Решить (не)легко?

Стабильность в Центральной Азии зависит от того, как скоро Таджикистан и Кыргызстан завершат пограничный спор
Архивное фото. Фото: Нозим Каландаров/ТАСС

Вместо предисловия

Территориальные споры в Центральной Азии (ЦА) являются одной из самых сложных и болезненных проблем, которые достались бывшим советским республикам в качестве наследства от СССР. Они не только негативно сказываются на межгосударственных отношениях республик, стабильности ситуации в регионе, но, сдерживая процесс формирования новых экономических отношений, мешают нормальному развитию реформ, созданию новых механизмов интеграции, от чего зависит экономическое развитие стран ЦА и благосостояние населения.

Большая часть приграничных споров приходится на зону Ферганской долины, отличающейся высокой плотностью населения, его расслоением по национальному признаку, что приводит к территориальным спорам и конфликтам.

На территории Ферганской долины граничат три области Узбекистана, три области Кыргызстана, одна область Таджикистана. Следовательно, титульными нациями здесь являются узбеки, кыргызы и таджики. В целом в этом регионе сегодня проживает более 18 млн. населения. Наличие большого количества спорных территорий превратил регион в возможный очаг большого межэтнического конфликта. Несколько раз в зоне Ферганской долины вспыхивали межэтнические конфликты, охватившие большие территории, но каждый раз их удавалось быстро локализовать. Если Узгенские события 1998 года, Ошские и Джалалабадские события были внутренними конфликтами Кыргызстана, то межэтнические столкновения на границе Узбекистана и Кыргызстана в 2021 году, кровавые события на границе Таджикистана и Кыргызстана в 2021 и 2022 годах, могли перерасти в войну, не прояви сдержанность политическое и военное руководство стран. И причиной последних событий были пограничные споры.

Опыт Кемпирабада и Фархадской ГЭС нужно применять на «Головном»

Несмотря на всю сложность приграничных вопросов, порой напоминающих неразрешимую головоломку, несколько лет назад Таджикистан и Узбекистан нашли решение имущественного и территориального спора вокруг участка границы между Бекабадом и Спитаменом. Речь шла не только о принадлежности территории, но и статуса Фархадской ГЭС, эксплуатировавшей длительное время Узбекистаном. Пришли к взаимоприемлемому решению: Узбекистан признал, что территория, где находится Фархадская ГЭС и плотина, одновременно служащая водораспределительным узлом для ирригационных систем двух стран, относится Таджикистану, а Таджикистан в свою очередь заявил, что не имеет претензий на гидроэлектростанцию. Одновременно стороны договорились, что персонал гидроэнергетического сооружения, имеющий гражданство Узбекистана, может свободно пересекать таджикско-узбекскую границу. В 2018 году Таджикистан и Узбекистан в нескольких других участках границы нашли выход из тупиковой ситуации и почти согласовали весь периметр границы.

Все вопросы удалось разрешить мирным путем, за столом переговоров. Такие благоприятные условия сформировались благодаря приходу к власти Шавката Мирзиёева, прагматичного политического и государственного деятеля.

Благодаря Мирзиёеву решился и многолетний пограничный спор между Узбекистаном и Кыргызстаном вокруг анклавов, транспортных коммуникаций, связывающих проживающее там население с исторической страной. В декабре 2022 года была поставлена точка над вопросом о принадлежности Кемпирабадского водохранилища, которое было построено на территории Кыргызстана для орошение в основном узбекских земель. Несмотря на многочисленные протесты впервые проявил решительность и волю, и президент Кыргызстана Садыр Жапаров.

В условиях, когда нерешенность пограничного спора между Таджикистаном и Кыргызстаном создает большую напряженность в регионе, было бы целесообразно сторонам использовать имеющийся опыт в споре о статусе ирригационного сооружения «Головное», транспортных коридоров для Лейлекского района Кыргызстана и таджикского джамоата Ворух. Как собираются стороны решить пограничный спор, длящийся уже более 20 лет, уже в 2023 году, пока неизвестно, хотя об этом заявляет президент Кыргызстана Садыр Жапаров.

