Дурное предчувствие

Пока весь мир отчаянно борется с COVID-19, таджикистанцы ведут привычный образ жизни. Но беспокоятся
Таджикистанцы в защитных масках. Фото с сайта Ozodi.org

Власти Таджикистана продолжают заявлять об отсутствии случаев коронавируса в стране, но многие жители республики относятся к этим заявлениям с недоверием. Скептики считают, что чиновники либо скрывают реальное положение дел, либо не выявляют случаи заражения из-за малого охвата тестированием. Между собой таджикистанцы активно обсуждают заболевших родственников или знакомых, пытаются найти у них симптомы COVID-19 и советуют друг другу, как бороться с вирусом. «Фергана» узнала, как в Таджикистане переживают мировую пандемию.

Ожидание вируса хуже него самого

«Если вирус уже в 200 странах мира, на всех континентах, то в Таджикистане — ближайшем соседе Китая — он должен быть, тем более что все остальные наши соседи уже заражены. Мы же не какие-то уникальные люди, что нас вирус не берет», — сказала «Фергане» на условиях анонимности одна из таджикских журналисток.

По ее словам, сейчас многие ждут окончания сроков карантина последних прибывших из-за рубежа, которые должны завершиться в середине апреля. «Кажется, что людям станет легче, если власти объявят о выявлении вируса: все надеются, что будет введен карантин или режим самоизоляции, как в других странах», — говорит она.

Нервозность в «ожидании» вируса стала особенно заметной, после того как 5 апреля Радио «Озоди» опубликовало информацию о том, что на севере Таджикистана, в Джабборрасуловском районе, после смерти 60-летнего пациента изолирована одна из местных больниц, и весь персонал отправлен в карантин. И хотя в сообщении не упоминался коронавирус, но многие решили, что мужчина умер именно от него. На следующий день некоторые местные жители перестали выходить из дома и не повели детей в школы и детсады. Управление здравоохранения Согдийской области и Минздрав поспешили заявить, что мужчина умер от пневмонии, но результаты его тестов на COVID-19 оказались отрицательными. Кроме того, протестировали и весь медперсонал, который попал под карантин, — коронавирус не выявили и у них. Однако далеко не всех успокаивают заверения властей.

В таджикских группах в соцсетях часть комментаторов высказывается в пользу закрытия учебных заведений. Родители надеялись, что весенние каникулы будут продлены. Однако первого апреля учеба в школах и вузах возобновилась. Некоторые родители решили не рисковать здоровьем своих детей и в первые дни не пускали их в школу. Но, когда объявили, что детей за пропуски могут исключить, а родителей оштрафовать, — вынуждены были отправить школьников на занятия.

«Почему не вводят карантин, не закрывают детсады, школы, университеты? Разве можно проконтролировать, чтобы дети сто раз мыли руки, не трогали лицо, соблюдали дистанцию? Они же этого делать не будут. И если заболеет ребенок, то, может, он и поправится быстро, но заразит всех в семье, в том числе бабушек и дедушек», — возмущается мама двух школьников Нигина.

На рынке в Худжанде. Фото с сайта Asiaplustj.info

Но определенная часть жителей спокойно переживает околовирусный ажиотаж и считает, что «на все воля божья».

«Если Богу угодно, то никакие меры не помогут, а если нет, даже не защищаясь, никакой вред ты не получишь, поэтому, носишь ли ты маску, сидишь дома или не делаешь этого — от судьбы не уйдешь», — высказала расхожее мнение душанбинка Гульчехра.

Часть людей против карантина и приостановления работы сектора услуг, магазинов и других учреждений по экономическим причинам: они боятся остаться без заработка. Такие опасения «Фергане», в частности, высказал один из водителей такси.

«Доход моей семьи — это моя ежедневная выручка. Если власти запретят движение транспорта, и я не буду каждый день выходить на работу, то моей семье нечего будет есть. Накоплений у нас нет. А если закроют рынки, лавки, магазинчики, представляете, сколько людей останутся без средств? На что жить тогда?» — говорит он.

Цены

На фоне пандемии коронавируса в республике выросли цены на продовольствие. Профилактические мероприятия властей, а именно — закрытие мечетей в начале марта — вызвали панику среди населения. Люди бросились запасаться продуктами первой необходимости, что привело к повышению цен на них. Через пару дней ажиотаж спал, позже мечети вновь открыли, но цены на некоторые продукты, в частности муку, не снизились, хотя власти заверяют, что дефицита муки в стране нет и ее запасов хватит на долгое время.

