Судья и ласточка

Сакральные места Узбекистана, очерк шестой. Толе би Алибекулы, праведник казахов и узбеков
Мавзолей Ховенди Тахура. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Мы продолжаем публикацию исторических очерков Андрея Кудряшова, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Сегодняшний материал посвящен создателю казахского свода законов «Жеты жаргы», а также мудрому судье, поэту и оратору Толе би Алибекулы.

Ташкент уже к середине XVIII века стал одним из крупнейших торговых и ремесленных центров Центральной Азии. При этом по площади жилых застроек и числу жителей Ташкент не уступал тогда древнейшим городам региона — Самарканду и Бухаре.

Однако жизнь в земледельческом оазисе на границе с кочевой степью оставалась очень неспокойной. Как и в предшествующие столетия, город привлекал завоевателей, переживал разорительные нашествия, часто менял правителей, сохраняя лишь традиционный уклад жизни и верность мусульманской религии. От тех времен до наших дней дошел удивительный архитектурный памятник в историческом центре Ташкента — мавзолей Калдиргач-бия, ставший местом почитания сразу у двух народов. Узбеки видят в нем прежде всего легендарный символ борьбы за независимость от иноземных захватчиков и иноверцев. А жители южных регионов Казахстана почитают его как место захоронения своего национального героя — великого судьи, поэта и оратора, автора свода законов «Жеты жаргы» Толе би Алибекулы из рода Дулат.

Возглавил сопротивление

В XVII веке из-за внутренних раздоров и постоянных войн с шиитским Ираном значительно ослабла власть узбекской династии Шейбанидов. Пользуясь ситуацией, султаны кочевых казахских племен устремились завоевывать богатые земледельческие области к югу от реки Сырдарьи.

Через два столетия уже сами казахские племена подверглись опустошительному нашествию джунгар — грозных кочевников, до того покоривших Тибет, Кашгар и Монголию и заставивших всю Центральную Азию с содроганием вспомнить о временах Чингисхана. В 1723 году джунгарский тайше — наследный принц Галдан-Цэрэн, сын «Повелителя Вселенной» Цэван-Рабдана — захватил и подверг разорению Ташкент, обложил город данью и даже предпринял попытку насадить в нем буддизм ламаистского толка — государственную религию Джунгарского ханства. Иноземные воины устроили погром мусульманских святынь: они саблями срезали барельефы с цитатами из Корана, украшавшие мавзолей Каффаля аш-Шаши. Так, буддизм Махаяны, в III веке по Великому шелковому пути занесенный в Монголию и Китай из Кушанской Империи странствующими монахами, чуть было не вернулся по тем же тропам на копьях завоевателей.

Согласно народным преданиям, сопротивление власти захватчиков возглавил тогдашний правитель Ташкента, справедливый судья, поэт и оратор Толе би Алибекулы. Стоит уточнить, что предания основывались не на мифической фигуре, а на делах реального исторического лица. Из хроник того времени известно, что Толе би происходил из крыла Жаныс рода Дулат, самого многочисленного и прославленного в Старшем или Великом жузе, который был главным из трех племенных союзов, впоследствии образовавших нацию казахов.

Мавзолей Калдиргач-бия. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Толе би родился в 1663 году в урочище Жайсан в долине реки Чу на юге Казахстана в семье племенного судьи Алибек би. После смерти хана Жолбарыса Толе би правил Ташкентом шесть лет — c 1743 по 1749 год. Мудрость и справедливость судьи высоко оценили еще его современники. Вместе с двумя другими великими судьями — Казыбек би и Айтеке би — Толе би был одним из авторов казахского свода законов «Жеты Жаргы» («Семь Уложений»), объединившего правовые нормы исламского шариата с традиционными уложениями адата — свода правил бытового поведения, принятого в том числе и у кочевников. После лет «Великого бедствия» — так называют казахи период войн с Джунгарским ханством — авторитет Толе би среди соплеменников поднялся на невиданные высоты. Случилось это в том числе и из-за его мудрых призывов использовать земледелие и перенимать полезные навыки и ремесла у оседлых народов. Известно его выражение: «Кто отца видел, стрелять научится, кто мать видел, шубу шить умеет». Толе би умер в 1756 году в Акбурхан-орде, на территории современного Ленгерского района Южно-Казахстанской области, однако похоронен был в центре Ташкента.

