Гендерные игры в свободу

Зачем в Афганистане девочек переодевают мальчиками
Афганская девочка-подросток в мужской одежде. Кадр телеканала RT

Афганистан знаменит многими странными, непривычными не только для людей Запада, но и для стран-соседей обычаями и практиками. Одной из таких традиций, обретающих новую актуальность, стал бача пош – когда одну из дочерей в семье начинают одевать как мальчика и до совершеннолетия воспитывать соответствующим образом. Увы, про современных бача пош нам известны только анекдотические сведения и несколько ярких репортажей, серьезно с научной точки зрения их не исследовали. Почему родители поступают так со своими дочерьми? Им нужны лишние рабочие руки, приемлемые с исламской точки зрения сопровождающие – или таким странным путем они хотят дать больше свободы девочкам? Этим и другими вопросами про бача пош задались южноафриканские ученые Джульен Корбоз, Эндрю Гиббс и Рейчел Джюкс. Их исследование под названием «Bacha posh in Afghanistan: factors associated with raising a girl» as a boy только что вышло в научном журнале Culture, Health and Sexuality.

Лазейки в мире патриархата

Афганистан считается суровым, патриархатным обществом — то есть там велико неравенство между мужчинами и женщинами, действует жесткая сегрегация (запрет на общение полов и даже контакты в публичном пространстве), контроль мужчин над личной и общественной жизнью женщин. Впрочем, это не означает полного бесправия и бессилия женщин – напротив, подчеркивают ученые, они научились быть умными и изобретательными, придумывая, как отвоевывать себе свободу даже в таких условиях.

Положение женщин ужесточилось при режиме моджахедов (1992-1996 гг.) и «Талибана» (организация, запрещенная на территории РФ) в 1996-2001 годах, когда власти вообще запретили им покидать жилище без сопровождения родственника-мужчины (махрама). При проамериканском режиме эти правила отменили, однако даже сейчас, особенно в сельских районах, женщинам все равно лучше не выходить без махрама – прежде всего для их собственной безопасности от приставаний других мужчин. Если у кого-то нет родственников-мужчин, их мобильность крайне ограничена, а вместе с ней – и доступ к образованию, медицине и карьерные возможности.

Патриархатное устройство Афганистана особенно ярко проявляется в семейных ценностях: новорожденные мальчики ценятся выше девочек, а главным долгом женщины считается рождение сыновей. По мнению ученых, это связано прежде всего с той же свободой перемещения: юношам легче уехать на заработки и приносить семье доход. Кроме того, в Афганистане молодые люди обычно остаются в доме родителей (или рядом с ними), а девушки переезжают к «чужим» (семье мужа) и ничем особо помогать родителям не могут. Семьи, где рождаются в основном девочки, считаются слабыми, уязвимыми, а вина за это возлагается на женщин. Их обзывают дохтарзай («та, кто рожает только дочерей»), а их мужей – мада пошт («те, чьи женщины рожают только девочек).

Именно на фоне таких традиций и практик развивается бача пош – обычай воспитывать девочку как мальчика и одевать ее в мужскую одежду (до достижения совершеннолетия), давать ей «мужское» образование. В отличие от примеров «кавалерист-девицы» Дуровой и подобных ей, от соседей и родственников не скрывается исходный, биологический пол «мальчика» – в эту игру играют все. Конечно, с приближением совершеннолетия ее поддерживать оказывается все труднее.

Дженни Нордберг. Фото с личной страницы в Facebook

Про бача пош много говорят и пишут, но систематически этот феномен исследовался только в книге шведско-американской журналистки Дженни Нордберг «Подпольные девочки Кабула». Она общалась с несколькими семьями и выяснила, что главной причиной бача пош выступает желание спастись от стыда от отсутствие сыновей. Некоторые верят, что бача пош принесет удачу, и следующим родится уже мальчик. Далее бача пош зарабатывают деньги для семьи. Наконец, в сельской местности и других консервативных средах они выполняют функцию махрамов, сопровождая на улице своих сестер, матерей и других родственниц.

Любопытно, что «смена пола» в Афганистане иногда инициируется самими девочками, которые проявляют «мужские» качества и хотят, чтобы их воспитывали как мальчиков, – независимо от каких-либо статусных или экономических мотиваций семьи. Остается серьезной загадкой, насколько сейчас бача пош связан именно с трансгендерной идентичностью, пишут ученые, и насколько остается лишь культурной традицией. Есть сведения, что некоторые девочки и после достижения половой зрелости продолжают считать себя мужчинами, а некоторые даже вступают в интимные отношения с другими девушками. В книге Нордберг рассказывается о девушке, которая стала юношей и взяла на себя заботу о матери – вместо того чтобы выйти замуж. Широко известна, даже за пределами Афганистана, Биби Хакмина, член совета провинции Хост: ее воспитывали как мальчика еще в годы советского вторжения (из-за дефицита способных носить оружие мужчин в семье).

Когда девочки-мальчики достигают совершеннолетия, обычай требует «переделать» их назад в девушек. В современную эпоху это становится проблемой для подростков, которые уже привыкли к свободам, праву на передвижение и им не хочется «учиться» женской идентичности и готовиться к быстрому замужеству. Да и многие родители сейчас осознали эмансипирующее, освободительное значение бача пош, когда девочки – легально и по заветам традиции – получают неожиданные права, пусть и на ограниченный срок. Вполне может быть, что бача пош сейчас практикуется не в самых отсталых, а, наоборот, в самых «прогрессивных» семьях.

