Атомная пастораль у подножия Фисташковых гор

Площадку для строительства АЭС возле озера Тузкан официально проверили на безопасность
Площадка будущей АЭС. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Инженерные изыскания на приоритетной площадке строительства АЭС на берегу озера Тузкан в Узбекистане планируется завершить до конца 2019 года. Результаты исследований лягут в основу Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), которая до конца 2020 года должна будет выставлена на общественные слушания. Чтобы смягчить настороженное отношение общества к планам строительства атомной электростанции, Агентство по развитию атомной энергетики («УзАтом») организовало пресс-тур для узбекских блогеров, журналистов и других заинтересованных лиц на выбранную приоритетную площадку в Фаришском районе Джизакской области.

Фаришский район площадью 9530 квадратных километров занимает всю северо-западную часть Джизакской области. Это засушливая всхолмленная равнина на восточной окраине пустыни Кызылкум, с юга ограниченная горами Нуратинского хребта. Регион малолюдный, с населением чуть больше 90 тыс. человек — 10 человек на квадратный километр. Люди в основном заняты пастбищным животноводством. Здесь нет крупных городов, всего два поселка городского типа. На севере региона издревле существовала обширная солончаковая впадина Айдар. Во время чрезвычайно сильного паводка на реке Сырдарья весной 1969 года во впадину был направлен катастрофический сброс из Шардаринского водохранилища в Южно-Казахстанской области, что послужило началом образования Айдар-Арнасайской системы озер. На сегодняшний день Айдаркуль, как стали называть новое узбекское «море», является самым крупным водоемом Узбекистана с протяженностью береговой линии более полутора тысяч километров. Озера, в природном балансе взявшие на себя функции высохшего Арала, в 2008 году были включены в Рамсарский список водно-болотных угодий, имеющих международное значение для охраны водоплавающих и перелетных птиц.

Почему из нескольких потенциальных площадок для строительства АЭС в Узбекистане в итоге выбрали площадку в Фаришском районе, удаленную от современных транспортных и промышленных инфраструктур? Ведь это удорожит строительство и эксплуатацию атомной станции. Изначально в качестве потенциальных площадок также рассматривались берег водохранилища Тудакуль — в 20 километрах от Бухары, неподалеку от развитого индустриального региона Навоийской области, и даже берег «Ташкентского моря» — Туябугузского водохранилища в 20 километрах от столицы Узбекистана. Подробности выбора никогда публично не обсуждались. В кулуарных беседах по дороге к озеру Тузкан отраслевые специалисты обмолвились журналистам, что соображения безопасности сыграли ключевую роль. Дело даже не в том, что АЭС собираются строить вдали от густонаселенных территорий. В расчет были взяты, прежде всего, геоморфологические и сейсмические параметры потенциальных площадок. Фаришская степь, сложенная из самых древних (палеогеновых) осадочных и лессовых пород, представляется одним из самых «спокойных» регионов в Центральной Азии. Не вызывает опасений и достаточность водных ресурсов — 44 кубических километра запасов солоноватой воды в Айдар-Арнасайской системе озер гарантирует охлаждение реакторов при любых сюрпризах континентального климата. Для сравнения: Тудакуль вмещает всего 1,2 кубических километра воды, а сезонное накопление Туябугузского водохранилища — 0,25 км³.

От поселка Богдон, который по ходу строительства и эксплуатации АЭС планируется превратить в центр атомной энергетики Узбекистана и современный город с населением в 50 000 человек, асфальтированная дорога сворачивает к руднику Учкулач. С 1983 по 1989 год здесь велась активная разработка месторождения свинцовых и цинковых руд, которые по железнодорожной ветке транспортировались на обогащение в Ташкентскую область на Алмалыкский горно-металлургический комбинат. Потом рудник был законсервирован. Пара тысяч местных жителей или разъехались, или нашли работу в районном центре Янгикишлак. С небольшой возвышенности Ханбандытау открывается вид на заброшенные отвалы старого рудника, на солончаковую полупустыню и дальний берег озера Тузкан.

Как стало известно в поездке, для потенциального строительства атомной станции в Фаришском районе изначально было выбрано три конкурентных участка. Один из них, по дороге из Богдона в Учкулач, был забракован из-за расположения на селевом выносе русла Асмонсай. Русло сухое даже весной, селевых потоков, которые могли бы сойти с северных склонов Нуратинского хребта, не было уже сотню лет, но саму их возможность нельзя было исключить. Второй возможный участок для строительства АЭС пока оставили «про запас». И в качестве приоритетной площадки сегодня был выбран участок в четырех километрах от северо-западного берега озера Тузкан (расположение участков можно посмотреть на карте во второй галерее).

Тузкан — бессточное солоноватое озеро, входящее в Айдар-Арнасайскую систему озер. Второе по величине после Айдаркуля. В отличие от других озер системы, Тузкан был крупным водоемом и до наводнения 1969 года. Для поддержания экологии озера в равновесии в 1980 году естественная перемычка между Айдаркулем и Тузканом была перегорожена насыпной дамбой с регулируемым сливом. В 1994 году после нового масштабного сброса воды из реки Сырдарья дамба оказалась размытой, северный берег Тузкана частично ушёл под воду, и два озера соединились на значительном протяжении. Сегодняшняя площадь водной поверхности — 705 квадратных километров.

