Монгол, говорящий по-русски

Как киргизских трудовых мигрантов принимают в Чехии
Женщины в сборочном цехе автозавода в Чехии. Фото с сайта Wikihow.com

Чехия, как и другие члены ЕС, сегодня остро нуждается в рабочей силе. Неудивительно, что страна открывает двери для трудовых мигрантов из стран, которые не входят в Европейский союз. Первая волна трудовых мигрантов из Киргизии уже устремилась в Восточную Европу.

Чех Павел Войкувка — директор и владелец APV Agency, которое занимается легальным трудоустройством иностранной рабочей силы на предприятиях Чехии.

По словам Павла, промышленных предприятий в стране хватает: здесь есть и старые, оставшиеся еще с социалистических времен, и новые, которые пока только строятся. Однако дело не в самих предприятиях. Главной проблемой промышленного роста страны стал глобальный дефицит рабочих рук. Официально в Чехии насчитывается не менее 250 тысяч безработных. И это при том, что спрос на рабочую силу на промышленных предприятиях составляет 500 тысяч человек.

На первый взгляд, ситуация выглядит довольно дико. С одной стороны, на рынке труда есть спрос, с другой — предложение. Что мешает трудоустроить эти 250 тысяч официальных безработных, зарегистрированных на бирже труда?

Загадка эта объясняется довольно просто. Не всякий безработный захочет пойти на тяжелую физическую работу где-нибудь на заводе или на фабрике. Закона о принудительном трудоустройстве нет.

Поэтому Чехия вынуждена приглашать иностранную наемную силу. Сюда в качестве трудовых мигрантов едут граждане Белоруссии, Украины, Монголии и других стран бывшего социалистического лагеря.

Кому уходят деньги?

В Чехии есть небольшой промышленный городок с символическим названием Мост. Здесь в панельной многоэтажке снимают квартиры киргизские трудовые мигранты. Компания из семи женщин проживает в трехкомнатной квартире, группа из пяти мужчин — в просторной двушке. Все они работают или работали на промышленных предприятиях Чехии и Словакии, а сюда попали в разное время благодаря агентствам по трудоустройству, открытом в Бишкеке.

Мигранты рассказали, что на чешских предприятиях, куда сегодня идут кыргызстанцы, есть работа для людей без квалификации, причем как для мужчин, так и для женщин — и самого разного возраста.

Оплата неквалифицированного работника из Киргизии составляет тут 5-6 евро в час. Производство не останавливается, многие предприятия работают 24 часа в сутки 7 дней в неделю, и люди выходят посменно.

Мигранты из Киргизии на съемной квартире в городе Мост. Фото автора

Большинство живущих в Мосте киргизских женщин трудятся сборщицами на японских автомобильных предприятиях, а также в колбасных цехах. Мужчины обычно работают на автопредприятиях немецкого концерна «Фольксваген», расположенного рядом со словацкой столицей Братиславой. Заняты они на самых разных направлениях — от разнорабочих до водителей фур.

Картина, на первый взгляд, возникает вполне благопристойная. Однако мигранты жалуются, что на «Фольксвагене» существует дискриминация при оплате труда. Со слов кыргызстанцев, иностранцам предприятие платит в час по 5-6 евро, а местным — до 12, причем за одну и ту же работу. Киргизские мигранты думают, что невыплаченные им деньги уходят как самому предприятию, так и посредникам.

Кстати сказать, о Киргизии и ее народе здесь мало кто знает. По словам самих киргизов, здесь их вообще принимают за монголов. Чехи и словаки не очень-то замечают разницу между азиатами. Если же среди азиатов вдруг возникает недовольство, от них попросту избавляются. Опасно высказывать возмущение или требовать справедливости — бригадиры или прорабы из местных в таких случаях грозятся немедленно уволить бунтарей и даже депортировать на родину.

— Они отлично знают, что на родине нас ждет безработица, мизерные зарплаты и полная безнадега, — с горечью говорит мне Максат (имя изменено. — Прим. «Ферганы»), которого недавно уволили с завода в Братиславе. Он живет в Мосте, надеясь получить новую работу, но Максата преследует постоянный страх, что его депортируют.