Определившись с границами, сохранив дружественное отношение с соседями, страны получают хорошие перспективы для интеграции

Обмен ратификационными грамотами Договора об отдельных участках узбекско-кыргызской государственной границы и подписание декларации о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между Кыргызстаном и Узбекистаном в ходе визита Президента Шавката Мирзиёева в Бишкек в этом году преподносится официальным Ташкентом как историческое событие. Возможно, потому, что напряженность на границе всегда отвлекали силы, средства, создавали препятствия для реализации многих важных проектов.

«Полное урегулирование вопроса демаркации и делимитации границы, безусловно, сыграет важную роль в развитии двустороннего сотрудничества и приграничных обменов, будет способствовать укреплению стабильности и безопасности в нашем регионе», — заявил сам Мирзиёев 26 января нынешнего года во время своего визита в Бишкек.

По мнению таджикского политолога Шерали Ризоёна, не случайно Узбекистан уделяет этому событию большое внимание. Сегодня реализация больших проектов по прокладке международных транспортных коридоров, в том числе железных дорог, пересекающих территории Узбекистана и Кыргызстана, нуждаются прежде всего в стабильности ситуации на границе. И межгосударственные отношения должны быть теплыми и доверительными, считает Ризоён.

«Узбекистан – единственная страна в Центральной Азии, которая граничит со всеми странами региона. Сегодня Узбекистан закрыл пограничный вопрос со всеми своими соседями, что открывает перед этой страной новые возможности в направлении углубления регионального сотрудничества в Центральной Азии», — считает политолог.

По его словам, визит Мирзиёева в Кыргызстан в четвертом квартале 2022 года дважды откладывался по разным причинам, что свидетельствует о наличии внешнего фактора. Однако политическую воля Ташкента к решению пограничной проблемы оказалась сильна и несгибаема.

Жапаров говорит, что пограничные вопросы он решит и с Таджикистаном

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров намерен решить пограничный вопрос и с Таджикистаном в ближайшее время. Еще осенью он говорил о решении вопроса до конца 2022 года. Однако, ныне он называет иной срок – лето 2023 года.

Может не все пока получается, но главное, чтобы была воля, считает Ризоён.

«Жапаров оказался тем лидером Кыргызстана, который сдержал одно из своих предвыборных обещаний. Подписанные с Узбекистаном соглашения свидетельствуют о том, что руководство Кыргызстана нацелено на решение пограничного вопроса со всеми своими соседями. Теперь нужно завершить и закрыть вопрос о таджикско-кыргызской границе»,- заявляет Ризоён.

Напомним, что в декабре 2022 года Президент Кыргызстана Садыр Жапаров в ходе рабочего визита в Баткенскую область заявил о намерении завершить демаркацию и делимитацию кыргызско-таджикской границы к лету 2023 года.

Оптимизм Жапарова не все разделяют

По словам российского журналиста и эксперта Аркадия Дубнова, пограничные вопросы между Таджикистаном и Кыргызстаном в ближайшее время вряд ли удастся решить. Он сомневается в их решении из-за позиции Таджикистана.

«А вот здесь [в вопросах подписания соглашения между Кыргызстаном и Таджикистаном] я не могу быть оптимистом и уже не раз повторял свою позицию… решения в ближайшее время по границе с Кыргызстаном, удовлетворяющее обе стороны, не будет принято. Я в последнее время еще раз ознакомился с документами, которые демонстрируют в Душанбе, … и я там не вижу готовности к конструктивному и компромиссному решению этой проблемы. К сожалению, реальность такова…», — сказал политолог в интервью телеканалу «Настоящее время» (СМИ признано властями Российской Федерации иноагентом, указываем по требованию российского законодательства) 27 января нынешнего года.

Таджикский политический обозреватель Негматулло Мирсаидов говорит, что «Таджикистан не имеет никаких притязаний к чужим землям, руководство страны настаивает только на возвращении незаконно отошедших Кыргызстану своих земель и только».

Мирсаидов согласен с Дубновым лишь в том, что добиться за короткий срок полного описания оставшейся трети периметра границы вряд ли возможно.

