«Мускулы» талибов

Афганское радикальное движение стремится создать огромную армию
Ракетные комплексы "Луна-М" на параде армии талибов. Кадр из сюжета Национального ТВ Афганистана

Радикальное движение «Талибан»* планирует увеличить численность своей армии до 200 тысяч человек. Соответствующее заявление сделал начальник штаба армии талибов Кари Фасихуддин Фитрат. «Мы решили увеличить численность армии в следующем году с 150 тысяч до 170 тысяч и постепенно довести до 200 тысяч [военнослужащих]», — сказал он.

На момент захвата власти в Афганистане в середине августа 2021 года численность боевиков «Талибана» оценивалась в 100 тысяч человек. Впервые о намерении значительно увеличить свою армию талибы заявили в феврале 2022 года. Тогда они обозначили, что их цель — довести численность подконтрольных вооруженных сил до 150 тысяч. С этой задачей они справились довольно быстро. Сейчас армия талибов крупнее, чем любая из армий постсоветских стран Центральной Азии. Например, армию Узбекистана вооруженные силы «Талибана» превышают в несколько раз.

Что представляют собой войска радикального движения и какую угрозу они могут нести своим соседям — попыталась разобраться «Фергана».

Из партизан в солдаты

Еще за полгода до того, как талибы без боя вошли в Кабул и взяли столицу под свой контроль, абсолютное большинство экспертов утверждало, что даже при полном выводе иностранных войск из Афганистана, которое по плану должно было завершиться 11 сентября 2021 года, армия афганского проамериканского правительства сможет продержаться значительное время, хотя бы несколько лет — тем более если США и их союзники будут помогать ей авиаударами.

Весной 2021 года радикальное движение начало уже традиционное для боевых действий в Афганистане «весеннее наступление». Из-за специфики климата страны, где большую часть территории занимают горы, масштабные боевые действия обычно затихали (и по-прежнему затихают) с конца осени и где-то до марта: горные дороги непроходимы из-за глубокого снега, — а весной возобновлялись.

Не стала исключением и весна 2021-го. Годом ранее в Катаре талибы подписали мирное соглашение с США, поэтому иностранные военные в боевых действиях практически не участвовали. Тем не менее оставалось свыше 350 тысяч афганских правительственных силовиков (по крайней мере, таковы были официальные данные), которые противостояли радикалам: армия, полиция, проправительственные ополчения, высокопрофессиональные спецподразделения различных силовых ведомств. Иностранные союзники продолжали поставлять им боеприпасы, разведывательную информацию и периодически наносили массированные авиаудары по скоплениям талибов.

Силы радикалов на тот момент оценивались в 70 тысяч человек. Это была партизанская армия. Без самолетов, без тяжелой артиллерии, без бронетехники (у талибов имелось ограниченное количество легких броневиков, захваченных у правительственных сил, но в целом существенной роли они не играли). Правда, отряды талибов имели значительно более высокую мотивацию, чем правительственные силы. Последних разъедала коррупция, уход иностранных союзников их деморализовал, сам политический режим за 20 лет так и не смог предложить Афганистану «светлое будущее».

На мой взгляд, именно мотивация и сыграла основную роль в том, что всего за полгода «Талибан» смог захватить весь Афганистан, а в столицу войти без боя. К моменту захвата Кабула численность талибов доросла до 100 тысяч — к ним примкнула часть недавних проправительственных ополчений, также на их сторону переходили подразделения регулярной афганской армии. Ряды радикального движения пополняли и сторонники талибов с бывших подконтрольных властям территорий. В результате захвата военных баз, где ранее размещались правительственные силы, в руках талибов оказалось такое количество современного вооружения, которому позавидовало бы министерство обороны любой из соседних стран. Было очевидно, что теперь из партизанского войска радикалы будут создавать полноценную регулярную армию.

Техника и численность

В феврале 2022 года, спустя почти полгода после прихода к власти, талибы наконец-то подсчитали, сколько вооружения им досталось после вывода иностранных войск и разгрома афганской проамериканской армии: 300 тысяч единиц легкого оружия, 26 тысяч единиц тяжелого вооружения и около 61 тысячи единиц военной техники. Об этом заявил представитель министерства обороны, сформированного радикальным движением. К тому времени талибам удалось отремонтировать половину из 80 военных вертолетов, которые им достались, — иностранцы сознательно вывели их из строя, оставляя в Афганистане.

Очень может быть, что боевики приврали о точном количестве доставшихся им иностранных вооружений, но в сети публиковалось множество фото- и видеоподтверждений тому, что радикальное движение захватило действительно гигантские арсеналы.

Более того, талибы долгое время претендовали на военную авиатехнику, которую афганские летчики угнали в соседние Узбекистан и Таджикистан, спасаясь из Мазари-Шарифа и Кабула. По данным министерства обороны США, в Узбекистане оказалось 46 единиц авиатехники, в Таджикистане — 18. Среди угнанной авиатехники — вертолеты Ми-17, UH-60 и самолеты PC-12, C-208, AC-208 и A-29. До захвата власти талибами афганские военно-воздушные силы (ВВС) насчитывали порядка 160 самолетов и вертолетов.

