Православные соборы Ташкента

Видеолекция краеведа и историка Бориса Голендера

Очередная лекция ташкентского журналиста, историка и краеведа Бориса Анатольевича Голендера посвящена соборам православной церкви, расположенным в столице Узбекистана. Лекция записана в феврале 2015 года. Полная текстовая расшифровка — ниже.

Восточные православные церкви имеют двухтысячелетний опыт мирного сосуществования с другими конфессиями на земле. И проникновение христианства на территорию нынешнего Узбекистана относится еще ко времени сразу после воскрешения Спасителя.

Мы на старинных домусульманских денежных знаках находим несторианские кресты, находим в археологических раскопках христианскую символику на кулонах. Существуют так называемые намогильные камни – кайраки, где сирийским письмом и арабским письмом обозначены имена и деятельность христиан этой части планеты.

Поэтому появление Русской православной церкви в Туркестане, оно не вызвало каких-то особых противодействий, и в новом городе Ташкенте к началу XX века существовало более 30 храмов. Но большинство из этих храмов были домовыми церквями, очень небольшими, которые обслуживали воинские части, учебные заведения и некоторые другие учреждения. И даже вот этот вот огромный храм, который сегодня является Кафедральным Успенским собором, это в действительности домовая церковь Ташкентского военного госпиталя, которая была освящена во имя святого Пантелеймона еще в XIX веке. Правда, от той церкви уже практически ничего не осталось, кроме одного предела внутри Успенского собора, оставшегося так и пределом святого Пантелеймона.

Как известно, этот святой в православной церкви ответственен за выздоровление больных, раненых и поэтому он, конечно, не случаен здесь, около старинного Ташкентского военного госпиталя в районе нынешнего Мирабадского района. А все остальное – это было построено уже совсем недавно, после Второй мировой войны.

Вот это здание Успенского собора, оно в таком виде, как сегодня, появилось только в 1958 году.

Между прочим, во времена, когда глава советского государства Никита Сергеевич Хрущев активно воевал с церковью — это тоже Ташкент, его особенность — сумели получить государственные капиталовложения для восстановления и перестройки большого православного собора в Ташкенте. Потому что, кроме небольшой церкви-часовни на кладбище, православных храмов в Ташкенте вообще на тот момент не было. Перед войной все они были закрыты или уничтожены большевиками.

И вот этот огромный Успенский собор, который разросся еще в годы независимости, за это время руководил Ташкентской и Среднеазиатской епархией замечательный церковный историк, митрополит Владимир, который очень много сделал для того, чтобы превратить вот эту вот территорию вокруг Успенского собора в целое митрополичье подворье. Здесь теперь резиденция митрополита и новые здания для святой воды, для крещения, духовная семинария. Все это появилось в годы независимости в Узбекистане, а так скромный Успенский собор возвышался здесь, в районе Госпитального рынка, начиная с 1958 года. Своими золотыми куполами он украшал эту часть города. Не случайно он здесь расположен, потому что это место концентрации православного населения вокруг Госпитального рынка, вокруг Ташкентского вокзала.

И естественным образом эта доминанта, я бы сказал, православия в новом городе Ташкенте, она укоренилась именно здесь.

Я должен сказать, что нынешний владыка, руководитель митрополичьего округа митрополит Викентий очень много делает для того, чтобы окормляемая им Православная церковь в Узбекистане, чтобы она звучала бы в нашей жизни. В особенности он уделяет большое внимание пропаганде и созданию центра по изучению святого Луки, его произведений.

Святой Лука – это ташкентский профессор медицины Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, который в ранние советские времена был рукоположен в епископы Ташкентский и Туркестанский и потом много страдал от государственной власти. Трижды он бывал в ссылках и, несмотря на это, он продолжал свое научное и свое духовное служение. И в результате после его смерти, обретения святых мощей в Симферополе он был причислен к Лику православных святых. Так что ташкентцы имеют и в этой части духовной жизни свой вклад.

