Украшение фасада

Жителей Душанбе вынуждают сдавать деньги на покраску домов. Ремонт подъездов не обещают
Старые многоквартирные дома в Душанбе. Фото "Ферганы"

В то время как большая часть жителей Душанбе озабочена восстановлением доходов после вынужденного простоя из-за пандемии, поисками работы или дополнительного заработка, местные коммунальщики приступили к своей любимой «забаве» — выколачиванию из населения денег на ремонт зданий.

Дело это не новое — еще в прошлом году с душанбинцев начали требовать деньги на покраску фасадов жилых домов. Тогда это вызвало большое возмущение, соцсети переполнились гневными постами. Теперь, когда жить стало еще тяжелее из-за пандемии, возобновившийся сбор денег поднял новую волну негодования.

Далеки они от народа

Сейчас в Таджикистане многим приходится, как говорится, потуже затянуть пояса, поскольку денежные переводы мигрантов уменьшились вдвое, а безработица в стране увеличилась. Как отмечают эксперты Всемирного банка в очередном обследовании за май 2020 года, более 41% домохозяйств в республике экономят даже на еде (этот показатель вырос на 17% по сравнению с 2019 годом).

Еще в мае 2018 года президент страны Эмомали Рахмон распорядился разработать и реализовать план работ по благоустройству в честь 30-летия Таджикистана, которое будет отмечаться в сентябре 2021 года. К этой дате по всей стране было запланировано построить 20,2 тысячи различных объектов. В распоряжении говорится, что юбилейные объекты возводятся за счет госбюджета и частного сектора. Президент почти в каждом своем обращении и выступлении призывает «предпринимателей, меценатов, людей щедрой души, рядовых жителей и каждую семью придавать серьезное значение реконструкции, обновлению, чистоте и благоустройству улиц и проспектов всех населенных пунктов».

Перекладывание на плечи бизнесменов части задач по благоустройству — давняя «традиция» властей. Но после указа 2018 года началось беспрецедентное давление и на обычных жителей. Так, с 2019 года в Душанбе работники дорожно- и жилищно-эксплуатационных управлений (ДЭУ и ЖЭУ) начали последовательно обходить квартиры и требовать с жильцов деньги на покраску фасадов их домов независимо от числа жильцов и их материального положения. Причем в суммах не стеснялись. По сообщениям жителей, в центре и престижных микрорайонах требовали по 400-600 сомони ($40-60) с квартиры, в микрорайонах на окраинах столицы — по 150-300 сомони ($15-30). Люди были шокированы, ведь в стране минимальная зарплата составляет 400 сомони ($40), а средний уровень пенсий — 303 сомони ($30).

Первая реакция — возмущение и отказ. «Мы платим ЖЭУ более 20 лет, в последнее время в год около 300 сомони. Но они не проводят никаких ремонтных работ в домах, нам все приходится делать за свой счет: ремонтировать подъезды, крыши, трубы и подвалы. Неужели они за столько лет не накопили средств на покраску домов?» — негодует житель 112-го микрорайона Саид Насыров.

Покраска фасада дома в Душанбе. Фото "Ферганы"

«У ЖЭУ нет прав требовать дополнительные деньги с жителей. Произвести окраску — задача городских властей. Я уверен, что, когда об этом беззаконии узнает Рустам Эмомали (сын президента и мэр Душанбе. – Прим. «Ферганы»), работники ЖЭУ будут привлечены к ответственности. Думаю, в год президентских выборов правящая семья не хочет снизить свою репутацию», — отмечает житель района «Гипрозем» Анвар.

«Городские и районные власти обязаны следить и своевременно проводить косметические ремонты фасадов жилых домов, от этого зависит вид города и столицы. Это их обязанность», — считает Гулсун Назарова.

Замдиректора Союза потребителей Таджикистана (СПТ) Фаридун Шоинбеков уточняет, что покраска фасадов действительно оплачивается владельцами квартир в многоквартирных домах. «Однако ни в одном документе не существует требования производить ее немедленно и тем более принуждать жильцов сдавать на это деньги», — говорит он.

Зампред не подтверждает, но просит помощи

Большая часть жителей отказалась платить, считая, что они и так оплачивают работу ЖЭУ. Посыпались жалобы на незаконные дополнительные поборы в районные хукуматы (администрации.Прим. «Ферганы») и СМИ. Год назад, в конце июля 2019-го, на очередной полугодовой пресс-конференции заместитель мэра Душанбе Махмадсаид Зувайдзода однозначно заявил, что собирать средства у жильцов на ремонт фасадов домов незаконно. Он также пояснил, что в связи с поступающими жалобами к нарушителям были приняты меры.

В то же время Зувайдзода отметил, что мэрии не хватает средств на ремонт всех домов, и сообщил, что из 4,8 тысячи многоэтажек в Душанбе будут покрашены около половины — 2,5 тысячи — за счет городского бюджета, местных предпринимателей и добровольцев.

Отметим, что бюджет Душанбе — самый крупный среди городских и районных бюджетов в стране и практически всегда бездефицитный. В 2020 году он составляет 3,1 млрд сомони ($310 млн), в его расходах щедро заложены средства на ЖКХ, составляющие 778 млн сомони ($78 млн). Также 25 млн сомони ($2,5 млн) выделены на культмассовые мероприятия — эти средства из-за отмены многих мероприятий в связи с пандемией коронавируса можно было бы перекинуть на другие цели, в частности на ЖКХ. Однако о пересмотре столичного бюджета властями не упоминается. Наверное, поэтому слова Зувайдзода о незаконности сборов ничего не изменили в поведении столичных «благоустроителей», и работники ЖЭУ не утруждают себя поисками «предпринимателей и добровольцев», а пытаются «задействовать» всех подряд владельцев квартир.

Не добровольцы? Ждите милиционера и прокурора

Отказаться от неформального платежа, даже зная о его незаконности, достаточно сложно, поскольку сотрудники коммунальных служб действуют напористо, привлекая старших по дому и работников правоохранительных органов.

«Я отказался платить, сославшись на слова зампреда Зувайдзода, но это не произвело никакого действия. Сотрудник ЖЭУ повторил: сбор денег — решение хукумата Душанбе, и все обязаны его выполнить, но при этом документа не представил», — рассказывает пенсионер Алишер Мусаев из дома по улице Дониш.

Вырубка деревьев для расширения улицы в рамках благоустройства. Фото "Ферганы"

Его пенсия составляет всего 240 сомони ($24), и для него платеж в 350 сомони неподъемный. Пенсионер надеялся, что ему сделают снисхождение. Но этого не произошло.

«Они вновь пришли, теперь уже с участковым милиционером, и чуть не взломали мою дверь, требовали деньги, разговаривали грубо, на повышенных тонах, угрожали штрафом. Чтобы не нервничать и не испытывать унижения, пришлось назавтра занять у родных и отдать им», — жалуется он.

Об угрозах милицией, прокуратурой и даже судом сообщают и другие жители. Пенсионерка Нигина проявила твердость и деньги не отдала. Дом покрасили, но участок стены ее квартиры пропустили, и теперь на фоне свежей ярко-желтой краски остался серый квадрат. «Лучше бы я заняла и отдала. Теперь соседи меня называют жадиной и упрекают, что из-за меня испортился вид дома», — сетует Нигина.

В настоящее время споры и скандалы вокруг сборов на ремонт фасадов происходят во многих спальных микрорайонах Душанбе. Однако большинство жителей, поворчав и повозмущавшись, предпочитают отдать деньги, действительно опасаясь прихода прокурора или милиционера.

«Я понимаю, что дома на протокольных улицах должны выглядеть празднично. Но наш 63-й микрорайон — это окраина столицы, дома расположены внутри квартала. Кому нужно это украшательство на пару месяцев? Во многих подъездах — грязные стены, нет света, окон и дверей. Зимой холодно, летом жара невыносимая. Вот куда надо вкладывать деньги, а не на внешнюю покраску. Я пыталась говорить об этом старшему по дому и ЖЭУ, но бесполезно», — разводит руками домохозяйка Хакика.

За что берет деньги ЖЭУ

Жительница Душанбе Мамлакат показывает квитанции 40-летней давности и рассказывает: «Мне уже не верится, что когда-то мы так цивилизованно оплачивали услуги: нам присылали счета, где сумма была расписана по 10 графам, включая квартплату, отопление, воду и канализацию, газ и другие расходы. За квартал это составляло около 30 рублей, которые мы оплачивали через сберкассу. Домой никто из ЖСК (жилищно-строительный кооператив.Прим. «Ферганы») не приходил, но зато регулярно проводился ремонт крыши, подвальных труб и задвижек. Можно было вызвать по телефону слесаря или электрика. Бывало, им доплачивали немного, в пределах 1-2 рублей, но это не было обязательным».

Обретение независимости изменило — а вернее, нарушило — весь порядок взаимоотношений между владельцами квартир и коммунальными организациями.

«Помню, в 1993 году сотрудники ЖЭУ заявили нам, чтобы мы приносили деньги им в управление, а не платили в кассы. Позже по квартирам стали ходить работники водоканала, горэлектросети, газовики, налоговой службы, и все требовали платить им наличными, тут же выписывая квитанции. Впоследствии оказалось, что многие из них присваивали деньги, и квитанции были недействительными.

Еще к середине 1990-х годов все жильцы выкупили квартиры в собственность. Все коммунальные услуги так и оплачиваем напрямую инспекторам, ремонт крыш и подъездов приходится организовывать и оплачивать самим владельцам квартир. За что же мы должны платить ЖЭУ, да еще собирать то на покраску домов, то на восстановление отопления?» — рассуждает Мамлакат.

Еще не покрашенное административное здание в центре Душанбе. Фото "Ферганы"

Замглавы СПТ Фаридун Шоинбеков уверен, что 99% жильцов не знают о содержании подписанного ими договора с ЖЭУ и о том, какие услуги и в каком объеме должны им оказываться. Точнее, многие жильцы какие-либо договора с подробным описанием услуг даже и не видели — сотрудники ЖЭУ просто требовали от них подписать некие списки — что, мол, они согласны со сбором средств.

Реформа на бумаге

Вслед за другими странами СНГ Таджикистан в августе 2009 года принял закон «О содержании многоквартирных домов и товариществах собственников жилья (ТСЖ)». Союз потребителей Таджикистана, который вместе с властями реализовывал проект, разъяснял жильцам многоквартирных домов их право выбора организации. По данным Шоинбекова, рассказывая о преимуществах ТСЖ и оказывая бесплатную юридическую и организационную помощь жителям, им удалось посодействовать в создании около 400 ТСЖ в Душанбе, Бохтаре, Кулябе и Худжанде.

«Идея ТСЖ состоит в том, чтобы не платить по установленным властями расценкам за неизвестные жильцам услуги, но на основе необходимых конкретных работ для каждого дома составлять смету, подписывать договор и оплачивать только нужную жильцам услугу», — пояснил Шоинбеков.

Он говорит, что после принятия закона о ТСЖ прежние ЖЭУ должны были прекратить свое существование. Но этого не произошло, и они активно работают до сих пор. Таким образом, закон о ТСЖ так и не заработал в Таджикистане в полную силу. И причин здесь несколько.

Особенностью Душанбе в 1990-е годы стала массовая миграция, в результате чего столичные квартиры стоили чрезвычайно дешево, и некоторые оборотистые дельцы скупали их и держали закрытыми «про запас». Найти таких хозяев и заставить платить деньги на содержание дома оказалось просто невозможно. Да и новоселы, переехавшие из сельской местности, не привыкшие платить даже за воду, удивлялись, когда с ними начинали разговор о содержании дома. Сказывалась также разобщенность и пассивность жильцов, малообразованность и бедность новоселов многоквартирных домов, не сумевших найти в городах работу или иные источники доходов и вынужденных экономить буквально на всем — даже пищу готовить на улице на «бесплатных» дровах, то есть вырубленных где-то в городе деревьях.

Шоинбеков считает основным барьером для создания жильцами ТСЖ требования о выплате налогов. «Главы ТСЖ даже зарплату не получают из-за небольшого объема работы. Тем не менее они попадают в поле зрения налоговых инспекторов. Доказывать им отсутствие доходов — задача не из легких, поэтому некоторые ТСЖ были вынуждены закрыться», — пояснил он.

В результате до настоящего времени в городах продолжают действовать государственные ЖЭУ и ДЭУ, тарифы на оказание коммунальных услуг и вывоз хозяйственно-бытового мусора устанавливают исполнительные органы власти (хукуматы). Случается, что хукуматы сами «организовывают» ТСЖ, чтобы отчитаться по программе реформ ЖКХ.

«Порой просто переименовывают ЖЭУ в ТСЖ, при этом сами председатели не знают о происходящем, и работа продолжается по старинке», — говорит Шоинбеков.

Сотрудник хукумата столичного района Шохмансур на условиях анонимности рассказал «Фергане», что ЖЭУ переданы дополнительные функции по регистрации договоров купли-продажи жилья, после которых жители в ЖЭУ получают справку для паспортного стола на оформление нового технического паспорта и домовой книги.

«Также ЖЭУ собирают сведения о числе фактически проживающих людей в квартирах, поскольку большие семьи из 5-10 человек пытаются экономить, прописывая лишь одного-двух и не доплачивая за потребление воды и вывоз мусора. ЖЭУ также выдают справки о составе семьи и месте жительства. ЖЭУ исполняют и общественные обязанности: ведут учет лиц, побывавших в заключении, помогают при проведении выборов, переписи населения, которая должна проводится этой осенью, определяют число школьников на своем участке. Эти функции не могут осуществлять правоохранительные органы или ТСЖ», — поясняет он.

Столь широкий спектр полномочий органов, которые должны заниматься вопросами ЖКХ, может вызвать только лишь недоумение. Шоинбеков отмечает, что большинство из перечисленных функций должно было возлагаться на жилищные инспекции, решение о создании которых приняли еще в ноябре 2009 года. Однако они так и не были созданы.

В Таджикистане вообще многое решается не в соответствии с принимаемыми законами, а так, как удобно или выгодно властям и отдельным людям. Вопрос о реформе ЖКХ относится именно к таким.

  • Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?