«Вбить колышки — и к каждому ребенка привязать?»

Частные детские сады в Киргизии могут не пережить карантин и его последствия
Детский сад в Киргизии. Фото с сайта Azattyk.org

Три недели назад в Киргизии разрешили работать детским садам, которые с марта были закрыты из-за эпидемии COVID-19. Однако оперативно вернуться к работе, соблюдая все требования Минздрава, удалось далеко не всем. Особенно тяжело пришлось легальным частным садам, которые потеряли заработок из-за карантина, а теперь вынуждены еще и платить штрафы. Куда проще живется владельцам нелегальных садиков, которые привыкли работать в условиях конспирации и не боятся проверок.

Детские сады были закрыты на карантин 19 марта — на следующий день после того, как в Кыргызстане диагностировали первые случаи COVID-19. Через три дня на всей территории страны ввели режим чрезвычайной ситуации, а еще через два в Бишкеке и еще нескольких муниципалитетах установили более жесткий режим чрезвычайного положения. Там, где действовал режим ЧП, управление было передано комендатурам, возглавляемым сотрудниками МВД. Практически никакие организации, кроме самых необходимых, не работали. Режим ЧП был снят 11 мая, но граждане справедливо отмечали, что далеко не все родители получили возможность выйти на работу. Многим просто не с кем было оставить малолетних детей.

И вот 5 июня детским садам разрешили открыться. С тех пор прошло примерно три недели, однако работа многих дошкольных учреждений до сих пор не налажена. В администрации Свердловского района Бишкека заявили, что государственные сады до сих пор не могут похвастаться высокой посещаемостью. 14 садов района открылись 11 июня (несколько дней ушло на подготовку к работе по новым карантинным нормативам). Но уже 19 июня два из них пришлось закрыть – туда почти никто не ходил.

По оценкам чиновников, в сады в июне вернулись не более трети детей.

«Дети не заболели, просто их родители решили, что им будет безопаснее дома», — пояснила заместитель главы районной администрации Асель Садыкова. При этом она признает, что наладить работу садов было очень важно – многие жители района из-за карантина лишились заработка, им необходимо наконец оставить детей под присмотром и начать восстанавливать свое финансовое положение.

Особенно остро ситуация сказалась на частных садиках, которые имеют в Киргизии очень большое значение: государственных садов не хватает. Во время вынужденного простоя не все бизнесмены могли оплачивать аренду и платить зарплаты. По данным Ассоциации детских садов Кыргызстана, простоя не пережили три из 54 учреждений, состоящих в объединении. При этом остается только гадать, сколько закрылось садов, не входящих в состав ассоциации. Бизнесмены подчеркивают, что тех, кто все же не обанкротился и пытается вернуться к работе, власти облагают штрафами за нарушения карантинного режима.

Эльмира Каримова. Фото с личной страницы в Facebook

«Проходят рейды, и у нас возникает большой вопрос, когда штрафуют детские сады на большие суммы, — заявила глава Ассоциации детских садов Эльмира Каримова. — Например, у нас есть случай штрафа на 13 тысяч сомов ($173), в то же время ресторан, который принимал 500 гостей, получает штраф на 3 тысячи сомов ($40)». Каримова подчеркнула, что одновременно владельцы садов должны тратиться на средства для дезинфекции.

Дети на дистанции

«Фергана» выслушала несколько человек, имеющих непосредственное отношение к этой отрасли. Одна из владелиц частных садов заявила:

«Я не оглашаю название детского сада, потому что искренне боюсь, что администрация района придет с претензией, что, грубо говоря, мы «настучали». Нас оштрафовали на 5 тысяч сомов ($66,6). Нам сделали замечание, что санитайзеры были не в локтевых дозаторах, а в фирменной обычной упаковке. И еще соблюдение дистанции... Кроватки нам сказали отодвинуть на два метра друг от друга, двор — расчертить по 1,5 метра. Хотя мы создали все условия, чтобы избежать контактов — родители не заходят в сад, остаются за воротами. Но нам пояснили, что двор надо расчерчивать для того, чтобы дети соблюдали дистанцию между собой. Конечно, это нереально. Для этого надо, грубо говоря, вбить колышки, а детей посадить на привязь, чтоб каждый у своего колышка сидел. Только таким образом можно организовать дистанцию между маленькими детьми.

