Правозащитники заявили о массовом вымогательстве денег в период сбора хлопка в Узбекистане

Сбор хлопка в Узбекистане. Фото с сайта Hrw.org

В период хлопковой кампании – 2018 в Узбекистане правозащитники зафиксировали факты массовых вымогательств – власти заставляли руководство предприятий и магазинов за свой счет отправлять сотрудников на поля или оплачивать услуги сторонних сборщиков. Об этом говорится в докладе Узбекско-германского форума по правам человека (UGF).

В документе рассказывается о принудительной отправке на плантации работников государственных органов и компаний. По данным UGF, сотни предприятий и организаций по всей стране посылали своих сотрудников на сбор хлопка или требовали оплатить работу других хлопкоробов. В том числе на поля вынужденно выходили представители крупных госкомпаний: «Узбекнефтегаз», «Узбекэнерго», «Узкимёсаноат», «Узметкомбинат», «Уздонмахсулот», «Узшаробсаноат» и «Узбеккумир». Кроме того, сбором урожая занимались сотрудники правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, военные, о чем, как подчеркивают правозащитники, не могли не знать в центральном аппарате правительства.

Отмечается, что в начале кампании, в сентябре, когда сборщики могут заработать больше всего, количество добровольцев на полях было значительным. Однако с ухудшением погодных условий и приближением окончания страды (ноябрь) хлопок собирали в основном по принуждению. Кроме того, работников госпредприятий направляли в малонаселенные районы, чтобы компенсировать отсутствие местной рабочей силы.

«Общий объем, разделенный на среднесуточный сбор, показывает количество сборщиков в день. Например, правительство сообщило, что 12 ноября общее количество хлопка, собранного по всей стране, составило 8059 тонн. По состоянию на 12 ноября на полях оставалось мало добровольцев. Сборщики могут собирать в среднем от 10 до 20 кг в день, а это значит, что в тот день около 400 000 — 800 000 человек собирали хлопок, причем значительное большинство из них работали принудительно», – говорится в докладе UGF.

Ключевым фактором использования принудительного труда стали установленные государством квоты по сбору урожая. В ходе кампании более 100 чиновников получили нагоняй за невыполнение плана, некоторые лишились своих должностей. Вместе с тем свыше 200 представителей органов власти были наказаны за применение принудительного труда. Однако правительство не привело подробности, не сообщило имена, должности, вид нарушения или размер штрафов. «Столкнувшись с выбором между невыполнением квоты или использованием принудительного труда, чиновники прибегают к принудительному труду перед лицом таких угроз наказания, как увольнение с работы», – считают аналитики.

Вместе с тем эксперты UGF отметили положительные моменты: чиновники прекратили выгонять на поля студентов, в массовом порядке перестали использовать труд учителей и врачей. Министерство занятости и трудовых отношений Узбекистана поддерживало диалог с правозащитниками и гражданскими активистами. Однако в период сбора урожая были случаи, когда милиция и местные власти вмешивались в деятельность независимых экспертов, включая наблюдателей UGF.

«В 2018 году принудительный труд оставался системной проблемой, поскольку его структурные основы оставались на месте. Правительство еще не провело необходимых глубоких реформ, в частности, в системе государственных закупочных цен или системе квот, которая является основным двигателем принудительного труда», – заключают авторы доклада.

О намерении полностью исключить принудительный труд в период хлопковой кампании правительство Узбекистана заявило в прошлом году. Тем не менее не обошлось без сообщений о нарушениях прав человека. В Андижанской области местные власти выгнали на поля работников предприятий сферы ЖКХ и компании «Узбектелеком», в Ферганской области чиновники заставили заниматься сбором хлопка фермеров, специализирующихся на выращивании овощей. Правозащитники и СМИ также зафиксировали десятки инцидентов с привлечением к сбору урожая учителей, работников культуры, сотрудников правоохранительных органов и представителей других профессий, не относящихся к сельскому хозяйству.

Международная организация труда (МОТ) предоставила данные, согласно которым в Узбекистане 93% сборщиков добровольно согласились участвовать в хлопковой кампании – 2018. Однако международная коалиция Cotton Campaign («Хлопковая кампания») опровергла выводы МОТ, сообщив, что использование принудительного труда носило систематический характер.

  • В Узбекистане прозвучала команда «снять кандалы». Как это изменит систему регистрации?

  • В шелтерах Кыргызстана можно спрятаться от домашнего насилия. Ненадолго

  • Узбекистанцы отвечают на снос жилья крайними мерами

  • Туркменскому президенту напомнили, что у некоторых политзаключенных закончились тюремные сроки. Выпускайте!