Кыргызстан вслед за Узбекистаном возложил ответственность за рост цен на мясо на соседей

Мясо на рынке в Киргизии. Фото с сайта Azattyk.org

Рост цен на мясо в Кыргызстане связан с введенным Казахстаном ограничением на вывоз скота, заявила пресс-служба Государственного агентства антимонопольного регулирования.

В ведомстве указали, что причиной запрета стал «взрывной рост» отгрузок крупного рогатого скота из Казахстана в Узбекистан — за минувший год этот показатель увеличился в 4 раза с 39 тыс. голов в 2018 году до 156 тыс. голов в 2019-ом.

«Кстати, это стало одним из факторов существенного роста цен на мясо в Казахстане. Почему в Узбекистан? Республика Узбекистан приняла программу по возрождению животноводства. В соответствии с ней фермеры получают дешевый кредит на закуп животных, что позволяет им предлагать за казахстанский скот от 800 до 950 тенге за 1 кг живого веса в зависимости от уровня откорма. Казахстанские мясокомбинаты предлагали на 100 тенге меньше», — отмечается в сообщении.

В качестве еще одной причины моратория киргизское ведомство указало желание Казахстана экспортировать не сырье, а уже переработанную продукцию (и, соответственно, обеспечить загрузкой собственные мясоперерабатывающие заводы).

«В связи с введенным Казахстаном запретом, скот массово стал закупаться в Кыргызстане со стороны Узбекистана и Таджикистана. Кроме того, многие перекупщики воспользовались ситуацией и также взвинтили цены», — посетовали антимонопольщики.

Если в среднем по республике цена на баранину в январе составляла 305,9 сом/кг ($3,6), то в ноябре она увеличилась до 390,6 сом/кг ($4,6) (рост на 27,7%). Средняя цена говядины в январе составляла 326,3 сом/кг ($3,9), увеличившись к ноябрю до 403,8 сом/кг ($4,8) (рост на 23,8%).

В октябре на рост стоимости мяса обратили внимание жители соседнего Узбекистана. Министерство экономического развития и сокращения бедности республики, как и власти Кыргызстана, объяснило это введенным Казахстаном мораторием на вывоз скота, а также подорожанием корма.



Читайте также
  • Бывшие политические заключенные Узбекистана нуждаются в процедуре реабилитации

  • Дональд Трамп — как кандидат от «партии» американских религиозных фундаменталистов

  • Правозащитник Виталий Пономарев — об эволюции протеста в Туркменистане

  • Кто есть кто на государственных должностях в «постреволюционном» Кыргызстане?