Сейчас стоимость 50-килограммового мешка муки на рынках в Душанбе доходит до 250-260 сомони ($25-26), тогда как в конце февраля — начале марта он стоил 180 сомони ($18). Цена литра растительного масла за месяц повысилось с 11-12 до 13-15 сомони. Фрукты и овощи тоже подорожали на несколько сомони ($1 = 10,2 сомони, а средняя зарплата в РТ составляет около 1300 сомони), а картофель в некоторых местах — вдвое, его стоимость доходит до 6 сомони за кг против прежних трех. Мясо подорожало с 50-53 до 60 сомони за кг, а где-то и до 70 сомони. Соответственно, на 4-6 сомони выросли цены и на мясо-колбасные продукты. Макаронные изделия тоже подорожали. Так, пачка российских макарон, стоившая ранее 7 сомони, сегодня продается по 9-10 сомони.

В магазине в Худжанде. Фото с сайта Asiaplustj.info

Особенно заметно повысились цены на продукты, которые, как считается, обладают антивирусными и антибактериальными свойствами. Так, лимоны подорожали с 2 до 5-6 сомони за штуку, чеснок — с 45 до 80 сомони, а в некоторых местах и до 100 сомони за килограмм.

«Сейчас мы продаем только китайский чеснок. Цену повысили на самой оптовой базе, откуда его отпускают посредникам по 50 сомони. Мы покупаем у них еще по более высокой цене. Это из-за закрытия границы с Китаем. Подождите, через месяц цена на чеснок упадет, так как появится уже местный», — заверяет продавец чеснока на центральном рынке «Мехргон» в Душанбе.

При этом цена на один пучок ростков чеснока на том же «Мехргоне» стоит 4-5 сомони ($0,5), хотя в прошлом году в это время такой пучок стоил всего 1 сомони. Из-за повышенного спроса буквально взлетела стоимость растения гармалы (хазориспанд, исрык, могильник, адраспан), которое население всегда использовало как противоинфекционное средство, окуривая его дымом помещения и больных. Если пару месяцев назад связка сушеного хазориспанда стоила один сомони, то сейчас — от 4 до 10 сомони.

Значительно повысились цены на антисептики и медицинские маски. Раньше флакон спиртового антисептика объемом 100 мл можно было купить за 3 сомони, теперь в аптеках он стоит от 7 до 11 сомони. Цена одноразовых медицинских масок повысилась с 0,5-1 до 3-4 сомони, многоразовых — с 8 до 20-22 сомони. Стоимость метра марли выросла с одного до трех сомони.

Многие таджикистанцы уже высказывают недовольно ростом цен и опасаются, что это только начало, потому что впереди Рамазан — месяц поста (с 24 апреля), с наступлением которого продукты на рынках традиционно дорожают. Скачок цен происходит и в конце священного месяца, перед праздником Рамазан, и, если границы до этого момента все еще будут закрыты, цены могут подняться еще больше.

На рынке мардикоров (поденных рабочих) в Душанбе. Фото с сайта Ozodi.org

«Как выжить при такой дороговизне, если зарплата при этом остается прежней? В нашей семье работает только муж, который получает 1400 сомони ($140). У нас двое детей. И так еле выживали, а теперь и не знаю, как жить. Детям нужно покупать летнюю одежду, но на вещевой рынок я вообще боюсь идти — если местные продукты так сильно подорожали, то привозная одежда и обувь, наверное, теперь совсем недоступны по цене», — сказала «Фергане» жительница Душанбе Замира.

Особенно по этому поводу беспокоятся семьи, которые зависят от денег трудовых мигрантов. В связи с карантином в России многие уже остались без помощи уехавших на заработки в эту страну родных. А таджикские рынки мардикоров (поденных рабочих) пополнили мигранты, не успевшие выехать в РФ. Но работы для них очень мало.

«Семья с мужем находится на заработках в России, две их дочери живут со мной, — рассказывает жительница Хорога Мавчуда. — Я сама уже много лет не работаю, в Хороге найти работу очень трудно. Живем в основном за счет помощи сестры и ее мужа. Но еще три недели назад он был задержан миграционной службой и сейчас находится в спецприемнике. Сестра страдает бронхиальной астмой и, по сути, попадает в группу риска по коронавирусу, но вынуждена ходить на работу, потому что ей нужно платить за жилье, питаться и еще хоть немного отправлять нам. Сейчас мы опасаемся за ее здоровье и думаем, как дальше будем жить, это ведь только начало».