Вдоль южного берега озера тянется невысокий горный хребет Писталитау («Фисташковые горы»). Приоритетная площадка потенциального строительства АЭС расположилась прямо на окончании прибрежного горного хребта. Поэтому главный вопрос «Ферганы» о безопасности объекта был обращен к сейсмологам.

— Образование гор Писталитау связано с Герцинским орогенезом, происходившим 400-450 млн. лет назад. Эти горы гораздо древней Памира и Тянь-Шаня, они давно успокоились. Площадка будущей АЭС находится в стороне от активных разломов земной коры — потенциальных эпицентров землетрясений. Здесь могут ощущаться только транзитные сотрясения, — сообщил заместитель директора по науке Института сейсмологии АН РУз Вахитхан Исмаилов.

— В радиусе пятидесяти километров сильных землетрясений за последние 2000 лет не наблюдалось. Наибольшие сотрясения происходят в эпицентре — очаге землетрясения. Дальше происходит затухание сейсмических волн. На расстоянии 50 км от эпицентра землетрясения не вызывают сильных разрушений, — уточнил сотрудник Института сейсмологии доктор физико-математических Роман Ибрагимов.

Следующий вопрос журналистов относился к радиационной безопасности, поскольку недалекое соседство площадки с заброшенным рудником наталкивает на опасения о взаимодействии реактора АЭС с естественными источниками радиации.

— В 2018 году мы получили партию из двадцати российских полевых радиометров СРП-97, производства 1997 года. Такие приборы измеряют мощность экспозиционной дозы внешнего гамма-излучения. Прибор предназначен для поиска радиоактивных руд по их гамма-излучению, для радиометрической съемки местности, радиометрического опробования карьеров и горных выработок и обнаружения зон радиоактивного загрязнения. С помощью этих приборов наша группа выполняла пешеходную гамма-съемку на всех трех конкурентных площадках. В масштабе 1:2000. То есть территория была разбита на профили с шагом двадцать метров. А замеры на каждом профиле брались через каждые десять метров. С такой тщательностью была исследованы все четыре квадратных километра каждой конкурентной площадки. Зафиксированный фон внешнего гамма-излучения составил от 8 до 14 микрорентген в час. Это соответствует тем горным породам, которые слагают данную территорию. И это гораздо ниже, чем повседневный радиационный фон в городе Ташкенте, — доложил о результатах исследований начальник радиационной экологической партии государственного предприятия «Уранредметгеология» Виктор Романов.

Журналистам были также продемонстрированы буровые работы по отбору проб грунта, беспилотные летающие аппараты для топографических и геодезических исследований и автоматизированная гидрометеостанция. Отдельный вид изысканий — установки для проведения штамповых испытаний грунта (изучение возможной упругой деформации грунта при вертикальных нагрузках).

— Мы уже выдали отчет из 18 томов по 250 страниц в каждом. На каждое требование МАГАТЭ нами представлены тысячи аргументов. У МАГАТЭ перечислены 15 неблагоприятных факторов, при наличии которых целесообразность строительства АЭС оказывается под вопросом. Так вот: наша нынешняя площадка, что очень редко встречается в мире, полностью свободна от четырнадцати факторов. Единственный неблагоприятный, но не критический фактор — наличие подземных вод на глубине 6-12 метров от поверхности. Но этот фактор может быть легко преодолен с помощью инженерных решений, — резюмировал результаты исследований генеральный директор ГУП «Государственный проектный НИИ инженерных изысканий в строительстве, геоинформатике и градостроительного кадастра» Юлдаш Магрупов.

В четырех километрах к северу от строительной площадки АЭС раскинулось до горизонта «узбекское море». На других его берегах есть песчаные пляжи с морским прибоем и тысячи островов. Вблизи горной гряды Писталитау воды озера глубоко врезаются в сушу ветвистыми заводями, густо заросшими тростником. На одной из песчаных кос журналисты «Ферганы» нашли ржавый рыбацкий баркас. Это судно с Аральского моря. В семидесятые годы прошлого века некоторые баркасы флотилии из Муйнака перевезли на Тузкан, где в то время было много рыбы. Такие баркасы ходили от пристани в поселке Навруз к берегам западного Айдаркуля, тянули тралы, полные леща и воблы. Потом рыбы стало меньше из-за повышения минерализации воды. Улов перестал окупать расходы на дизельное топливо. Говорили, что флотилию баркасов сдали на металлолом. Но один, оказывается, сохранился.

Руководство агентства «УзАтом» сегодня клятвенно заверяет общественность, что строительство и эксплуатация АЭС не причинят первозданной природе и туристическому потенциалу этих мест никакого ущерба. В озерах можно будет купаться и без опаски есть рыбу, выловленную в Тузкане. Напротив — усиленный экологический мониторинг будет способствовать сохранению биологического разнообразия. А интенсивное развитие региона откроет новые возможности для индустрии отдыха и развлечений. Глядя с борта ржавого баркаса на синюю даль и дикие берега, можно только загадывать, каким может стать недалекое будущее уникального уголка в самом центре Азии.

Фотографии Андрея Кудряшова/"Фергана"

  • Финансовая полиция Киргизии обвинила майнеров в подрыве устоев государства

  • Погубит ли аренда природные заповедники Узбекистана

  • С 1 июля в Узбекистане вводится частная собственность на землю, но это ничего не значит: базовых законов нет

  • Сериал «Чернобыль» заставил власти Узбекистана оправдываться за строительство АЭС