«Националист, похититель, киргизский Дональд Трамп»

Что написали западные СМИ о победе Садыра Жапарова на президентских выборах в Кыргызстане
Садыр Жапаров. Фото с сайта zhaparov.kg

Садыр Жапаров, которого кыргызстанцы на днях избрали своим президентом, пообещал «защищать свободу слова в республике». «Если будут гонения в отношении СМИ, я заступлюсь», — сказал он, отвечая на вопрос, чего стоит ждать журналистам, которые будут его критиковать. И тут же покритиковал самих журналистов, призвав их не вырывать его слова из контекста, и не менять их смысл, добавляя свои комментарии. «Давайте обе точки зрения, беспристрастно. Тогда и гонений не будет», — резюмировал Жапаров. Любопытно, что бы он ответил западным журналистами, которые в своих материалах о прошедших в Кыргызстане выборах не стеснялись в сравнениях и комментариях (практически все они были не в пользу политика). «Фергана» ознакомилась с некоторыми из этих статей.

«Популист, заключенный, президент: осужденный за похищение побеждает на выборах в Кыргызстане», — с таким заголовком вышел материал о Садыре Жапарове в The New York Times. Издание напоминает, что еще в сентябре 2020 года Жапаров находился в тюрьме, отбывая длительный срок за организацию похищения губернатора Иссык-Кульской области. Но в ходе октябрьских событий был освобожден своими сторонниками и стал премьер-министром.

Спустя несколько дней он занял кресло и.о. президента, после чего ушел в отставку, чтобы баллотироваться на этот пост. Главный следственный орган страны быстро отменил приговор господину Жапарову, пишет издание. Политик, которого критики осуждали как коррумпированного националиста, связанного с организованной преступностью, пытался сплотить общество в поддержку своей кампании, пишет автор статьи и цитирует слова эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, охарактеризовавшего Жапарова как популистскую фигуру Робин Гуда, пришедшую к власти с обещаниями быстро помочь людям.

Победу этого политика на президентских выборах The New York Times называет «убедительной», отмечая, что он получил голоса почти 80% избирателей, пришедших на участки. Кроме того, более 80% (из тех, кто пришел) поддержали его предложение о перераспределении политической власти от парламента к президенту.

Стремясь расширить свои полномочия, Жапаров, похоже, следует примеру президента России Владимира Путина, отмечает издание, предупреждая, что этот путь может быть рискованным. Курманбек Бакиев, один из предшественников Жапарова, пытался консолидировать все рычаги власти в своих руках в течение своего срока 2005-2010 годов. В итоге он был свергнут в ходе кровавого бунта, напоминает автор статьи.

Британский журнал The Economist в заголовок материала о Садыре Жапарове вынес тот факт, что он выиграл президентские выборы в Кыргызстане с большим перевесом. Впрочем, уже в следующем предложении автор статьи написал, что оппоненты политика называют его «опасным демагогом».

«Я не буду повторять ошибки предыдущих властей, я буду править честно», — заявил Жапаров в своем штабе в день выборов, подчеркнув, что к свержению его предшественников привели их продажность и несправедливость. Однако господин Жапаров был активным участником одного из дискредитировавших себя правительств, свергнутого в 2010 году (с декабря 2007-го по сентябрь 2009 года он был советником на общественных началах президента Курманбека Бакиева. В 2008–2010 годах занимал должности комиссара Национального агентства республики по предупреждению коррупции, а затем — директора. Был снят с должности после свержения Курманбека Бакиева — прим. ред.).

Сторонники Садыра Жапарова. Фото с сайта zhaparov.kg

Более того, его приход к власти был связан со всевозможными искажениями юридических и конституционных норм, пишет издание, напоминая, что еще недавно победитель президентских выборов сидел в тюрьме по обвинению, которое сам он считает политически мотивированным. «Обычные люди, особенно, молодежь, верят в меня», — цитирует The Economist слова Жапарова. Его пристрастие апеллировать к «народу», культивирование подписчиков в социальных сетях и агрессивность некоторых из его сторонников привели к сравнению с Дональдом Трампом, которое, впрочем, он отвергает. «Я не популист, я ненавижу популистов», — говорит господин Жапаров, который в своей предвыборной кампании использовал слоган «выбор народа», пишет издание.

Оно отмечает также, что Жапарову предстоит постараться, чтобы добиться успеха на посту главы государства, где пандемия COVID-19 вызвала рост безработицы, а иностранных инвесторов напугали нападения на предприятия во время октябрьских беспорядков. Политик предупредил, что ему потребуется пара лет, чтобы воплотить в жизнь свои обещания. Поскольку двое его предшественников находятся в изгнании, а еще один томится в тюрьме, ставки высоки, предупреждает автор статьи.

Французская Le Monde в своем материале назвала Садыра Жапарова лидером киргизских «патриотов». Победивший с результатом в 79% президент обещает очистить страну от коррупции и освободить ее от китайского долга, пишет издание (перевод ИНОСМИ.ру).

Вопрос задолженности перед КНР стал одним из центральных в ходе предвыборной кампании. 24 ноября тогда еще исполняющий обязанности президента Жапаров впервые упомянул возможность раздела с Китаем части ресурсов Джетимского месторождения железной руды (Жетим-Тоо, расположено неподалеку от китайской границы), которое известно еще с советских времен как одно из крупнейших в мире.

Предложение вызвало ожесточенные споры: политические противники Жапарова и демократические активисты обвинили его в стремлении уступить месторождение Китаю. Указывалось, в частности, на присутствие в окружении президента депутата Адыла Жунуса, который известен связями с Китаем (семья его жены занимает там высокое положение). Вызывала у некоторых беспокойство и семейная история самого Жапарова: его предки жили в Китае с 1916 по 1960-е годы.

Подозрения насчет сговора с Китаем равносильны смертному приговору для любого киргизского политика, поскольку неприязнь к китайцам в стране очень сильна, отмечает издание.

Кадр сюжета телерадиокомпании "Пирамида" о месторождении Жетим-Тоо

В декабре 2020 года Жапаров прояснил приоритеты, подчеркнув, что никому не уступит ни одной сотой собственности этого месторождения, поскольку «в нем содержатся резервы не на 5-10, а на 500 лет». Будет сформирована «государственная компания для его разработки независимым путем». «Я покажу вам, что, если стану президентом, этот проект вытащит нашу экономику из ямы», — обещал он 16 декабря. Лицензия на разработку месторождения была предоставлена в 2009 году китайской компании. Произошло это при свергнутом впоследствии президенте Бакиеве. При новых правительствах эта лицензия неоднократно аннулировалась, а затем возвращалась собственникам. В ответ на рассуждения обо всех этих туманных сделках Жыргалбек Сагынбаев, председатель Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования, подтвердил 17 декабря, что «месторождение является государственной собственностью с 2016 года».

В Кыргызстане изменение условий горнодобывающих контрактов является чем-то вроде национального спорта, а сам сектор отнюдь не славится добропорядочностью. Поэтому бывшему борцу за золотую руду, судя по всему, удалось убедить избирателей в том, что он сможет дать отпор Китаю, резюмирует автор статьи.

Британская Financial Times называет Жапарова националистом и бывшим заключенным, чей приход к власти вызвал беспокойство в России, которая имеет военную базу на территории Кыргызстана и ведет борьбу с Китаем за влияние в этом богатом ресурсами постсоветском центрально-азиатском регионе (перевод ИНОСМИ.ру).

Однако Жапаров заявил о своем намерении поддерживать тесные связи с Россией, где работают сотни тысяч киргизских трудовых мигрантов, денежные переводы которых представляют собой критически важную опору экономики этой страны.

«Россия является нашим стратегическим партнером», — сказал политик в воскресенье в беседе с журналистами, когда опускал свой бюллетень в урну на избирательном участке в Бишкеке.

Издание также приводит слова доцента расположенного в Вашингтоне Колледжа по проблемам международной безопасности Эрики Марат, которая называет Жапарова «киргизским Трампом» и говорит, что его избрание может стать «началом формирования очередного неустойчивого и жесткого авторитаризма».

«Введение президентской системы служит одной единственной цели — укреплению власти киргизского Трампа сверх того, что разрешает нынешняя Конституция, а также утверждению его центральной роли по примеру [Владимира] Путина, [Нурсултана] Назарбаева и т. д.», — подчеркнула она, сославшись на лидеров России и Казахстана, которые в течение долгого времени находятся у власти.

Эрику Марат цитирует и американская ежедневная газета The Washington Post. Ссылаясь на эксперта, издание пишет, что Кыргызстан, вероятно, ждут новые беспорядки. «В течение следующих нескольких месяцев мы можем увидеть некоторую стабильность и эйфорию среди сторонников Жапарова, у которого есть довольно внушительная поддержка. Но он смог покинуть тюрьму и получить кресло президента, потому что многие были разочарованы в его предшественнике, [при котором] экономика была в упадке, и пандемия сильно ударила по стране», — сказала она, добавив, что недовольство материализуется, когда Жапаров попытается выполнить свои грандиозные предвыборные обещания, в особенности, те, что касались решения экономических проблем республики.


  • Киргизская провинция, проголосовавшая за Жапарова, ликует. «Старые» столичные элиты в оцепенении

  • Бывшие политические заключенные Узбекистана нуждаются в процедуре реабилитации

  • Семья узбекистанского ученого Андрея Кубатина — обо всех мучениях, через которые ему пришлось пройти

  • Как «министерство правды» и журналистское сообщество обменялись взаимными выпадами