Версии

Тема коронавируса обсуждается таджикистанцами постоянно. Люди вспоминают странный грипп, которым многие уже переболели.

«Только в нашем подъезде в пяти из шести семей перенесли острую форму гриппа, и кто-то из членов попадал с пневмонией в больницу. Сама лично знаю четырех пожилых людей, которые умерли в последние месяцы от осложнений гриппа», — написала жительница Душанбе в одной из таджикских групп в Facebook.

«Двое моих детей перенесли грипп, у одного ребенка была рвота, а у другого — понос. Врачи тогда говорили, что появился какой-то «непонятный грипп». Дети тяжело перенесли, но быстро поправились», — говорит Замира.

Медики подтверждают, что с октября прошлого года многие в Таджикистане переболели «непонятным гриппом», симптомы которого были схожи с симптомами COVID-19 (ученые, основываясь на расшифровке генома COVID-19, установили, что новый вирус появился в мире в ноябре или во второй половине октября 2019 года.Прим. «Ферганы»). Болезнь нередко переходила в пневмонию, были и летальные случаи. «Непонятный вирус» в республике мог гулять с осени прошлого года, но до последнего времени в Таджикистане не было тест-систем и его не могли диагностировать.

«По моему мнению, первая волна коронавирусной инфекции в республиках бывшего СССР прошла в октябре-декабре прошлого года, — говорит Бурхонидин Баховадинов, профессор кафедры гематологии, трансфузиологии и трансплантологии Первого Санкт-Петербургского госмедуниверситета имени Павлова. — Было много случаев, в том числе в Таджикистане, гриппа с тяжелым течением, осложнением в виде двусторонней пневмонии. Регистрировалось немало летальных исходов в реанимационных отделениях, особенно на севере республики. У многих, в том числе некоторых моих знакомых в Таджикистане, были проявления, характерные для COVID-19. Болезнь протекала волнообразно, как будто болели одной и той же инфекцией 2-3 раза. Но не было диагностики. Этим объясняется якобы отсутствие коронавируса в республике. Только исследованием сыворотки крови перенесших грипп людей на наличие антител, можно будет установить, была у них коронавирусная инфекция или нет. Пока такого теста нет, но его уже разрабатывают.

Дезинфекция улиц в Хатлоне. Фото с сайта Asiaplustj.info

В феврале этого года в Москву прилетели трое коллег из Душанбе. Я приехал к ним из Санкт-Петербурга. Двое из них ранее перенесли грипп, третий заболел уже в Москве. Он болел в тяжелой форме, симптомы были характерными для COVID-19. Я два дня находился с ними в одних апартаментах. После возвращения из Москвы в Петербург я тоже заболел. Клиника была такая же, как у коллеги из Душанбе. Полностью выздоровел я только через три недели. Думаю, что и сейчас в Таджикистане есть отдельные случаи COVID-19 с летальным исходом. Эти случаи или не диагностируются или скрываются от общественности, чтобы не было страха и паники среди населения».

Возникает вопрос: мог ли вирус, убивающий большое число людей в других странах мира, в Таджикистане пройти незаметно? Врачи считают, что это может объясняться, с одной стороны, тем, что пожилых людей в республике гораздо меньше, чем в других странах (две трети населения Таджикистана составляют молодые люди до 35 лет), а с другой — приверженностью местных жителей к народной медицине.

«При простудных и вирусных заболеваниях таджикистанцы часто лечатся традиционными способами – принимают согревающую еду, делают ингаляции, пьют травяные чаи. При лечении коронавирусной инфекции также рекомендуются довольно простые способы – обильное питье, увлажнение воздуха в помещении, паровые процедуры. Поэтому вполне возможно, что в большинстве случаев таджикистанцы перенесли этот вирус, лечась простыми традиционными средствами. Так как на тот момент о коронавирусе ничего не знали и не боялись его, на фоне психического спокойствия он прошел менее заметно. А когда в январе стало известно о новом вирусе в Китае, медицинские чиновники, вероятно, смекнули, что что-то похожее уже было и может быть вторая волна, поэтому сразу были предприняты кардинальные меры. Таджикистан одним из первых закрыл границу с Китаем и отменил авиарейсы в эту страну, чем, возможно, предотвратил вторую волну инфекции», — такое мнение высказала на условиях анонимности врач из Душанбе.