Необходимое пространство можно организовать между столами в группах, когда дети занимаются. А вот между кроватями — это уже проблематично. Вы только представьте, сколько нужно места, чтобы расставить 30 кроватей, а в некоторых садах бывает и больше деток. Я спросила, соблюдают ли эти условия в государственных садиках. Мне ответили, что это не мои проблемы, и я должна следить за своим учреждением. А ведь в госсадиках часто бывает, что дети вообще по двое на одной кровати спят.

При этом результаты анализов на COVID-19 у нас не проверяли, хотя они были, санкнижки тоже не смотрели… Нас просто спросили устно: «Результаты все отрицательные?».

Садик у нас недорогой, оплата небольшая. Поэтому впрок мы не закупаемся. Продукты на каждый день закупаем накануне, маски и прочее покупаем, как только заканчиваются. Сейчас у нас в кассе вообще нет средств, потому что на карантине мы старались изо всех сил хоть какие-то деньги достать для своих сотрудников. Доставка еды у нас происходит таким образом — завхоз едет и закупается в ближайшем крупном супермаркете. При проверке оказалось, что и тут мы нарушаем санитарные нормы. Оказывается, продукты питания должны перевозиться в специальном транспорте.

Чисто по-человечески я считаю неадекватным требование, чтобы сотрудники ходили весь день в масках. Это вредно — целый день через маску дышать. Хотя мы вынуждены соблюдать это правило. А вот требование как можно больше времени проводить на улице мне кажется правильным. С этим мы в летнее время успешно справляемся, дети бегают и занимаются на свежем воздухе.

Также нам пришлось все тканевые полотенца заменить на одноразовые. Для дезинфекции нам дали номер санэпидемстанции, в следующие выходные они приедут и обработают помещения дезинфицирующим раствором. Мы и раньше часто дезинфицировали территорию, сейчас делаем уборку и обрабатываем все три раза в день. Руки детям стали протирать чаще, примерно каждый час. И сама процедура встречи ребенка изменилась: я лично или педиатр на входе протираем ручки, проверяем температуру. Вообще температура меряется трижды в день и записывается в специальный журнал.

У нас был случай, когда ребенка из-за повышенной температуры (37,2) отправили домой. Но возможно, это была погрешность бесконтактного градусника, потому что по приходу домой, по словам мамы, температура уже была 36,7. Ребенок просто перегрелся в такую жару, ехал до садика в раскаленной машине. Родители ведь боятся открыть окно или включить кондиционер — не дай бог, продует. А вот случаев кашля у нас пока не было. Если такое случится – мы сразу изолируем ребенка. Далее по ситуации – либо дождемся родителей, либо педиатр сразу прослушает ему легкие, бронхи. В то же время сейчас — сезон аллергий. Очень многие дети ходят с аллергическим насморком. Они приносят нам справки от аллерголога».

В детском саду в Киргизии. Фото из Facebook Эльмиры Каримовой

Штраф, если стульев больше, чем детей

Владелица другого садика также на условиях анонимности заявила, что некоторые утвержденные Минздравом нормы выполнить невозможно. Она сказала:

«Требований к санитарным нормам нереально много. Дистанцию между детьми, например, на детской площадке соблюсти нереально. Хотя мы приложили все усилия — в столовой и «рабочих» зонах раздвинули столы, в спальнях — кровати. Дезинфекция игрушек проходит ежедневно — их замачиваем в специальном растворе. Мягкие обрызгиваем санитайзером. Белье стирается раз в неделю. Справки сотрудники сдали только в самом начале. Дальше — ежедневный санитарный контроль, и для детей тоже. Посещаемость у нас упала. До карантина сад посещали примерно 60 детей, сейчас 16. Нам выписали один штраф во время проверки — за то, что количество стульев превышало количество детей. Я не знаю, как правильно это нарушение называется: за наличие лишней мебели на кухне… В общем, мы заплатили 3 тысячи сомов».

«Пришлось увольнять людей»

В свою очередь директор бишкекского детского сада «Дино» Лейла Келдибекова не скрывает своего имени. Она рассказала, что из-за карантина ей пришлось закрыть филиал своего сада и сократить часть сотрудников. Келдибекова поделилась:

«На начало карантина у нас было более 35 сотрудников – как штатных, так и приходящих. Мы закрылись 20 марта, и первоначально должны были находиться на карантине до 8 апреля. Но после того, как 25 марта было принято решение о введении ЧП, с 1 апреля до 8 июня я отправила весь персонал в отпуск без содержания. Было очень сложно как-то поддержать сотрудников в этот период, потому что мы существуем за счет ежемесячной родительской платы. Соответственно, формировать какие-то резервные фонды крайне сложно. Я благодарна родителям, которые в апреле и мае перечисляли нам какие-то суммы. Это позволило нам продержаться.