Речное божество или заступник мусульман?

По легенде, когда на Ташкент из степей начали надвигаться огромные полчища джунгарских всадников, многие люди в панике покидали обжитые места, часто бросая все свое имущество. Однако Толе би не двинулся с места. Галдан-Цэрэн, привыкший к тому, что одно его имя наводит на мусульман ужас, приказал привести к нему судью и спросил, почему тот не убежал, неужели он не боится? Толе би на это ответил, что не захотел разбирать свою юрту, чтобы не разрушить гнездо ласточки с новорожденными птенцами. Согласно преданию, суровый завоеватель был растроган таким ответом и не стал причинять никакого зла праведнику и его родне. С тех пор Толе би и стали называть Калдиргач-бий — хозяин ласточки. Позже личным примером он поднял народ на борьбу с захватчиками. После изгнания джунгар был избран правителем Ташкента, а после смерти похоронен с великими почестями рядом с могилой святого шейха Хавенд-Тахура.

Однако необходимо помнить, что это предание. Реальный Толе би Алибекулы управлял Ташкентом с 1743 по 1749 год — то есть двадцать лет спустя после взятия города Галдан-Цэрэном. И, конечно, исторический судья несколько отличался от легендарного образа Калдиргач-бия.

Мавзолей Калдиргач-бия. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

В 1741 году татарский купец Шубай Арсланов по заданию русских военных совершил путешествие из Орска в Ташкент. Согласно его донесениям, Толе би «был выжит» из Ташкента неким казахским беком по имени Кусен. При этом, как сообщает Арсланов, оба враждующих феодала были послушными данниками джунгарских наместников, а местным жителям «чинили великие утеснения». Ставка Толе би находилась в том месте, где древний оросительный канал Бозсу ответвлялся от реки Чирчик. В те времена канал обеспечивал питьевой и оросительной водой весь Ташкент. Это давало казахскому бию возможность буквально контролировать жизнь огромного города и его окрестностей. «Если захочет, то текущий туда канал запрудит и в другую сторону пустить может, от чего ташкентцы принуждены могут быть за удержанием на пашни воды помереть», — писал Арсланов в своих рапортах в русскую военную разведку. Подобный образ действий, заметим, больше подходил бы речному божеству доисламской эпохи, чем святому заступнику мусульман. Тем не менее в других своих рапортах тот же купец сообщает, что от притеснений бека Кусена и джунгар многие жители Ташкента бежали именно под защиту Толе би. Так или иначе, в народной памяти Толе би остался справедливым правителем и борцом за независимость.

Кинжал в гробнице

Мавзолей Калдиргач-бия, расположенный в Шейхантаурском районе Ташкента рядом с мавзолеем шейха Хавенд-Тахура, заметно отличается по своему стилю от других архитектурных памятников той эпохи. Его венчает не круглый, а островерхий конический купол. Заметим, что такая форма более характерна для культовых построек в степных и пустынных местностях от Алтая до Каспийского моря, где культура тюркских кочевников не испытала столь сильных, как на юге, влияний арабо-персидских традиций. По словам одного из первых исследователей памятника ташкентского археолога Галины Пугаченковой, наружный шатровый купол пирамидальной формы на высоком 12-гранном барабане «словно имитирует родные края Толе би, горные пики Тянь-Шаня и Алатау».

