уладят разногласия. Во всяком случае, именно так завершился их предыдущий конфликт, который развивался по очень похожему сценарию. В 2010 году дочерняя компания МТС получила от властей Туркменистана предписание приостановить свою деятельность, хотя срок действия лицензии истекал только в 2012 году. Как и в этот раз, власти сослались на отдельный договор, в котором прописывались условия работы МТС и, в частности, процент чистой прибыли, который компания обязалась платить в бюджет. На тот момент этот показатель равнялся 20%. Действие этого договора истекло в 2010 году, и Туркменистан просто не стал его продлевать. Попытки решить вопрос с помощью переговоров не увенчались успехом, и компании пришлось демонтировать оборудование, увольнять сотрудников и возвращать средства абонентам. На тот момент российский оператор занимал 85% местного рынка, обслуживая 2,5 млн человек.

МТС оценила свои убытки в $160 млн и подала иск в арбитраж Международной торговой палаты в Женеве. Компания также направила письмо участникам конференции по инвестированию в нефтегазовый сектор Туркменистана, которая проходила в Сингапуре, с предостережением об опасности инвестиций в страну. В ответ МИД республики распространил заявление, в котором обвинил компанию в необоснованно завышенных тарифах во время работы в Туркменистане. Другая озвученная претензия была в том, что получая огромные прибыли, МТС перечисляла туркменской стороне крайне незначительную ее часть.

Бывший салон МТС в Туркмении. Фото с сайта Azathabar.com

После этого со своим заявлением выступил уже российский МИД. Ведомство указало на то, что МТС инвестировала большие средства в развитие отрасли в Туркменистане, своевременно платила налоги, а также занималась благотворительной деятельностью в стране. Министерство подчеркнуло, что ожидает, что интересы российского инвестора будут соблюдены, и пообещало оказывать компании необходимое содействие.

Мобильная дипломатия

После обмена выпадами наступило затишье, во время которого, однако, между сторонами продолжались переговоры. В итоге Владимир Евтушенков, владелец инвестиционной компании «Система», частью которой является МТС, объявил в мае 2012 года о том, что сотовый оператор получил все разрешения и лицензии для работы в стране. Этого удалось добиться после личной встречи Евтушенкова с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым. По новому договору МТС обязалась отдавать на 10% больше прибыли Туркменистану, чем раньше. Однако не только готовность компании платить больше сказалась на итогах переговоров. По некоторым сообщениям, на решение властей Туркменистана повлияло то, что государственный оператор «Алтын Асыр», которым после ухода МТС были вынуждены пользоваться граждане, коммерческие структуры и госорганы республики, не смог обеспечить такое же качество работы, как российская компания.

Тем не менее в этот раз в отношениях сторон появилось и новое обстоятельство, которое может повлиять на нежелание Туркменистана идти на компромиссы. Незадолго до прекращения работы МТС официальная хроника в Туркменистане сообщила, что Бердымухамедов лично одобрил создание в стране нового мобильного оператора под брендом «Ай-Назар». Еще в июне 2017 года появлялись сообщения о том, что некоторые работники МТС пытались устроиться на работу в новую компанию. Кроме того, в январе 2018 года власти страны объявили, что получили кредит в размере $273 млн от Исламского банка развития, который пойдет на развитие коммуникационной системы и интернет-услуг.

МТС не единственный инвестор, у которого возникли сложности при работе в Туркменистане. Ранее в тот же самый МЦУИС с жалобами на расторжение контрактов без выплаты средств обратились две строительные компании, турецкая Sece Inşaat и германская Unionmatex Industrieanlagen. У Sece Inşaat был договор о строительстве жилых домов, школы и детского сада на $15 млн. Unionmatex получила контракт на строительство элеватора и предприятия по переработке зерна на 36 миллионов евро. До этого турецкая компания Polimex, строившая аэропорт в Ашхабаде и объекты к Азиаде-2017, заявила о долге Туркменистана перед ней в размере $800 млн. Недавно эта череда споров пополнилась новым эпизодом — в 2018 году стало известно, что Туркменистан не до конца рассчитался с белорусским предприятием «Белгорхимпром» за строительство Гарлыкского горно-обогатительного комбината. Ни один из этих споров пока не решился положительно для инвесторов.

  • С какой целью узбекские дипломаты угрожают выехавшим на ПМЖ лицам утратой гражданства

  • Зачем Узбекистану Superjet, от которого отказались все остальные страны. И которого боятся сами россияне

  • Эксперт по рынкам Нодир Нурматов прогнозирует, что инфляция в Узбекистане будет не ниже 12%

  • Самолеты больше не летают в Хорог. Сегодня туда ведет только «адская» дорога, которую не всякий одолеет