Про тех, кто думал, что здесь по-честному

Во время летних протестов в Москве были задержаны и оштрафованы и трудовые мигранты из Центральной Азии
Задержание на протестной акции в Москве, июль 2019 года. Фото с сайта Svoboda.org

Летом в Москве прошли массовые акции за честные выборы в Мосгордуму. Независимые российские и мировые СМИ писали о жестких задержаниях в центре Москвы людей, вышедших на мирный протест, об избиениях случайных прохожих, которых полиция и Росгвардия принимали за демонстрантов, и о судах, выносивших решения о штрафах задержанным и не принимавших во внимание никакие доводы защиты.

Среди получивших штрафы и задержанных оказались и те, кто даже косвенно не имеет отношения к протестам и выборам в Мосгордуму, — трудовые мигранты из стран Центральной Азии.

Штукатур

В июле этого года 20-летний Тойчу уулу Дилмурат приехал на заработки в Москву из Ноокатского района Ошской области. Это его второй приезд, первый раз он прилетел из своей Киргизии, когда ему исполнилось 18. Дилмурат — штукатур в бригаде, которая занимается ремонтом Политехнического музея. Работает как положено — с 9 утра до 6 вечера. 10 августа (в этот день проходил разрешенный митинг на проспекте Сахарова, но после его окончания организаторы позвали собравшихся гулять по Москве, и люди двинулись в сторону администрации президента, которая находится возле метро «Китай-город». Там же рядом и Политехнический музей. — Прим. «Ферганы»). Дилмурат, как обычно, вышел с работы и примерно к 18:20 дошел до станции метро «Китай-город», где было много людей. Неожиданно парня остановили сотрудники Росгвардии, взяли под руки и повели в автозак.

— Когда меня только схватили, я сказал, что являюсь гражданином Киргизии, но мне ответили, что «все будет потом». У меня забрали сумку, где лежал мой обед и вещи, паспорт дали в руки. В машине уже сидели 11 человек. Помню, что, когда нас везли в участок, одной девушке стало плохо, ей не хватало воздуха, но окна так и не открыли. По дороге мы где-то остановились, и к нам посадили еще восемь человек. Нас всех привезли в ОВД «Котловка». Я сразу попросил, чтобы полиция связалась с нашим посольством, и только в час ночи женщина-полицейский сказала мне, что они якобы не дозвонились, — рассказал парень.

Дилмурат помнит, что в протоколе было написано, что их задержали в 20:55, хотя это произошло в 18:30, были и другие неточности.

— Мне давали документы, которые я должен был переписать и поставить свою подпись. Я везде писал, что не согласен с написанным. Полицейские говорили, что задержали меня случайно, но все равно не отпускали. В участке меня допрашивали трое человек в гражданском. Сфотографировали и задали несколько вопросов, не про митинги, совершенно на другие темы. Есть ли у меня кто-то, кто уехал в ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Потом сказали, что я не гражданин России, поэтому им не интересен, дали ксерокопию протокола и написали адрес суда, куда я должен был явиться, — вспоминает Дилмурат.

Задержанные на акции протеста в Москве мигранты. Фото из соцсетей

В ОВД Дилмурат находился до 02:30. С его слов, позвонить родным ему не давали, в туалет всех задержанных пускали по очереди, за все время нахождения в ОВД 20 человек получили лишь две бутылочки воды объемом в 250 миллилитров. Последнего задержанного отпустили в 4 часа утра. Дилмурат рассказал, что среди задержанных были те, кто так же, как и он, просто проходил мимо росгвардейцев. Например, мужчина, который шел к жене и дочке, или парень из Дагестана, который в час ночи должен был лететь в родной город.

Несмотря на все доводы Дилмурата, в полицейском протоколе было указано, что он совершил правонарушение, предусмотренное статьей 20.2 часть 5 («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

Когда кыргызстанец вышел из участка, один из тех, кто был с ним в автозаке, дал ему номер «ОВД-инфо» (независимый правозащитный медиапроект, занимается координацией юридической помощи задержанным и собирает информацию о задержаниях на публичных акциях. Прим. «Ферганы»), сказав, что там могут помочь с адвокатом.

— Чтобы не быть на суде одному, я позвонил, все рассказал, и за день до слушаний мне сообщили, что моим адвокатом будет Лидия Аносова. Заседание в Зюзинском районном суде было назначено на 22 августа. На заседании мой защитник представила различные ходатайства, но их судья отклонил. Я сказал, что ни в чем не виновен, что приехал в Россию работать. Потом судья зашел в свою комнату, вернулся и вынес приговор — штраф 10 тысяч рублей за участие в акции протеста, — вспоминает Дилмурат.

Апелляцию должны были рассматривать 16 сентября в Московском городском суде. Лидия Аносова заболела, и интересы юноши представляла общественный защитник, работающая с «ОВД-инфо», Елена Фельгенгауэр. В интервью «Фергане» она рассказала, что, когда ее попросили заняться этим делом, она сразу согласилась.

— Я сама родом из Ташкента и очень положительно отношусь к трудовым мигрантам, — сказала Елена. — Дилмурат — очень аккуратный мальчик, прислал мне все документы, рапорты. У него была с собой миграционная карта и даже посадочный талон, который подтверждал, что он совсем недавно прилетел в Москву. Их мы также приобщили к делу. По документам из ОВД было видно, что с ним никто даже не разговаривал, сотрудники полиции исковеркали его имя. Было написано Тойчу У. Д., кто это — бог весть. То есть кто-то левой рукой переписал его данные, потом был составлен административный протокол, и дальше получается, что человек попадает в этот жернов.

Однако апелляционное слушание не состоялось. Судья Хомякова заболела, и Дилмурата распределили к судье Лашкову, который отложил заседание до 2 октября.

— В Мосгорсуде есть несколько судей, которые слышат, — отметила защитник. — Например, по нескольким другим процессуальным решениям судья Хомякова отменила постановления и закрыла дела. Мы очень надеемся, что нас все-таки услышат, и решение суда будет отменено.

Елена Фельгенгауэр отметила, что, когда Дилмурата увидел судья Лашков, он воскликнул: «Батюшки, а тебя-то за что?»

— Тогда я к нему сразу обратилась с просьбой рассмотреть наше дело. Но он отказался. Хотя его реакция свидетельствует, что судьи все понимают, — отметила Фельгенгауэр.

Отметим, что в обоих судах Дилмурату не предоставили переводчика, не было и сотрудников посольства.

Кроме Дилмурата, Фельгенгауэр защищала парня из Якутии, который приехал в Москву в отпуск и 10 августа гулял в парке Зарядье. Его также задержали у метро «Китай-город», а суд оштрафовал на 15 тысяч рублей. Мужчина решение оспаривать не стал, предпочел отплатить штраф и вернуться домой.

Дилмурат отмечает, что до 10 августа мало знал про политическую ситуацию в России.

— Я видел новости, как разгоняют людей, задерживают активистов, думал, что все по-честному, а оказалось, что даже прохожих задерживают, — отметил юноша.

Добавим, что зарплата Дилмурата составляет две тысячи рублей в день. То есть 10-тысячный штраф — это четверть его месячного заработка, с которого он должен оплачивать жилье, питание, проезд, сотовую связь и помогать родным.

* * *

Массовые акции за честные выборы в Мосгордуму проходили в российской столице 27 июля, 3 и 10 августа. По данным «ОВД-инфо», 27 июля было задержано рекордное количество людей — 1373 человека, 3 августа — 1001, 10 августа протестующих поддержали в других городах России. Тогда были задержаны 352 человека, 256 из которых — в Москве.

В «ОВД-инфо» не смогли точно ответить, сколько в эти дни было задержано граждан Центральной Азии. Изучив списки за 27 июля (данные задержанных в остальные дни в целях безопасности уже не публиковались), мы можем сказать, что в автозаках в этот день оказалось несколько десятков граждан (или уроженцев) Узбекистана, Таджикистана и Киргизии.

Доставщик еды

3 августа также был задержан эксперт по Центральной Азии, политолог Аркадий Дубнов. Это произошло, как только он вышел на улицу Маросейка из метро «Китай-город». Дубнов рассказал «Фергане», что к нему подошел полицейский, проверил документы и велел пройти в автозак. Потом в протоколе было указано, что Дубнов три часа выкрикивал лозунги (в совершенно другом месте) и не прекращал орать, несмотря на вежливые и неоднократные предупреждения полицейских.

— Мы с моими друзьями оказались в автозаке примерно в 14:02 и просидели там до начала шестого, пока наш автозак не заполнился, как маршрутка. Среди тех, кого загрузили, было очень много случайных людей, в том числе два курьера из службы доставки еды с коробами за плечами. Один из них — узбек из Кыргызстана, он совершенно не понимал, за что его взяли, и всю дорогу очень беспокоился, что у него пропадают заказы, что их нужно кому-то передать… Его короб был пуст, он только вышел на работу и был очень растерян. Но в ОВД на него составили такой же протокол, как и на всех остальных, — что он будто бы выкрикивал лозунги, нарушал общественный порядок… — рассказал эксперт.