Но, кроме этого, я посчитал, что нужно рассказать людям о тех храмах православных, которые были в дореволюционном Ташкенте, которые в тяжелые революционные годы были уничтожены. И вот тогда с помощью Русской православной церкви удалось издать вот такой вот альбом «Вечный свет куполов. Старинные храмы Туркестанского края».

Значительную часть этой книги занимают редкие фотографии из моей коллегии, которые показывают нам пять приходских православных храмов Ташкента. Ни один из них до настоящего времени не сохранился, в том числе и помещенный на обложке собор Святого Сергия, где служил святитель Лука в 20-е годы XX века.

В настоящее время эта книга, конечно, за полгода разошлась, и теперь ее уже давно в продаже нет. Тем не менее ташкентцам многим мало знакома церковная история нового города Ташкента. И сегодня в нашей лекции мы постараемся показать хотя бы места, где стояли эти величественные православные здания, которые, конечно же, являлись архитектурными доминантами, они украшали город. Это были произведения выдающихся архитекторов разных, в том числе и ташкентских. К сожалению, сегодня даже следы их трудно найти в Ташкенте, но тем не менее и следы эти тоже есть.

Таким образом, православная жизнь в Ташкенте не затихает. И здесь вот, на территории митрополичьего подворья, перед Успенским кафедральным собором, всегда люди, и это говорит о том, что духовная составляющая русского общества, которое, конечно же, в значительной степени православное, она не прекращает быть в этом независимом государстве, которое очень бережно относится ко всем конфессиям, в том числе и к православию. И существует даже определенный конкордат, я бы сказал, согласие между Православной церковью Узбекистана и исламом.

Первый и второй соборы православные Ташкента были построены на Соборной улице, которая потом называлась Кауфманским проспектом, потом улицей Карла Маркса, а теперь это улица Сайилгох. Вот здесь, где перекрещивается эта улица с Самаркандской, ныне проспектом Шарафа Рашидовича Рашидова, и были построены первые два православных храма Ташкента. И самый старый из них, Иосифо-Георгиевский, напротив ныне стоящего дворца великого князя Николая Константиновича, был уже закончен вчерне в 1866 году. Он был построен из сырцового кирпича сначала, потом обложен уже жжённым кирпичом, нашим туркестанским, среднеазиатским, буро-желтого цвета. И неоднократно переделывался. К его постройке имели отношение разные архитекторы. Иосифо-Георгиевский собор был главным собором Ташкента на протяжении первых десятилетий существования нового города. И он был рассчитан почти на 800 человек.

В советское время в нем открыли кукольный театр, потом еще и пельменную. И храм исчез. Последние его остатки были уничтожены в конце XX века.

А вот военный Спасо-Преображенский собор, через дорогу построенный, прямо перед нынешним зданием сената, это величественнейшее здание, почти 20 лет его строили, разбирали как надо, не надо. По проекту академика Резанова архитекторы Погосский и Вильгельм Гейнцельман строили это здание – огромный собор, почти на две тысячи человек, с высокой колокольней, несколько десятков метров. Колокольня была между собором и белый домом, а белый дом как раз вот на месте нынешнего сената. Это огромное здание было главным собором православным Ташкента. Одновременно этот собор превратился в некрополь, потому что здесь были захоронены выдающиеся деятели Туркестанского края: два туркестанских генерал-губернатора, подполковник Василий Васильевич Обух, друг Достоевского и участник первого штурма Ташкента, тот же самый коммерсант Николай Иванович Иванов, знаменитый ташкентский купец, миллионер и заводчик. Многие-многие другие. Великий князь Николай Константинович уже в 1918 году. И вот этот некрополь вместе со всем собором в середине 30-х годов был уничтожен, взорван без всяких следов. Сегодня даже некоторые журналисты, не очень умелые и совершенно не знающие историю Ташкента, не могут точно показать место, где же все-таки собор находился. А собор находился прямо на площади перед белым домом, там, где теперь партер зеленой травки перед сенатом.