Другая интересная подробность касается самого священного места. Узбекские ученые пришли к выводу, что мавзолей Калдиргач-бия мог быть сооружен в XV веке — то есть еще за триста лет до рождения исторического Толе би. На его территории были обнаружены и более ранние захоронения, неизвестно кому принадлежащие. Любопытные сведения на этот счет были предоставлены советским археологом Михаилом Массоном. Он писал, что в начале XIX века возникли слухи, будто некий персонаж, похороненный в мавзолее Калдиргач-бия, не был по-настоящему правоверным мусульманином и погребен с отступлениями от принятого ритуала. Для проверки слухов один из правителей города с помощью сторожа Ишанкула однажды ночью произвел вскрытие захоронения. Внутри был обнаружен кинжал, украшенный самоцветами, что действительно несовместимо с похоронными ритуалами в исламе. Находку решили оставить на месте, а сторожу правитель строжайше запретил говорить о произошедшем, чтобы не возбудить волнений среди верующих. Потом сторож куда-то исчез. Много лет спустя во время ремонтных работ внутри мавзолея человек, некогда участвовавший при вскрытии надгробия, попытался достать кинжал. Но его не оказалось на месте. Об этом он будто бы рассказал перед смертью своему сыну.

По мнению современных историков, вне зависимости от времени постройки самого мавзолея культ почитания Калдиргач-бия как символа борьбы за независимость возник в Ташкенте во время правления Хаджи Мухамад Юнуса (или Юнус-ходжи) — в 1784-1802 гг. После освобождения от власти Джунгарского ханства в городе установилась своеобразная форма правления, напоминающая европейские купеческие республики Средневековья. Правда, Ташкентом управляло не собрание знатных граждан, а избираемые ими хокимы — главы четырех городских районов: Шайхантахура, Кукчи, Бешагача и Себзара. Между их партиями шла постоянная борьба за влияние, что нарушало мирную жизнь. «Земледелие и скотоводство приходили в упадок, полезное заведение садов было подвержено разорению, вместо трудолюбивого в ремесле упражнения каждый выходил из дома с оружием в руках и всегда видел жизнь свою в опасности», — писали об этом русские горные инженеры Бурнашев и Поспелов, занимавшиеся разведкой рудных месторождений в окрестных горах. Но в 1784 году демократическая междоусобица прекратилась, когда собрание старейшин — курултай — назначило правителем Ташкента потомка шейха Хавенд-Тахура, хокима Шейхантахура Юнус-ходжу, в юности бывшего личным секретарем Толе би. При Юнус-ходже Ташкент стал независимым городом-государством, расширившим свои владения далеко за пределы древнего земледельческого оазиса Чач.

В мавзолее Калдиргач-бия. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Период самоуправления и процветания, предания о котором изложил в своей книге «Тарихи джадидайи Ташкант» Мухаммад Салих Ташканди, длился почти четверть века. В 1808 году Ташкент снова был завоеван, на сей раз правителем Коканда Алим-ханом из узбекского племени минг. Но уже через год Алимхан был убит в результате заговора. Эмир Бухары Насрулла объявил хана Коканда Мадали вероотступником, поскольку тот вступил в брак с женой собственного отца. После этого Насрулла захватил многие его земли, в 1842 году покорив и Ташкент. Еще два десятилетия город поочередно штурмовался кокандцами и бухарцами, переходя из рук в руки. В ночь на 15 июня 1865 года после повторного штурма войсками генерала Черняева Ташкент был присоединен к Российской империи и еще через год стал официальной столицей Туркестанского генерал-губернаторства.

Надо заметить, что сегодня мавзолей Калдиргач-бия, расположенный в самом центре Ташкента, не привлекает слишком большого числа паломников. Но его обязательно посещают приезжие из Казахстана — особенно те из них, кто связывает свое происхождение с легендарным родом Дулат. Для современных казахов, большинство из которых продолжают почитать шежере — фамильную историю своих предков во многих поколениях, Толе би — это выдающийся племенной вождь и, стало быть, покровитель рода. Что же касается нынешних жителей столицы Узбекистана, практически каждый из них знает легенду про священную ласточку. Хотя уже далеко не все связывают эту легенду с именем Толе би.

Фото Андрея Кудряшова / "Фергана"

Читайте также