Основные статьи наших расходов — заработная плата, аренда, коммунальные расходы, налоговые платежи. Мы не платим налог с продаж, но у нас есть подоходный налог и социальные отчисления. А еще у нас есть кредит, который мы в прошлом году взяли, чтобы запустить второй детский сад. Причем этот второй сад из-за карантина пришлось закрыть. Это было одно из самых сложных решений, но это было необходимо. В летний период и так меньше посещений, после карантина многие родители опасаются вести ребенка в садик, кто-то вообще потерял доход и поэтому больше не может позволить себе частный детский сад... Мы в мае проводили опрос среди родителей, выясняли, кто готов посещать сад. Положительно ответило чуть более трети. В связи с этим мы приняли решение закрыть филиал, сократить пятерых работников и оптимизировать расходы.

Изначально мы должны были начать работу с 5 июня. Но 4 числа нас огорошили тем, что мы не можем открыться, пока не сдадим тесты на COVID-19. К счастью, администрация Октябрьского района организовала для нас бесплатную сдачу, и в субботу у всех сотрудников были на руках отрицательные результаты, а в понедельник 8 июня мы уже открылись. Также было требование, что все дети должны получить медицинские справки, поэтому в понедельник мы пригласили бригаду врачей из частной клиники, которые осматривали всех и только потом запускали в сад.

За июнь мы надеемся закрыть основные задолженности по аренде, по кредиту, налогам и зарплате. В надежде на это мы и открылись. Мы сейчас объединили детей из двух садов, и за счет этого у нас держится примерно половинная посещаемость по сравнению с докарантинными временами. Ранее в двух садах было 85 детей, сейчас — 35-40. Многие отправили детей к бабушкам, дедушкам, на Иссык-Куль. Мы сейчас не выходим даже на самоокупаемость.

Я недавно узнала, что двое моих коллег закрывают свои сады. Кто-то просто не может содержать сад, когда его посещает так мало детей. А кто-то устал от бесконечных проверок, которые начала устраивать санэпидемстанция. В некоторых районах проверяющие действуют очень жестко. Под предлогом соблюдения санитарных норм они начинают ковыряться во всем до такой степени, что просто опускаются руки и не хочется дальше работать.

Это очень грустно, когда закрываются садики, которые работали по лицензии, соблюдали все нормы, и санитарные и образовательные, продвигали новые технологии. И тут же мы видим другую картину — как процветают нелегальные садики, которые возобновили работу еще в мае. Мы боимся штрафов и потери лицензии, а им терять нечего, ведь лицензии и так нет. По моим данным, легальных частных садов в Бишкеке порядка 170, а нелегальных — свыше 500».

Сотрудницы детского сада "Дино". Фото со страницы сада в Facebook

Отчаяние

Стоит отметить, что в перечне на сайте управления образования мэрии Бишкека значится 84 государственных сада. И это свидетельствует о том, что частные сады для кыргызстанцев — не редкая прихоть, а один из важнейших способов обеспечить присмотр за ребенком. Глава Ассоциации детских садов Эльмира Каримова и сама является владелицей садика. И ее бизнесу тоже пришлось нелегко. Она рассказала:

«Ситуацию мы переживали очень тяжело. В марте мы не смогли выдать заработную плату сотрудникам, потому что выплаты с родителей получаем за отработанный месяц, то есть это должен был быть конец марта. И мы как-то сразу провисли. При этом государство требовало, чтобы мы в период ЧП выплатили сотрудникам две трети зарплаты. Плюс все налоги, арендная плата… Поскольку финансовой подушки безопасности у социального бизнеса практически нет, мы все оказались в долговой яме. Кто-то из коллег пытался работать онлайн, родители частично компенсировали эти усилия, но это были единичные случаи. Работа с малышами требует внимания и концентрации, а дистанционно удержать внимание ребенка сложно.

Видимо, в изоляции произошла какая-то психологическая ломка и у детей, и у родителей. Дети после возвращения в сад не хотят даже уходить домой, жаждут общаться.