Вот помещения собора. Два собора и дали название Соборной улице. Сначала одним собором руководил иерей, потом он перешел в большой построенный собор в 1888 году, военный Спас-Преображенский собор был закончен и освящен. Знаменитый ташкентский священник, митрофорный протоиерей Андрей. Фамилия его была Малов. И он участвовал во взятии Ташкента в 1865 году, за что был даже награжден наперсным крестом на георгиевской ленте. Вот он и был настоятелем сначала Иосифо-Георгиевского, а потом военного Спас-Преображенского собора, первого и второго соборов православных города Ташкента.

Третий православный христианский храм в Ташкенте был построен в середине 1890 года. Это была церковь за пределами городской ташкентской черты того времени, в поселке Никольском, который построен был для переселенцев, русских крестьян и отставных солдат. Теперь это место называется Шор-тепа, это по дороге от метро «Буюк Ипак йули» до Тракторного завода. Высокий холм, вокруг которого и группировались домики поселка Никольского.

Храм был построен на средства знаменитого заводчика, коммерсанта Ташкента, потомственного почетного гражданина Николая Ивановича Иванова и имел вид такой, псковско-новгородской старинной церкви. Церковь эта возвышалась на холме, а вокруг нее располагались одноэтажные строения Никольского поселка.

Церковь в селе Никольском была освящена во имя святого Николая Чудотворца, покровителя русской земли, и соответствовала всем канонам церковного зодчества того времени. Пожалуй, это был самый красивый храм Ташкента — миниатюрный, небольшой, пятиглавый, он являлся несомненным украшением этой части города. Шор-тепа — эта часть города вошла в состав городской черты, теперь это, естественно, городская территория.

Но жизнь храма была недолгой. Это место облюбовали представители самого грозного ведомства послереволюционного Ташкента — НКВД. Храм был разрушен. Сохранились очень интересные фотографии некоего человека, который служил в этих войсках: с барабанным боем полк НКВД марширует около развалин никольского храма. И эти фотографии, пожалуй, последние после этих событий начала 30-х годов, храм был полностью разрушен, и холм застроен жилыми домами.

Место это легко угадать, потому что это самая высокая часть шоссе, дороги, которая теперь называется тоже Буюк Ипак йули или бывшего Луначарского шоссе.

Этот третий храм Ташкента представлял, конечно, большую архитектурную ценность. А сегодня мы можем ее увидеть только в книге. Вот в «Вечном свете куполов» я привел все известные мне фотографии этого памятника церковной архитектуры Ташкента.

К сожалению, многие ташкентцы даже вообще не представляют о том, что такой замечательный, выдающийся в архитектурном отношении храм существовал в нашем городе.

На площади Хамида Алимджана, как она сегодня называется, или Сергиевской площади, как она называлась до революции, произошли очень важные события взятия Ташкента. Именно здесь была первая военная стычка между войсками генерала Черняева и войсками Алимкула, парваначи, то есть генерала Кокандской армии. И в 1897 году на этой площади по замыслу архитектора Бурмейстера было решено поставить храм, православный храм во имя святого Сергия Радонежского. Ну, как вы помните, святой Сергий вдохновил когда-то войска Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

И этот храм строили ташкентцы, два брата-мусульманина, Сейид Гани и Сейид Карим Сейид Азимбаевы, знаменитые подрядчики, миллионеры, конечно, сыновья знаменитейшего тоже ташкентского общественного деятеля Азимбая Мухаммадбаева, который когда-то, во времена Черняева, возглавлял городское ташкентское самоуправление, махкама. И вот этот собор, удивительно красивый, занял как раз перекресток, тот перекресток, который сегодня занимает двухэтажный мост на площади Хамида Алимджана. Это было кольцо второй линии трамвая вокруг него, первоначально обходил, конка даже еще, не трамвая, а потом он только был продлен дальше по этой Пушкинской улице. И собор этот с 1897 года был оплотом Православной церкви в этой части города.

