Верховный суд Таджикистана увеличил срок заключения главы компании «Умед-88»

Раджабали Одинаев. Кадр видеозаписи с сайта Ozodi.org

Верховный суд Таджикистана добавил четыре года к 24-летнему сроку заключения Раджабали Одинаева – владельца компании «Умед-88», которая была одним из самых крупных поставщиков нефтепродуктов в стране. Об этом сообщает Akhbor со ссылкой на источники в судебной системе Таджикистана. Новый приговор был объявлен 2 апреля.

Первый приговор был вынесен Верховным судом в сентябре 2018 года. Тогда Одинаева и гендиректора «Умед-88» Идибека Иброхимова (осужден на 22 года) признали виновными в присвоении государственного имущества, нецелевом использовании банковских кредитов и растрате.

Подробности нового приговора в отношении Раджабали Одинаева пока официально не разглашаются, но Шермухаммади Шохиён, председатель Верховного суда, еще в феврале сообщил журналистам, что второй процесс по делу Одинаева связан с его непогашенными банковскими кредитами. Речь шла о сумме в 26 миллионов сомони (около $2,65 млн).

В сентябре прошлого года на первом судебном процессе Одинаев из всех выдвинутых против него обвинений признал только двоеженство, за которое полагается штраф в размере 50 тысяч сомони ($5,29 тысячи) или до двух лет исправительных работ. Он заявил, что в случае освобождения готов продать все имущество «Умед-88» и выплатить долги.

После осуждения опального бизнесмена власти сами занялись продажей имущества «Умед-88» для оплаты долгов компании. В феврале текущего года на первом аукционе были проданы две АЗС «Умед-88» на севере страны. Полученные деньги обещали отправить на строительство Рогунской ГЭС.

Проблемы у Одинаева начались в октябре 2017 года, после того как на встрече с бизнесменами его раскритиковал президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Спустя всего несколько часов после этого сотрудники Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией задержали Одинаева и Иброхимова. Агентство сообщило, что 15 мая 2015 года Рогунская ГЭС, Министерство финансов и «Умед-88» подписали трехстороннее кредитное соглашение, в котором первая выступала в качестве кредитора, а Минфин и «Умед-88» — в качестве заемщиков. Согласно документу компании «Умед-88» было выделено 171 млн сомони ($20 млн по курсу на тот момент) «для развития агропромышленного комплекса в РТ посредством обеспечения аграрных хозяйств дизельным топливом». Средства должны были быть возвращены не позднее 31 декабря 2015 года.

В сообщении антикоррупционного ведомства отмечалось, что Одинаев и другие ответственные лица в его компании, «воспользовавшись своими служебными полномочиями, вопреки интересам государства и с грубым нарушением требований кредитного соглашения занимались «нецелевым использованием» полученных средств. Агентство по госфинконтролю и борьбе с коррупцией объявило, что 74 миллионов сомони ($7,84 млн) полученного займа были направлены на погашение задолженностей «Умед-88» перед «Амонатбанком» и «Точиксодиротбанком».

В конце октября 2017 года один из лидеров таджикской оппозиции в изгнании Шарофиддин Гадоев обвинил жену и зятя президента Эмомали Рахмона в рейдерском захвате компании «Умед-88».

Читайте также