Именно создание собственных ВВС «Талибан» объявил одним из основных приоритетов в своей внутренней политике — и это на фоне развивавшегося в стране гуманитарного кризиса. Сухопутные силы довести до состояния регулярной армии им удалось сравнительно быстро: организовать и обучить подразделения специального назначения, освоить использование бронетехники и артиллерии, создать из вчерашних партизан военнослужащих, которые должны подчиняться правилам службы. Также проводилась работа с тем, чтобы вернуть в страну или поставить в свой строй офицеров свергнутого проамериканского правительства (при этом талибы подвергали бывших военнослужащих афганской армии репрессиям).

Со временем вопрос с ВВС — может, и не в том объеме, как хотелось бы талибам, — тоже был решен. Первая операция с участием военной авиации произошла уже в ноябре 2021 года. Тогда на крышу военного госпиталя в Кабуле, который захватили боевики ИГИЛ-Хорасан*, был высажен спецназ талибов. Позже различная авиатехника, главным образом вертолеты, участвовала в других операциях талибов (в том числе против Фронта национального сопротивления, лидеров которого принимают на Западе, в Иране и Таджикистане), а также в их парадах.

В настоящее время вооруженные силы талибов задействованы в операциях внутри страны против различных группировок, противостоящих им, — в первую очередь против ИГИЛ-Хорасан и Фронта национального сопротивления.

Время от времени они участвуют и в приграничных конфликтах — то против иранских военнослужащих, то против пакистанских. Ни одного вооруженного инцидента между боевиками радикального движения и военными постсоветских стран Центральной Азии до настоящего момента зафиксировано не было.

Чего ждать от армии талибов странам Центральной Азии

На сегодняшний день армия талибов численно превосходит армию любой из постсоветских стран Центральной Азии. По официальным данным на лето 2021 года, в армии Казахстана насчитывается примерно 70 тысяч военнослужащих. В Узбекистане — 55 тысяч человек (это неофициальные данные Global Fire Power, который определяет численность казахстанской армии в 45 тысяч человек). По данным того же Global Fire Power, численность туркменской армии составляет 30 тысяч военнослужащих, кыргызской — 15 тысяч. Меньше всего солдат имеет армия Таджикистана — 9,5 тысячи. Однако надо учитывать, что в Национальной гвардии этой страны служат почти 7,5 тысячи человек, а это де-факто вторая армия в стране, которая не уступает по своим возможностям регулярной армии и может выполнять задачи как внутри Таджикистана, так и за его пределами.

Таким образом, талибы намерены увеличить свою армию, чтобы она суммарно превосходила все армии постсоветских стран Центральной Азии вместе взятые.

Тут, правда, дело не только в численности, но и в техническом превосходстве. Это очень относительный показатель, так как мало обладать самым современным оружием, нужно уметь им эффективно пользоваться. Хорошим примером тому служит вмешательство высокотехнологичной армии Саудовской Аравии в гражданскую войну в Йемене: в итоге умеющие красиво прокатиться на современной технике на параде саудовцы не смогли одержать победы над йеменскими партизанами-хуситами, вооруженными старым советским оружием, но умеющими чрезвычайно эффективно его использовать. В случае с талибами: они имеют большой опыт использования различных видов вооружений в боевых условиях, чего не скажешь ни об одной из стран к северу от афганской границы.

Уничтоженная военная техника советского производства в Кабуле. Александр Рыбин, ИА "Фергана"

В настоящее время вооруженные силы талибов заняты, главным образом, решением внутренних проблем. Боевые действия против ИГИЛ-Хорасан и ФНС — их главная задача. Пока ни о каких наступательных действиях в отношении территорий сопредельных государств речи не идет.

Учитывая сложную экономическую ситуацию и межэтнические противоречия внутри Афганистана, можно с уверенностью говорить, что армия талибов, какой бы крупной она ни была, угрозы для своих северных соседей пока не представляет.

К тому же официальная идеология «Талибана» обозначает главной целью движения «установление исламских правил» внутри Афганистана, как их понимают талибы. Поэтому пока сопредельные страны могут спокойно заниматься своими делами, оглядываясь на талибов только в том случае, когда это касается вопросов миграции и экономических проектов.

*Организации, отмеченные звёздочкой, признаны террористическими и запрещены в РФ и многих других странах (указываем по требованию российского законодательства).

  • Мегаполисы Центральной Азии столкнулись с небывалым дефицитом питьевой воды

  • Кто встанет на защиту кыргызстанки, уже год находящейся в московском СИЗО по сфабрикованному делу?

  • В результате спецоперации МВД и ГКНБ Кыргызстана российские туристы остались без денег и документов

  • Как отмечают День Победы в странах Центральной Азии