Действия

По официальной информации, таджикские власти разработали план мероприятий на случай выявления коронавируса. Подготовлены 700 койко-мест в медцентре «Истиклол» в Душанбе, а также в областных и районных больницах. При необходимости будут освобождены и другие места.

«Пока мы работаем в обычном режиме. Нас уверяют, что все под контролем, и не переводят в условия ЧС. Возможно, чтобы и среди медработников не было паники, потому что мы видим, что творится в других странах, и, конечно, мы тоже люди, у нас есть свои опасения», — говорит врач одной из душанбинских больниц.

Десятки промышленных предприятий перешли на производство респираторных масок, защитной одежды для врачей и антисептических средств. В республике развернута широкая кампания по информированию населения о коронавирусе и личной гигиене. Однако граждане страны продолжают работать и учиться, о всеобщем карантине, самоизоляции или введении чрезвычайного положения речи не идет.

«Я считаю, что в Таджикистане пока не стоит прибегать к ограничительным мерам в виде всеобщей самоизоляции. По такому пути пошли Швеция и Белоруссия, где ситуация остается относительно стабильной, и имеется незначительное количество случаев заболевания коронавирусом. Ограничения растягивают на некоторое время эпидемию и дают возможность выиграть время для лучшей подготовки к оказанию высококвалифицированной помощи самым тяжелым пациентам», — говорит Бурхонидин Баховадинов.

Руководитель программ здравоохранения по Европейскому региону Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Даврон Мухамадиев считает необходимым сосредоточиться на превентивных мерах: в частности, отменить все массовые мероприятия и обязать жителей дистанцироваться друг от друга.

«Многие задаются вопросом: действительно ли в Таджикистане нет COVID-19? Конечно, это похоже на чудо (которое, собственно, мы сейчас и наблюдаем), что в окружении стран-соседей с достаточно большим количеством подтвержденных случаев в республике не выявлен вирус. Лично у меня, как специалиста, нет оснований не доверять официальным данным. Минздрав Таджикистана при содействии ВОЗ в последние месяцы значительно усовершенствовал свою лабораторную базу, страна получила тесты, соответствующие международным требованиям. На мой взгляд, сейчас нужно сконцентрировать внимание не столько на статистике, сколько на тех уроках, которые следует извлечь республике из опыта других стран.

Специалисты в области эпидемиологии и общественного здравоохранения согласятся со мной в том, что упустить момент начала эпидемии очень просто. Да, границы вроде закрыты, прибывшие в страну находятся в карантине, а медицинский персонал, который там с ними? Они же не изолированы — идут домой, общаются со своими семьями, ходят в магазины, пользуются общественным транспортом. Это большой риск. В Европе очень высок процент заболевших среди медицинских работников. Почему? Потому что они в очагах, в карантинных зонах. Многие из них добровольно не уходят домой. На защиту и изоляцию самих медиков необходимо тоже обратить внимание, ведь инкубационный период болезни составляет от 1 до 14 дней, и в ряде случаев болезнь протекает бессимптомно, но передается окружающим.

Еще одна важная рекомендация: социальное дистанцирование не менее 1,5-2 метров между людьми на улице, в магазинах, общественном транспорте. Возможно ли это в Таджикистане без введения специальных мер со стороны государства? Думаю, нет, и это очень большой риск. Люди толпятся на рынках, справляют свадьбы, принимают гостей, ездят в битком набитом транспорте. Прочел в таджикских новостях: «Водителей обязали не перегружать общественный транспорт, маршрутки». Как это внедрить на практике? Длина салона маршрутки максимум 2,5 метра — значит, один человек должен в ней ехать?

Как мы знаем, в группе риска находятся пожилые, лица с хроническими заболеваниями, со сниженной иммунной системой. Принимаются ли какие-то особые меры в отношении них? Изолированы ли люди в домах престарелых? Это очень важно.

При правильном соблюдении мер личной гигиены — мытье рук с мылом, лица — можно добиться практически 100% эффекта. Но в Таджикистане более 50% населения, особенно в селах, не имеет доступа к чистой воде. Это и без того проблема, а в случае вспышки она может серьезно усугубить ситуацию. Не следует игнорировать все эти риски, нужно подумать, какие меры можно принять загодя для предотвращения негативных последствий распространения вируса для населения», — говорит Мухамадиев.

  • Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?