«Однако, нужно признать, что сам факт стремления президента Кыргызстана к завершению пограничного спора — добрый знак, если разумеется, Жапаров осознал, что с помощью военной силы вопрос не решить».

На границе идет работа, новых данных пока нет

Глава Согдийской области Раджаббой Ахмадзода на пресс-конференции по итогам 2022 года, коснувшись состоявшейся 2 февраля встречи с руководством Баткенской области в джамоате Хистеварз Бободжон Гафуровского района, сообщил журналистам, что в приграничной с Кыргызстаном территории возобновила свою деятельность рабочая комиссия по демаркации делимитации. Однако, судя по доведенным до сведения журналистов данным, ускорения процесса пока не наблюдается. Согласовано чуть более двух третей периметра границы двух государств, который по разным данным составляет от 971 до 989 км. Еще предстоит описать порядка 300 км границы. Ахмадзода отметил, что встреча прошла в деловой атмосфере.

Председатель Согдийской области затронул еще один важный вопрос – тревогу и обеспокоенность жителей ряда приграничных населенных пунктов Таджикистана тем, что в непосредственной близости от них слышны часто звуки выстрелов из стрелкового и тяжелого оружия, иногда наблюдаются полеты дронов и беспилотных летательных аппаратов.

«Мы все это не только донесли до сведения кыргызской стороны, но с командованием пограничных войск соседней республики обсудили сложившуюся ситуацию. Нас заверили, что в дальнейшем никаких военных учений вблизи границы не будет проводиться. Любые полеты БПЛА и дронов также запрещены», — сообщил Ахмадзода.

О позитивной тенденции в работе Межправительственной Комиссии по демаркации и делимитации границы заявил и министр иностранных дел Кыргызстана Жээнбек Кулубаев в эфире «Биринчи радио» в январе этого года.

По его словам, положительная динамика в решении приграничной проблемы стала заметной еще в конце 2022 года.

«Очень долго мы вели закрытые переговоры. Сейчас ситуация уже выправляется. Есть взаимопонимание и с таджикской, и с нашей стороны, что все-таки нам надо закончить переговоры по границе. Думаю, в этом году мы этот вопрос продолжим в более активном темпе», — заявил Кулубаев.

Нужно отказаться от упреков и взаимных обвинений

Более 20 лет Таджикистан и Кыргызстан ведут переговоры, чтобы урегулировать пограничные вопросы. За это время в Кыргызстане сменилось пять президентов. Сейчас у власти шестой – Садыр Жапаров. Излишнее затягивание процесса демаркации и делимитации привело к тому, что были разрушены устои дружбы двух народов. Стали закрываться дороги, рынки, свертываться торговые отношения. Люди перестали встречаться, общаться. За это время выросло целое поколение. Стали чаще возникать конфликты, которые стали приобретать политические оттенки. Появились люди, которые ради своей выгоды, как политической, так и материальной, стали умело управлять толпой. А последствия известны – два межэтнических конфликта, приведшие к большому кровопролитию. Во время событий апреля-мая 2021 года и сентября 2022 года погибли десятки военных, мирных граждан, включая беременных женщин, детей. Сотни людей остались без крова, десяткам тысяч граждан пришлось покинуть зону боевых действий и стать беженцами. Несмотря на зашкаливавшую ненависть друг другу, кыргызы и таджики, прежде всего высшее политическое и военное руководство стран нашли в себе мужество остановить войну. Все же разум победил, хотя в те дни еще стороны не переставали обвинять друг друга в случившемся.

20 сентября 2022 года, всего через пять дней после кровопролития, президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров, использовав высокую трибуну ООН, обвинил Таджикистан в агрессии против его страны:

«…в апреле 2021 года произошла масштабная неспровоцированная агрессия вооруженных сил Таджикистана на нашу территорию, в результате чего погибли наши 36 гражданских лиц…

…14, 15 и 16 сентября текущего года произошли масштабные боевые столкновения на юге Кыргызстана. Нарушив все ранее достигнутые договоренности, таджикская сторона атаковала пограничные и гражданские объекты по всему периметру кыргызско-таджикской госграницы», — в частности заявил тогда Жапаров..