Аркадий Дубнов в автозаке с другими задержанными. Фото из Facebook Аркадия Дубнова

Измайловский районный суд присудил Дубнову штраф 20 тысяч рублей. Апелляция заняла 10 минут и ни к чему не привела, решение суда было оставлено в силе. Те же 20 тысяч присудили и Илхомжону Мамадалиеву, о котором рассказал политолог.

«Фергане» удалось связаться с Илхомжоном. Он родом из небольшого городка Кара-Суу, что на юге Киргизии. Наездами мужчина работает в России уже четыре года, и ни разу у него не было административных нарушений. Работает курьером в одной из служб доставки еды. Илхомжон рассказал, что в 13:00 3 августа началась его рабочая смена. Несмотря на то что он был одет в яркую фирменную одежду, а на спине у него был короб, на улице Солянка его задержали сотрудники Росгвардии, погрузили в автозак и отвезли в ОВД «Измайловское». Вместе с ним был задержан курьер другой службы доставки.

— Я показал свой киргизский паспорт, но меня слушать никто не хотел. В участке я находился до часу ночи, на меня был составлен протокол за участие в митинге. На вопрос, в чем причина задержания, мне не ответили. Про митинги я вообще ничего не знал до этого времени, — отметил мужчина.

Через 10 дней был назначен суд. Интересы Мамадалиева в Измаловском суде представляла адвокат от «Апологии протеста» (проект Международной правозащитной группы «Агора», специализирующийся на юридической помощи задержанным участникам массовых акций. — Прим. «Ферганы») Татьяна Молоканова. Илхомжон отметил, что он просил предоставить ему переводчика и пригласить сотрудников посольства, но суд законные требования проигнорировал. Его оштрафовали на 20 тысяч рублей за нарушение части 5 статьи 20.2 КоАП («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Апелляционная жалоба рассматривалась в Преображенском суде, которой оставил решение первого суда без изменений.

Отметим, что 20 тысяч — это больше половины зарплаты мужчины, которая зависит от количества заказов. В день задержания он обратился в свою компанию с просьбой ему помочь, однако ему лишь компенсировали выход на смену в размере 1000 рублей.

— Почему нас не предупредили, что в этот день митинги и будут всех задерживать? Я бы тогда не вышел на работу, — задает риторический вопрос Илхомджон. — Где справедливость, если я ни в чем не виноват, а мне два суда присудили штраф?

В посольстве Кыргызстана в Москве «Фергане» сказали, что к ним не обращались за помощью мигранты, задержанные во время акций протеста. Однако сотрудники дипмиссии обратили внимание на описанные нами случаи — в частности, они обещали присутствовать на апелляционном суде Дилмурата Тойчу уулу 2 октября.

Дворники, таксист и другие

О задержаниях мигрантов сотрудники «ОВД-инфо» также сообщали бесплатному юристу для мигрантов Валентине Чупик. 27 июля ей позвонили и сказали, что в одном из автозаков в участок везут двух граждан Киргизии.

— В ОВД, в которое их везли, мне ответили, что у них никого нет. Я обзвонила все ОВД в округе, и мне везде отвечали, что никого нет. Тогда я позвонила в Управление внутренних дел по Восточному округу и объявила их в розыск. Через 20 минут мой номер уже набрали сами киргизы и сказали, что их отпустили из того ОВД, где я искала их в самом начале.

Потом Чупик сообщили о задержании таксиста-азербайджанца, который привез на митинг незарегистрированного кандидата в Мосгордуму Любовь Соболь.

— Я позвонила в ОВД и спросила, за что его задержали. Мне ответили, что за участие в митинге, так как он привез организатора несанкционированного митинга. Я стала объяснять, что он выполнял работу и получил за это оплату. Мне ответили, что тут всем она деньги дала. Я потратила много времени, но в итоге таксиста отпустили.

Следующая акция протеста проходила 3 августа.

Сотрудники ОМОН на акции протеста в Москве. Фото с сайта Svoboda.org

— В тот день у меня было много задержанных, — вспоминает юрист. — Люди с центра уходили на Тверской бульвар, и там были массовые задержания, во время которых Росгвардия зачем-то взяла четверых дворников, граждан Узбекистана. Они были в форме, с лопатами и совками, что-то высаживали. Они сами позвонили мне и сказали, что их задержали за участие в митинге. Я спросила, что они там делали, мне ответили, что они даже не знали про митинг, а просто выполняли свою работу. Тогда я стала звонить в ОВД, где на вопрос, за что задержаны дворники, мне ответили, что «там брали всех, и брали не они, а Росгвардия, но они разберутся». Они просидели там очень долго, около пяти часов, мне пришлось звонить в окружное ОВД, и в итоге их отпустили. В тот день так же без причины были задержаны два таксиста — узбек и киргиз, но после моих звонков их быстро отпустили.