Учтите, что это было место, где жила ташкентская интеллигенция. Именно здесь, на улицах, вокруг Пушкинской улицы, это знаменитые тоже были улицы, Тургенева, Крылова, Толстого, Жуковского и так далее. Вот это был такой интеллигентный центр, в том числе и православный. И когда уже после революции возник церковный раскол, то церковь Святого Сергия Радонежского стала оплотом староцерковников, то есть сторонников настоящего, так сказать, исконного православия, не подчинявшихся указам большевистской власти. И именно тогда в этом соборе проповедовал будущий святой русской православной церкви – ташкентский профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, который в это время принял постриг, в начале 20-х годов, и был епископом Ташкентским и Туркестанским. Место его деятельности – собор Святого Сергия в Ташкенте.

Ну, а в 30-е годы большевики закрыли церковь, Лука, как известно, был сослан, а здесь не нашли ничего другого, как создать Клуб металлистов. Здесь недалеко находился механический завод, опытно-механический завод, он носил имя Ильича, теперь это НПО «Технолог». И, естественно, что тут возник Клуб металлистов. Вместо крестов на куполах Сергиевского собора появились большие фанерные красные звезды. Ну и в таком виде собор просуществовал недолго и был разрушен в конце 30-х годов. Таким образом, от этой, четвертой по счету православной церкви Ташкента, в настоящее время тоже практически ничего не осталось. Здесь только памятник Хамиду Алимджану.

Дело в том, что нелепая, трагическая смерть Хамида Алимджана произошла недалеко отсюда, уже в годы Второй мировой войны. Поэтому эта площадь теперь носит имя поэта и руководителя писателей Узбекистана в годы войны, поэта Хамида Алимджана.

Пятый приходской православный храм нового города Ташкента была построен в 1899 году по проекту замечательного ташкентского архитектора Георгия Михайловича Сваричевского. Он был построен при железной дороге, на средства, собранные с железнодорожных служащих и рабочих. Это был белокаменный, единственный ташкентский белокаменный храм, он был построен из привозного белого кирпича и внутри украшен очень замечательно. Потому что иконостас его делали сестры московского Новодевичьего монастыря. Храм украшался еще и тем, что он был электрическим освещением снабжен, единственный в Ташкенте. И смотрелся он очень здорово, потому что его было видно и с полотна железной дороги, и вот с этого моста через Салар. Канал Салар протекал рядом с храмом. Это была тоже архитектурная доминанта всего железнодорожного района. Даже существуют панорамы всего железнодорожного узла Среднеазиатской железной дороги, снятые с верхушки, с колокольни этого храма.

Но храм просуществовал, увы, недолго. В конце его существования им руководил Михаил Андреев, замечательный священник, прославленный в истории Русской православной церкви. Он пострадал за религиозные убеждения и погиб в сталинских застенках. А храм еще в конце 20-х годов был разрушен, естественно, как тогда писали в прессе, по многочисленным пожеланиям трудящихся.

Этот храм наименее известен в Ташкенте и даже его очертания многим коренным ташкентцам не знакомы.

Теперь на месте храма начинается вход в ташкентский Музей железнодорожной техники. И старинные паровозы – гордость технической музейной жизни Ташкента – стоят именно там, где когда-то проходили верующие. Храм, который был освящен во имя благовещения Пресвятой Богородицы.

Единственное сохранившееся до наших дней православное строение старого доброго Ташкента – это церковь-часовня, которая была построена и освящена 8 мая 1905 года. Фактически в первозданном виде она дожила до нашего времени, и был даже такой период, когда это была единственная православная церковь во всем огромном городе. Это в 20-е, 30-е годы.

Она совсем небольшая, много раз ремонтировалась, и внешний вид ее говорит сам за себя. Между прочим именно в этой церкви происходило отпевание великой русской актрисы Веры Федоровны Комиссаржевской в 1910 году, о чем сохранились даже фотодокументы. Так происходит и сегодня, это в основном часовня-церковь для отпевания на этом старинном Боткинском кладбище. Кладбище было построено еще в 1877 году. Именно с того времени здесь стали производить захоронения православные. Ну вот церковь-часовня появилась только в 90-е годы XIX века. И традиции, в которых построена эта церковь, тоже говорят сами за себя, потому что это все та же псковско-новгородская линия православной церковной архитектуры.