Это вопреки тому, что именно из уст дуэта Жапаров – Ташиев неоднократно звучали предупреждения о возможном применении военной силы для решения пограничного вопроса. Именно кыргызская сторона вела активные военные приготовления с приобретением ударных беспилотных летательных аппаратов, проводя в непосредственной близости границ Таджикистана военные учения. И массированному обстрелу населенных пунктов Таджикистана подвергли именно кыргызские военные. Тем не менее, Жапаров эффект произвел, создал ложное общественное мнение. Многие вряд ли будут когда-либо дознаваться, кто на самом деле совершил агрессию. Важно, что первым сказал, первым обвинил. Однако и без ответа обвинения нельзя было оставить.

Через три дня, 23 сентября 2022 года наступила очередь Таджикистана. С трибуны Генеральной Ассамблеи ООН выступил министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин. Глава дипломатического ведомства Таджикистана в отличие от Жапарова не сыпал обвинения в адрес кыргызской стороны, а с достоинством привел аргументы и факты, кто готовился к войне и, кто совершил на самом деле агрессию.

Руководство соседней страны в своем выступлении упомянуло о гибели своих граждан и материальном ущербе, создавая ложное впечатление, что трагедия на границе коснулась исключительно их. Факты говорят о другом. В результате военной агрессии со стороны Кыргызстана были убиты более сорока и пострадали около двухсот мирных жителей Таджикистана. Среди них беременные женщины, дети, старики, врачи, а также правоверные мусульмане – участники траурной церемонии в мечети, — сказал Сироджиддин Мухриддин с трибуны Генассамблеи ООН.

«Кроме пограничных объектов, разрушению подверглись школы, больницы, культовые сооружения, жилые дома, инфраструктура и коммуникации. Так кто же агрессор?», — заключил таджикский министр.

Министр иностранных дел Таджикистана впервые обнародовал официально, что Кыргызстану в период с 1959 года по 1991 год незаконно отошло 2110 кв.км территории Таджикистана.

«Пограничные вопросы не решаются популистскими заявлениями и созданием кризисных ситуаций. Необходима ежедневная, вдумчивая, совместная работа, опирающаяся на политическую волю сторон», — сказал тогда Сироджиддин Мухриддин.

Чтобы тогда не говорили представители сторон, все осталось позади. Пограничные вопросы необходимо решать. Поэтому стороны встречаются, обсуждают проблемы, стараются создать более благоприятные условия для деятельности рабочих комиссий, в целом Межправительственной Комиссии по демаркации и делимитации.

Камень преткновения

О том, что для решения пограничного спора нужна воля, стороны говорят постоянно. И президент Садыр Жапаров, и министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин с трибуны Генассамблеи ООН говорили о наличии у сторон воли к решению территориальных вопросов. Воля, наверняка, есть и у глав Межправительственной Комиссии Саймумина Ятимова и Камчыбека Ташиева, но почему-то стороны никак не могут выйти из тупика, как только начали обсуждать проблему спорных территорий вблизи или в самих населенных пунктах. О том, что населенные пункты расположены в шахматном порядке, что есть силы, препятствующие переговорам, что стороны не особо хотят, чтобы был решен вопрос, говорят и пишут много. Но о том, что главным препятствием является отсутствие критерия или каких-то конкретных критериев, обычно не распространяются.

По мнению эксперта из Душанбе стороны должны урегулировать приграничный спор путём дипломатии и переговоров на основе официальных документов.