Были задержания и 10 августа. Чупик рассказала, что тогда задержали гражданина России Александра Кима, который известен тем, что защищает мигрантов от произвола полиции. Он вспомнил о других задержанных мигрантах — гражданине Казахстана и трех гражданах Узбекистана. Через полтора часа, после вмешательства юриста, мигрантов отпустили.

Опасность административки

Штраф или просто предупреждение, вынесенные по административным делам, расценивается российским законодательством как административное нарушение. Для мигранта получить два административных нарушения означает запрет на въезд в Россию.

Но для тех, кто был задержан и оштрафован на московских протестах, все еще хуже. Дело не только в том, что теперь любой переход улицы в неположенном месте для них может обернуться административным выдворением и запретом на въезд. Нарушение, которое им вчинили суды, означает, что их занятия в России (участие в протестной деятельности) не соответствуют заявленным целям приезда (работа), а это уже само по себе нарушение КоАП ст. 18.8 (п.2), в Москве это штраф от 5 до 7 тысяч и возможное выдворение (не дожидаясь второго административного нарушения).

Казахстанец под арестом

Адвокат «Апологии протеста» Григорий Червонный рассказал «Фергане», что среди тех, с кем он работал в ОВД 27 июля, был гражданин Казахстана. Он получил наказание в виде ареста по причине того, что он не имел постоянного места жительства в Москве.

— Аресты получали те, у кого не было постоянной регистрации в Москве, тогда же власти указывали, что якобы в митингах участвовали приезжие из других регионов. То есть гражданин Казахстана, который приехал посмотреть Москву, просто попал под раздачу и получил наказание за участие в публичной акции, — отметил юрист.

В тот день Червонный, как другие адвокаты, ездил по отделам, чтобы помогать задержанным. Когда он приехал в ОВД «Марьина роща», его сначала туда не пускали. Тогда пришлось действовать хитростью.

— Я сказал, что хочу написать заявление на соседа, что он мне якобы угрожает, потому что я не отдаю ему долг. Когда же я попал в отдел, часть задержанных уже распределили по другим ОВД, но я успел переговорить и взять контакты находившегося там гражданина Казахстана. Человек просто приехал в Москву, поселился в гостинице, пошел обедать, и его схватили. Из нашего общего чата я потом узнал, что он получил наказание в виде ареста. Я звонил ему, чтобы предложить помощь, но он решил сам заниматься своим делом, нашел адвоката, связался с посольством, но, как я потом узнал, отсидел срок, — рассказал юрист.

Григорий Червонный отмечает, что в КоАП прописано, что протокол об административных нарушениях должен быть составлен в момент его совершения, задерживать и доставлять в отдел полиции человека нужно, только если нет возможности составить протокол на месте.

— Когда мы спрашиваем в судах, в чем причина задержания и почему нельзя было составить протокол в автозаке и выяснить, что сделал человек, нам отвечали, что якобы не было ручек или не было [бланков] протоколов, поэтому всех везли в отделы. А там уже писали одинаковые рапорты на всех, и дальше включался судебный конвейер, — отметил адвокат.

Такое поведение полиции на митингах Червонный называет «серьезным перегибом».

— Мало того что людей разгоняли, так еще забирали случайных прохожих, которым давали статьи за участие в массовой акции. Ситуация абсурдная, человек предоставляет все доказательства, что он невиновен, а его привлекают за участие. В таких действиях властей сложно найти логику, — считает юрист.

Логику и здравый смысл действительно сложно найти — и в действиях сотрудников полиции, и в решениях судов. Москвичи и трудовые мигранты оказались равны — в том, что одинаково произвольно могут быть задержаны полицией на улицах города. Но равноправия все же нет: мигранты за такое незаконное задержание ответят штрафом в половину зарплаты и возможной депортацией. Просто за то, что шли на работу, — мимо рассерженных горожан и автозаков.

  • Почему доставщики еды в Москве решились на забастовку — и зачем им профсоюз

  • Первая в Узбекистане публичная акция в защиту женщин встретила агрессивное сопротивление общества

  • Посольство Таджикистана прекратило запись на вывозные чартеры. Как мигрантам вернуться домой?

  • В США хотят ввести санкции против России за возможный сговор с талибами. Но доказательства пока не представлены