Но посещаемость из-за эпидемии и периода отпусков невелика. Мы едем дальше в долговую яму, поскольку аренду, зарплату, налоги, которые отложили только до июня, никто не отменял. Полного рабочего ритма нет, никакого просвета нет. Есть человеческое ожидание, что все восстановится, но пока большой вопрос — когда. Возможно, будет вторая волна заболевания, и набор детей в сады к осени будет опять сорван. Поэтому мы в прострации. Многие люди просто в отчаянии. Разве что придется в продавцы идти, магазины открывать».

«Мы не открылись»

Методистка частного сада, одновременно бабушка четырехлетнего внука, на условиях анонимности рассказала, что ее учреждение после карантина не смогло открыться. Она заявила:

«Мы даже не обращались в мэрию и не получали никаких требований по санитарным нормам. У нас мини-садик на 24 человека при частной школе. Желающих ходить после карантина набралось только восемь человек. К тому же наша медсестра попала в аварию… В итоге мы не стали открываться. В нашем садике работают три воспитателя и две помощницы. После прекращения работы нам выплачивали зарплату, но, конечно, не стопроцентную. Увольнять никого не стали, директор пытается сохранить персонал.

Снижение рабочей активности в летний сезон — дело обычное. В другие годы перед отпусками родители пишут заявления, мы формируем дежурную группу, оставляем меньшее количество сотрудников. Кто уйдет в отпуск на два месяца – решаем сами внутри коллектива. Кто хочет подработать, тот остается.

Сейчас многие родители подписываются под петициями, требуют от Минобразования и Минздрава допустить детей к обучению. Я надеюсь, что все-таки ситуация будет хорошая, и дети могут продолжать учебу в школах. Не всем детям подходит дистанционное обучение, такому рады лишь единицы, у которых есть сложности в коллективе. Мой внучок, он живет со мной, ходил в наш садик. Сейчас он постоянно спрашивает: «А когда в садик пойдем?». Хотя мы с ним дома играем и общаемся. Сначала он вроде бы не хотел в сад, но сейчас настало лето, карантин закончился, у него появилось желание пообщаться с друзьями своего возраста. Ребенку трудно целый день дома. У нас, слава богу, есть двор, но все равно нужно общение».

«Лишний раз не светиться»

Воспитательница детского сада из Чуйской области, попросившая не раскрывать ее имя, считает, что главным камнем преткновения для возобновления работы стали штрафы. Она пояснила:

«В Бишкеке те садики, которые я знаю, преимущественно работают по лицензии. У них были свои нюансы при открытии, но в целом они справились со всеми сложностями. А вот сельские садики в Чуйской области практически не работают. Боятся проверок, штрафов. Да и нерентабельно это сейчас, надо всем платить зарплату — воспитателю, повару, а ходить будут пять-шесть детей. Заморачиваться со штрафами и документами никому неохота — это не окупится. Некоторые садики планируют открываться только в сентябре, когда вся эта ситуация прояснится. Садики, которые работают, стараются лишний раз не светиться. О том, что они открылись, знают только родители.

По Бишкеку сейчас прошла проверка общепита. Их начали бомбить, штрафовать. А сейчас по двум селам прошел слух, что грядет санэпидемстанция с проверкой садиков. Все боятся штрафов, поэтому все сидят и ждут сентября. А тут еще ситуация с эпидемией усугубилась, в день стали по сто зараженных выявлять… Люди стали бояться за детей».

Отдать в сад или переждать?

Действительно, если в период ЧП зараженных в Киргизии было сравнительно мало, то в последние дни ситуация усугубляется. И список умерших от COVID-19, в первые месяцы не достигавший десяти человек, сейчас увеличился до 43. Почти каждый день Минздрав сообщает об одном-двух новых умерших. В последние дни СМИ начали сообщать о выявлении заболевших в Жогорку кенеше (парламенте), Центральной избирательной комиссии, Национальном банке, аппарате омбудсмена и иных знаковых учреждениях. А 24 июня президент Сооронбай Жээнбеков не смог принять участие в Параде Победы в Москве, потому что по прибытии в Россию у двух членов его делегации выявили коронавирус. Сейчас глава государства находится на самоизоляции. На этом фоне начинает казаться, что в говорить о нормализации ситуации к сентябрю уже не приходится.

Родители тем временем придерживаются диаметрально противоположных точек зрения на открытие детских садов. Некоторые опасаются отдавать детей в коллектив и считают, что лучше дождаться конца эпидемии. Другие полагают, что сады необходимы.