Механика опроса

Но это только догадки. Систематически, с научной точки зрения, причины бача пош еще ни разу не изучались. Поэтому южноафриканские исследователи и приняли решение провести большой опрос. Опираясь на доступные им фрагментарные сведения, они выдвинули три гипотезы, почему семьи идут на эту практику: дело в составе семьи и дефиците мальчиков; бача пош практикуется в бедных семьях, где нужны еще одни рабочие руки, или, наоборот, бача пош характерен для прогрессивных, эмансипированных семей, с высоким уровнем образования.

Бача пош . Фото Дженни Нордберг с сайта Bachaposh.org

Для участия в исследовании отобрали 1396 женщин: 1051 — из провинции Кабул, 345 – из Нангархара (на востоке страны). Население Нангархара относится в основном к пуштунам и отличается большим консерватизмом в гендерных вопросах. В кабульской выборке, напротив, были представлены и таджички, и пуштунки, и хазарейки. На момент проведения исследования не происходило каких-либо беспорядков или контртеррористических операций, которые могли бы существенно повлиять на повседневную жизнь женщин. Рекрутировались участницы с помощью местных НКО и неформальных лидеров, в том числе через объявление на пятничном намазе. На интервью (проводилось на дари и пуштунском) в итоге приходили только добровольцы.

Интервью шло по опроснику, где главным вопросом был такой: «Есть ли в вашей семье девочка, которую воспитывают или воспитывали как мальчика?» Для проверки своих гипотез ученые также выясняли возраст, уровень образования, количество жен, дочерей и сыновей в семье опрошенных. Имущественное положение выявлялось вопросами о наличии работы, сбережениях, наконец о том, насколько часто за последний месяц кто-то из членов семьи ложился спать голодным или работал весь день голодным. Степень эмансипированности и свободы от патриархатных норм оценивалась по тому, как женщины соглашались (или оспаривали) утверждения типа «муж обязан уважать мнение жены по вопросам работы». Наконец ученые спрашивали, что в среде информанток думают о праве женщин ходить на свадьбы, зарабатывать деньги, учиться. Спустя 12 месяцев ученые вернулись и еще раз поговорили с женщинами, дополнительно выяснив, как именно они воспитывают девочек бача пош.

Прогресс и свобода

В целом по выборке 99 женщин (7,1%) сталкивались с бача пош в своей семье. Это, по мнению ученых, достаточно много – каждая двадцатая женщина в Кабуле и три из двадцати в провинции. Из этих 99 большинство сами выросли «как мальчики» (59,2%), 28,5% так воспитывают своих дочерей, остальные знают таких сестер, племянниц, теть и других родственников. В более бедном Нангархаре бача пош встречается значительно чаще, чем в Кабуле (15,4% против 4,4%). Среди пуштунов бача пош более популярно, по сравнению с таджиками или хазарейцами.

Возраст женщин и их уровень образования никак не влияет на распространенность этой практики. Многоженство, напротив, ей скорее способствует, равно как и большое количество дочерей в семье. Чем меньше сыновей, чем чаще бача пош. Как можно объяснить эту статистическую закономерность? Первое объяснение – страдания семей, где нет сыновей, они считаются несчастными, ущербными, и бача пош становится единственным спасением от этого «проклятия». Второе, более практическое: опрос показал, что бача пош очень часто сопутствует полигамии, то есть большому числу жен в семье (особенно в Кабуле). Мужчина, глава семьи, может сопровождать только одну жену и не может «разорваться». А если еще и сыновей мало, они работают, то превращение одной из дочерей в мальчика решает эту проблему «эскорта».

Репортаж RT про бача пош

Поразительно, что доход домохозяйств, их голодная (или сытая) жизнь никак не повлиял на популярность бача пош. Независимо от этой практики женщины в Кабуле отличаются большим достатком, чем в Нангархаре. Но одновременно выяснилось, что в семьях с бача пош женщины чаще работают (получают зарплату) и имеют больше сбережений – вопреки идее Нордберг о том, что бача пош происходит, когда женщины безработны и остро нуждаются в кормильцах. Так или иначе, видно, что превращенные в мальчиков девочки, действуя как махрамы или как самостоятельные игроки на рынке труда, вполне способны повысить материальное благосостояние своих семей. Эта закономерность проявляется в Кабуле, но не в более консервативном Нангархаре, где выход на работу женщин вообще не приветствуется, с махрамами или без них.

И последний вывод – самый неожиданный. Бача пош правда встречается в более свободных с точки зрения отношений полов семьях. Выбирают эту традицию женщины, далекие от консерватизма, поддерживающие свое право на работу и образование. Бача пош для них означает освобождение от жестоких норм патриархата, точнее, легкое превращение из угнетенных в привилегированных с минимумом потерь и борьбы! Это, как показывает исследование, часто осознанная стратегия: многие женщины, сами бывшие бача пош, выбирают такое решение для своих дочерей. Однако одновременно они закладывают бомбу замедленного действия под их будущее. Ученые опасаются, во-первых, негативных последствий для «мальчиков», которым придется превращаться назад и выходить замуж, – и, во-вторых, что такое «переодевание» вместо борьбы девушек и женщин за свои права только усиливает жестокий режим патриархата.

Читайте также
  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику

  • Из-за чего коронавирус в Киргизии побеждает

  • Китайцы воруют друг у друга экзаменационные результаты, чтобы сделать карьеру за чужой счет