Однако, несмотря на все трудности, кыргызстанцы все-таки едут сюда, преодолевая множество барьеров: от бюрократически-коррупционных на родине до языковых, бытовых и культурных в Европе. И это понятно. В той же России простые мигранты едва ли могут рассчитывать на такие бытовые и финансовые условия. Так что надежда на светлое будущее преодолевает страх.

Комната в съемной квартире в городе Мост. Фото автора

Кстати, когда в Чехию приглашают мигрантов, предпочтение оказывают тем, кто хорошо знает русский. Это понятно: чешский и словацкий языки относятся к той же, что и русский, славянской ветви языков. И действительно, за неделю-две знающие русский язык киргизы адаптируются и начинают неплохо понимать чехов даже на работе — особенно если те говорят медленно. Таким образом, языковой барьер преодолевается довольно быстро. К тому же им помогают гаджеты, где есть онлайн-переводчики с чешского на русский и обратно. Это очень облегчает общение и с чешским руководством, и с местными службами, и просто в быту. Вдобавок женщины пытаются учить чешский по выходным дням, используя для этого интернет-курсы. Это тем более просто, что в их уютной просторной квартире есть скоростной Wi-Fi, подключенный к большому плазменному телевизору.

К слову сказать, здешние киргизки надеются не только заработать в Европе, но со временем и вывезти сюда своих детей. Здесь дети могут получить специальное или даже высшее образование, адаптироваться и влиться в общество как полноценные его члены. И это не просто мечты: удалось же немалой вьетнамской общине успешно интегрироваться в Чехии.

Цепкие руки отчизны

Но все это пока в планах, а сейчас людям приходится справляться с насущными проблемами. Очевидно, что у местных и мигрантов есть взаимные претензии друг к другу. В первую очередь связаны эти претензии с культурными и ментальными различиями жителей Средней Азии и Восточной Европы. При этом в конфликтах каждая сторона считает правой себя, однако последнее слово, как легко догадаться, остается за хозяевами.

Так, например, когда с автозавода под Братиславой были уволены несколько кыргызстанцев, они посчитали, что приглашающая сторона нарушила их права. Однако словацкая сторона имела основания быть недовольной теми, кого уволили: они систематически нарушали трудовую дисциплину, технику безопасности и установленные на предприятии правила.

Тем не менее, как рассказал владелец APV Agency Павел Войкувка, в целом чехи довольны мигрантами из Киргизии. В первую очередь это касается женщин, которые показали себя ответственными и дисциплинированными работницами.

Однако у его агентства, как и у других подобных фирм, имеющих дело с киргизскими мигрантами, есть большая проблема: выдача трудовых виз. Уехать из Кыргызстана в Чехию очень трудно. Дело в том, что в Киргизии нет ни посольства Чехии, ни даже консульского отдела для приема и выдачи документов. Таким образом, чтобы получить визу, кыргызстанцам приходится несколько раз ездить в столицу Казахстана. Однако такой способ получения визы и утомителен, и дорог: от Бишкека до Нур-Султана (Астаны) почти тысяча километров по прямой, особенно не наездишься. Да и времени это требует много, поскольку ожидание ответа может длиться месяцами. Решение проблемы, по мнению Павла Войкувки, лежит на поверхности: пришло время открыть чешское представительство или консульство непосредственно в столице Киргизии. Когда нужного работника приходится ждать месяцами, это ущерб и для работника, и для работодателя. В результате некоторые чешские фирмы вынуждены даже платить чиновникам, чтобы те ускорили движение документов.

Так или иначе, сегодня очевидна необходимость межгосударственного урегулирования трудовой миграции между Кыргызстаном и Чехией, тем более в этом заинтересованы обе страны.

Чынара Харьехузен
Читайте также
  • Какую компенсацию и от кого смогут получить родственники погибших в России узбекистанцев

  • Москвичи становятся на защиту мигрантов от произвола полиции

  • Как молодая семья таджикского музыканта попала в «Вилаят Хорасан»

  • Трудовые мигранты все чаще берут ипотеку в России