Например, Джамиля, мать троих детей 17, 14 и 5 лет, считает, что детям в целях безопасности лучше находиться дома. Она работает в одной из поликлиник Бишкека и думает, что к своему здоровью нужно относиться ответственно. По словам Джамили, карантин важен для всей семьи: с ними проживает 64-летняя бабушка, для которой COVID-19 может оказаться особенно опасным. Бишкекчанка рассказала:

В детском саду в Киргизии. Фото из Facebook Эльмиры Каримовой

«Во время карантина младший оставался дома под присмотром старших детей. Это было удобно, потому что я и во время карантина работала. Оплата в частном садике высокая — 6 тысяч сомов ($80). Для меня это немало, но выхода нет: самый близкий государственный садик находится очень далеко, там не очень чисто. К тому же там 80 человек в группе, нет никакого развития, и со стороны образования я не думаю, что они могут ребенку что-то дать.

После снятия ограничений я не интересовалась насчет возобновления работы садика. Старшие дети пока дома, плюс экономия… И все-таки, пока люди болеют, в целях безопасности я решила переждать. Когда ситуация станет стабильной, тогда можно подумать.

Да мы и вообще обычно стараемся летом оставлять ребенка дома. А во время карантина, когда началась эта вспышка, я очень переживала, я ограничивала детей во всех передвижениях. Сейчас стало чуть посвободнее, но отпустить старших детей в лагерь на Иссык-Куле я отказалась. Думаю, береженого бог бережет. Мы решили вместо этого взять хороший бассейн домой и переждать. Все-таки в лагере будет скопление людей, озеро общее. А вообще я считаю, что сейчас детям важна благоприятная моральная атмосфера. Надо меньше смотреть новости, ограждать детей от лишнего стресса.

Сама я очень рада, что являюсь госслужащей. Когда люди сидели без работы и ничего не могли себе позволить, я работала и могла не сидеть дома. Поэтому атмосфера в семье во время карантина у нас была легкой. Единственное — я стараюсь, чтобы дети носили маски, чаще мыли руки. После снятия ограничений даю детям больше свободы — они могут погулять, пообщаться, поездить на велосипеде».

Домохозяйка из Токмака Дилярам, мать двоих детей трех и пяти лет, относится к ситуации с меньшей настороженностью. Оба ее ребенка стали посещать садик, как только это стало возможно. Дилярам заявила:

«Сейчас у нас в группах меньше детей, чем было. В садик в общей сложности ходят 40 деток, потому что кто-то до осени дома сидит, кто-то на Иссык-Куле... У нас в семье работает муж, я нахожусь в декретном отпуске, ждем еще одну ляльку. В садик детей отправили, потому что просчитали все риски. У нас очень хороший садик, ответственная заведующая. Везде санитайзеры, поставили даже локтевые, у входа лежит тряпка и губка с хлоркой, родителей на территорию садика не пускают. Дети за три месяца на карантине очень соскучились.

Перенести инфекцию, конечно, боимся, а что делать? Детям дома скучно, они и так взаперти три месяца просидели. У нас в семье еще попроще, а там, где оба родителя работают, было тяжко. Поэтому все родители просили руководство садика открыться. Сейчас у нас в вотсапе группа родителей с заведующей постоянно на связи. Если ребенок кашляет, в садик его не пустят, заведующая лично проверяет температуру у каждого».

Но есть и другие семьи, которым действительно просто некуда деть детей. У них нет неработающих взрослых родственников, а оплатить частный сад или няню после нескольких месяцев вынужденного отпуска они не могут. Места в государственных садах достаются не всем, к тому же и там дела обстоят не лучшим образом. Например, бишкекские детсады № 35 и 37 на днях закрылись на карантин из-за того, что их сотрудники заразились COVID-19. Для кого-то из родителей это означает, что они вновь теряют ежедневный заработок при полном отсутствии накоплений.

Порой такие люди вынуждены решать проблему способами, о которых им приходится молчать. Мало кто готов в беседе с журналистами признаться, что оставляет ребенка под присмотром старших детей-младшеклассников, или берет его с собой на работу,или нанимает за небольшую плату нянь, в благонадежности которых есть поводы сомневаться, или пользуется услугами сомнительных нелегальных детских садов. Однако нет сомнений, что такие люди есть, и многие дети после карантина оказались в неблагополучных условиях или даже подвергаются физической опасности.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику