Посланцы пророка, которые верят в драконов

Дунгане сохраняют в Узбекистане свои вековые традиции и учат соседей выращивать редис


«Фергана» продолжает знакомить читателей с этническими меньшинствами Узбекистана. Фотограф из Санкт-Петербурга Алина Тарабаринова уже рассказывала об узбекских корейцах, о греках, а сегодня мы публикуем ее фотоочерк и фильм о дунганах.

* * *

Я сижу на скамейке в одном из центральных парков Ташкента, рядом с памятником Пушкина, вожу карандашом по бумаге. Только что я побывала в Дунганском культурном центре и никого, похожего на дунганина, там не обнаружила, ни единой души. «Будут после пяти», — сказал охранник и добавил: «Но это не точно».

Дунгане переселились на территорию Центральной Азии из Китая после поражения дунганского восстания (1862-1877 гг.). Часть дунган прибыла из провинций Ганьсу и Шеньси, часть — из Илимского края. Они компактно расселились в Андижане и в других городах Ферганской долины. Многие добрались и до Ташкента. В настоящее время в Центральной Азии проживает более 150 тысяч дунган, около 4 тысяч — в Узбекистане.

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению происхождении дунган. Есть красивая легенда: китайскому императору эпохи Тан (618-907) приснился сон, в котором его от чудовища спасает юноша в зеленой одежде. Мудрецы объяснили императору, что чудовище — это враги-кочевники, а юноша в зеленом — пророк новой религии, который спасет империю. По совету мудрецов император посылает в Аравию послов с приглашением пророка Мухаммеда. Согласно преданию, он послал в помощь китайскому императору трех своих учеников и три тысячи воинов для борьбы с кочевниками. Чтобы как-то удержать магометан, император дал им в жены китаянок. Дети, родившиеся в этих браках, и их потомки — и есть дунгане.

Мне хотелось познакомиться с этнической историей этого немногочисленного народа, узнать культуру, быт, проникнуться традициями, ритуалами. Дунгане — известные земледельцы. Их переселение дало сильный толчок развитию сельского хозяйства в Узбекистане.

Дунгане исповедуют ислам суннитского толка и принадлежат к ханафитскому мазхабу. Но больше всего мне понравилось, что дунгане верят в дракона.

Неожиданно приходит смс от Марины Тен — моего ташкентского ангела-хранителя. Я живу в ее прекрасном доме и вспоминаю осенние приключения с поисками корейцев. В смс — номер телефона, имя и подпись: старейшина дунганской общины.

Председатель дунганского культурного центра Мане Даурович Савуров. Фото Алины Тарабариновой

Набираю присланный мне номер телефона Мане Давуровича Савурова, объясняю, что хочу снять историю про дра… дунган. Без долгих расспросов мне диктуют адрес и бодрым голосом говорят: ждем к четырем. Гудок. Забегая вперед, хочу сказать, что все три недели, что я была в Узбекистане, мне всегда так везло: находились нужные люди, открывались дороги, и вообще материализация мыслей зашкаливала.

Возможно, все потому, что я тоже верю в драконов.

Из подъезда выходит человек неопределенного возраста, улыбается и приглашает к себе домой. Я ставлю камеру, и мы начинаем разговор.

Мане Савуров около своего дома. Фото Алины Тарабариновой

Наши разговоры с Мане и другими героями-дунганами можно послушать и посмотреть в документальном фильме.

На следующий день я поехала в Дунган-махалля и бродила там по полям, огородам, заходя во всегда открытые калитки и слушая интересные истории. Махалля находится в Уртачирчикском районе, в 17 км от Ташкента. Здесь проживают более 800 человек, и кажется, что они все родственники.

Смешанных браков зарегистрировано очень мало. Чтобы избежать родственных союзов, невест женихам привозят из дунганских поселений Казахстана и Кыргызстана. Существует старинный обычай, когда друзья жениха должны вырвать из прически невесты один цветок и положить его очень высоко где-нибудь в доме жениха. Жених должен во что бы то ни стало достать этот цветок, иначе он теряет право первой ночи.

Севара Савурова. Фото Алины Тарабариновой

Основным занятием жителей Дунган-махалли является выращивание риса и овощей. Они идут на экспорт и в Россию. Дунгане так преуспели в этом, что даже в соседнем селе сажают дунганскую черемшу (дюцай) и красный редис по дунганской технологии. Также дунгане изготавливают лапшу из крахмала и выращивают в теплицах грибы — вешенки.

Мне удалось попробовать лагман. И это действительно — невероятный вкус.

Махалля — самобытный оазис, где сконцентрировалась дунганская культура в том виде, в каком их предки принесли ее из Китая. Поражает и язык. На дунганском разговаривают и дома, и с соседями, на нем говорят и старики, и молодежь. На слух — как будто китайский вперемешку с русским.

Для меня дунгане — гостеприимные, добрые и открытые люди, уважающие старших, умеющие работать с землей. Их трудолюбие не имеет границ. Радостно видеть, как община не рассыпается, пытается сохранить себя и язык, свою культуру для младших поколений. И пусть их немного, но их сила велика.

Фото и видео автора

Алина Тарабаринова
Читайте также
  • Справятся ли власти и народ Узбекистана с надвигающейся экологической катастрофой?

  • Почему узбекистанцы не устанут отдавать деньги мошенникам из частных агентств занятости

  • Писатель Назар Эшонкул об искусстве обмана, узбекской литературе и «Кишлаке рабов»

  • Нужна ли Узбекистану система обязательного медицинского страхования