Я стою у самого старого из сохранившихся памятников православного зодчества в новом Ташкенте. Но это уже не новый Ташкент, это старый город. Именно там выглядит сейчас часовня, которая была поставлена на могиле русских воинов, погибших при штурме Ташкента. И эта часовня была здесь воздвигнута в 1886 году. Это Камаланское кладбище. Вообще говоря, кладбище это называется не Камаланским, а называется оно Ходжа Аламбардор. Огромная, ныне перестроенная мечеть здесь. Здесь много-много старинных захоронений, в том числе легендарный мазар, мавзолей Ходжи Аламбардора, знаменосца, который будто бы сопровождал пророка Мухаммада в его походах. Этот старинный мазар выше здесь по склону, а вот в этом месте была братская могила.

24 рядовыми и тремя младшими офицерами ограничились жертвы при штурме Ташкента со стороны отряда генерала Михаила Григорьевича Черняева. И штурм начался именно здесь, в районе Камаланских ворот. Это совсем недалеко от этого места, где мы стоим. Сейчас на месте этих ворот мост метро, ташкентский мост метро, линия, которая ведет из центра города на Чиланзар.

И вот здесь было решено составить мемориал, облагородить это место. Здесь был создан такой небольшой квадратный скверик, тоже с художественным, можно сказать, заборчиком таким. Ветераны занимались окормлением этого места. Были поставлены соответствующие надписи «Погибшие за други своя». И вокруг плиты были установлены такие пирамиды из артиллерийских ядер. А сама часовня внутри имела наполнение, конечно. Там были доски, на которых помещались имена и фамилии всех погибших, а также иконы и соответствующие надписи из Священного Писания. Здание было увенчано крестом. Даже центральные органы печатные России того времени публиковали реляции о том, как это вот здесь создавалось, как открывалось торжественно. В то время генерал-губернатором Туркестанского края был Николай Антонович Розенбах.

И вот этот памятник дожил, естественно, только до 17-го года, 1917 года. Потом значительная часть его была уничтожена, и вот эта улица, проложенная совсем недавно, сразу после Второй мировой войны, здесь на участках были построены жилые дома. Но как вы видите, жители этого района бережно сохраняют те остатки строения часовни, которая когда-то здесь стояла, и это очень хороший признак, это признак Ташкента. Потому что город наш многонациональный, многоконфессиональный и, как вы видите, даже в махалле старого города сохраняется вот такой вот небольшой православный памятник архитектуры. Ведутся переговоры о том, чтобы его восстановить в полном виде, но это дело пока что еще будущего.

Время, как транспортный поток, неудержимо движется вперед, и старый Ташкент уходит от нас в необозримое совершенно прошлое.

Уже сегодня трудно представить себе новый город Ташкент, каким он был всего 100 лет тому назад, так же как и православные памятники его, которые украшали город, составляли его гордость, в какой-то степени даже и главные здания архитектурные, доминанты, как говорят сегодня. Только фотографии и память людей остается в истории.

Но жизнь продолжается, и как был православный Ташкент 100-150 лет тому назад, так и памятники православного Ташкента сегодня существуют, они живут, они окружают нас. И в этом смысле можно сказать, что история Ташкента подобна вот такому шоссе, которое движется в будущее, неизменно сохраняя накал скорости. Поэтому сегодняшнее наше путешествие по местам, где ранее стояли православные храмы Ташкента, поможет представить нам то далекое время, потому что без этого старого нового города просто не существует.

  • На каком основании узбекские власти отобрали древний город у Афганистана

  • За три года после смерти Каримова ташкентская мечеть «Ислам-ота» так и не стала местом поклонения его памяти

  • Для кого снимают киргизские мультфильмы и где их можно посмотреть

  • На дне Арала прошел фестиваль электронной музыки «Стихия»