Абдуллохи Рахнамо

«Одно из решений состоит в том, что политическая воля для решения того же вопроса должна быть заложена в документах. В документации все понятно. Для приведения фактического положения границ в соответствие с официальными в границах должны быть сделаны изменения и уступки. Но если этого не сделать, то эта дискуссия затянется до конца. Потому что документ – это единственный источник, на котором мы можем указать предмет переговоров, предмет переговоров, пределы разговора. Потому что если мы не будем опираться на документы, каждая сторона может утверждать, что-то или иное было от нас. Потому что эта область очень сложная. Кыргызский и таджикский народы, вообще все народы края веками жили в тесном родстве. Если мы основываемся на истории, на культуре, цивилизации или других характеристиках, претензии можно предъявлять к каждому региону. В частности, для таджикского народа, который является коренным и древним народом этого региона и владеет многими ценностями этого региона. Он автор многих ценностей этого региона. Поэтому нам сложно использовать эти исторические, политические, культурные и ценностные претензии в этом пограничном вопросе. Основная опора – документы, те документы, которые определяли границу и были утверждены на уровне как республик, так и Советского Союза. Там все понятно, и я верю, что, опираясь в основном на те же документы, они придут к соответствующему решению»,- сказал политолог Абдуллохи Рахнамо.

Политический обозреватель Негматулло Мирсаидов считает, что стороны прежде всего должны определиться с критерием рассмотрения статуса территорий и договориться об уступках.

Негматулло Мирсаидов

«Без уступок решать споры невозможно. Это нонсенс. Допустим, Таджикистан делает уступки в плане признания тех участков земель, где находятся сооружения, построенные Кыргызстаном в советское время по экономическим соображениям или идут на уступки, признавая принадлежность Кыргызстану заселенных участков. Кыргызстан в свою очередь по доброй воле должен вернуть свободные от населения земли, которые в силу разных обстоятельств сегодня находятся под его контролем. Ведь невозможно никогда прийти к согласию, если мы лишаем людей возможности свободного передвижения, пользования пастбищами, водными источниками, если они ими пользовались исторически. Это тупик. Это именно то, что сегодня происходит на границе», — считает Мирсаидов.

Прозрение и переосмысление

Негматулло Мирсаидов считает, что события 2021 и 2022 годов на границе Таджикистана и Кыргызстана, когда с двух сторон погибло около 150 человек и несколько сотен были ранены, должно было побудить стороны как можно скорее завершить процесс демаркации и делимитации границ, подписать Договор о границе. В не меньшей степени в этом заинтересовано население, которое устало скитаться, жить в постоянной тревоге.

«Убежден, что два кровавых события последних лет заставили переосмыслить свой подход к пограничной проблеме обе стороны. Наверняка, представители сторон осознали, наконец, что проблему границы нельзя решить войной, силовым путем. Война, это кровопролитие, это хаос, это разрушения, это беженцы! Поэтому, если начнется война, ожесточенная война, надо иметь в виду, что это не будет войной между Таджикистаном и Кыргызстаном. Есть силы, которые ждут и не дождутся беспорядков, чтобы достичь своих геополитических интересов. Поэтому под разным предлогом они вклинятся в этот конфликт. Тогда будет пылать вся Ферганская долина, может и вся Центральная Азия. Вот почему нет альтернативы миру, безопасности, переговорам за столом».

А для того, чтобы быстрее решить вопрос, возможно, придется прибегать к непопулярным решениям.

«Одним из таких решений является переселение людей. Там, где переплетаются улицы, дома, при возможности население нужно переселить во избежание возможных конфликтов из-за последствий ими пережитого. Для этого нужны финансы, более предпочтительные условия, чтобы люди согласились к переселению. Нужно применять и метод обмена территориями. Так можно добиться более прямых линий границ, более удобных для передвижения и контроля. Главное, предусмотреть заключение соглашений по водопользованию, транспортным коммуникациям, чтобы предупреждать в будущем возможные конфликты по водоразделу, передвижению, ремонту автодорог, что и служило раньше почвой для различных инцидентов», — сказал Мирсаидов.

Озод Мелибоев, журналист

Данный материал подготовлен в рамках проекта DW Akademie при финансировании МИДа Германии (Auswärtiges Amt). Взгляды, выраженные в данной статье, принадлежат автору материала и не отображают мнение Deutsche Welle/DW Akademie.

Читайте также
  • Очереди на узбекских газозаправках обернулись стычками между автомобилистами

  • Казахстанский журналист Лукпан Ахмедьяров выпустил документальный фильм про Кантар

  • По следам Кантара — «январских событий» в Казахстане

  • Как власти Кыргызстана с помощью судебной машины репрессируют независимую прессу