В Узбекистане объяснили рост цен на цемент проблемами с обеспечением заводов газом

АО «Кувасайцемент». Фото пресс-службы предприятия

Предприятия «Кувасайцемент» и «Ахангаранцемент» приостановили производство цемента из-за снижения давления газа, сообщили в Антимонопольном комитете Узбекистана.

«Снижение температуры окружающей среды ниже нулевой отметки привело к увеличению потребления газа населением, что в свою очередь сказалось на снижении давлении газа, поставляемого производителям цемента», — говорится в сообщении.

В связи с этим производители не выставили свою продукцию на бирже на прошлой неделе, что привело к росту цен на сырье.

На фоне сложившейся ситуации среднесуточный объем торгов снизился на 34%, составив 30 тыс. тонн против 46 тыс. тонн ранее. Объем реализованного цемента составил 141 тыс. 919 тонн, что на 68 тыс. 456 тонн меньше, чем на предыдущих торгах. Снижение объемов оказало влияние на рост цены с 512,0 сум/кг в начале недели до 539,1 сум/кг на конец недели (или на 5%). Одновременно, количество участников торгов снизилось с 1 054 до 817, а покупателей — с 556 до 373, говорится в сообщении.

Предприятие «Кувасайцемент» расположено в городе Кувасай Ферганской области. Оно ежегодно выпускает более 1 млн. тонн цемента трех видов. Ахангаранский цементный завод («Ахангаранцемент») расположен в Ташкентской области. С 2006 года предприятие входит в состав российского холдинга «Евроцемент груп». Проектная мощность завода — 2,18 млн тонн цемента в год. Минувшей зимой он уже приостанавливал производство из-за нехватки природного газа.

Ранее в одном из Telegram-каналов сообщалось, что предприятиям «Кувасайцемент» и «Ахангаранцемент» прекратили поставки электроэнергии, что, в свою очередь, привело к резкому росту цен на цемент. Однако в Минэнерго республики оперативно опровергли эту информацию, пригрозив ответственностью тем, кто ее распространяет (сейчас же выяснилось, что причиной остановки производства стало низкое давление газа, а не отсутствие электричества).

Ранее сообщалось, что с начала ноября в республике начали ограничивать газоснабжение сезонных потребителей (теплиц, предприятий по производству кирпича, извести, гипса), чтобы обеспечить топливом дома и социальные объекты. Аналогичная мера коснулась заведений общепита. Однако местные жители все равно жаловались на перебои с поставками газа.

На днях министр энергетики Алишер Султанов, отвечая на вопрос о причинах сложившейся ситуации проекту Alter Ego, сказал следующее: «Мы знаем, что зимой потребление газа резко растет. Есть пиковые периоды: утреннее и вечернее время, когда люди собираются на работу и приходят с работы. Газа достаточно. Сколько газа у нас есть — столько же и потребляется. В этот период начинается резкое падение давления в газопроводе. Учитывая, что на сегодняшний день у нас генерация электроэнергии — это на 90% газовая генерация, т.е. все станции у нас работают на газе, в вечерний период нам надо нагружать станции, то есть повышать мощности. Мы должны быстро давать туда газ.

В этот момент, если работают те же столовые или АГНКС...я предвижу, что вы зададите мне вопрос, почему мы сейчас АГНКС начинаем отключать в вечерний и ночной период — с этим же связано. Мы не ограничиваем их по потреблению газа. Мы вводим технический перерыв, время, в которое они не должны работать. Это связано с техническим регламентом, потому как когда люди возвращаются с работы, если идет массовая заправка автомобилей, мы даем газ на электростанции для выработки электроэнергии, хозяйки в это время дома включают плиты и начинают готовить, резко падает давление. И мы за следующие сутки не успеваем добрать давление, т.е. мы не доходим до того уровня давления, который необходимо держать в газопроводе. На следующий день происходит то же самое: все ниже и ниже. В определенный момент случается коллапс, когда все говорят, «нет газа». Газ есть, нет давления».

  • В Ташкенте запустили первый участок кольцевой линии надземного метро

  • Кто выиграл от нового бюджета, который в Таджикистане скорректировали с учетом эпидемии COVID-19

  • Снятие жесткого карантина в Киргизии привело к резкому ухудшению ситуации с COVID-19

  • Почему указ президента Таджикистана о налоговых льготах не спасет малый и средний бизнес