По законам зеленой, желтой и красной зоны

Чему научили узбекистанцев три месяца жесткой самоизоляции из-за COVID-19
Карантинный пост в Узбекистане. Фото с сайта Autostrada.uz

Коронавирус проник в Узбекистан в середине марта. Правительство республики немедленно закрыло границы и ввело карантин. Масочный режим, социальная дистанция, самоизоляция, чартерные рейсы по возврату соотечественников – эти понятия стали привычными.

И вот прошло три месяца с момента введения COVID-ограничений. Власти меняли тактику в зависимости от эпидемиологической ситуации. Сначала ужесточили режим: увеличили штрафы за неношение медицинских масок, ввели ответственность за фейки об инфекции, пугали горожан броневиками, из которых неслись призывы «не выходить из дома, не совершать ошибку». Затем понемногу начались послабления: в стране появились желтые и зеленые зоны, где карантинные меры были менее строгими, чем в сильно зараженных красных, ряду предприятий разрешили возобновить деятельность, на стадионы, пусть и без зрителей, вернулся футбол, сыграны первые свадьбы с минимально разрешенным числом гостей (до 30 человек). Население, расслабившись, перестало строго соблюдать эпидемиологические правила, а чиновники на местах научились «навариваться» на премиальных для врачей…

Карантин заставил людей меняться, чему-то учиться, приспосабливаться жить иначе. «Фергана» через свой аккаунт в Facebook поинтересовалась у читателей из Узбекистана, как изменилась их жизнь в результате введения строгих эпидемиологических мер и чему они научились за три месяца жизни в совершенно новых условиях. За десять дней опроса мы получили более ста комментариев и выражаем благодарность всем, кто откликнулся на нашу просьбу поделиться опытом.

Плюс и минусы

Для жителей большинства стран, в которых из-за коронавируса были введены жесткие ограничения, карантин стал непривычным испытанием. Многие постарались найти в этом вынужденном заточении какие-то позитивные моменты. Психологи советовали заняться саморазвитием, примириться и сблизиться с родственниками, с которыми оказались запертыми под одной крышей, прочитать давно отложенные до лучших времен книги… Но в Узбекистане, судя по комментариям наших читателей, все это оказалось не так актуально.

На первый план вышел страх остаться без работы и средств к существованию. Тем более что государство не позаботилось о материальной помощи гражданам, которые по воле коронавируса временно остались на бобах. Пожилым людям и вовсе устроили «головную боль» с переводом пенсий на банковские карты и обратно.

Многие комментаторы отметили такой жирный «минус» карантина, как бездействие властей в плане финансовой поддержки населения.

«Понял, что власть не собирается выплачивать деньги населению даже в критической ситуации. Всю свою ответственность по привычке власть спихнула на плечи частного бизнеса. У нас одни из самых высоких в мире налогов, но при этом отдачи никакой нет. За 3 месяца Узбекистан занял больше всех денег за время карантина среди всех стран бывшего союза, при этом единственная страна которая никак финансово не помогла населению», – написал Мурад Гассиев (здесь и далее приводятся комментарии из социальных сетей без изменения оригинальной орфографии и пунктуации. – Прим. «Ферганы»).

Торговля на рынке в Узбекистане. Фото с сайта Kun.uz

«Не какой поддержки от государства!!! Малый бизнес обязали выплачивать средства на карточки, которые затем выдавались в качестве поддержки государства. Благотворительные фонды и те умудрились разграбить», – отметил пользователь Максим Андреев.

Аналогичную мысль высказала Дуас Елена: «Самоизоляция заставила поверить, что забота руководства и надежда на государство чувства рудиментарные, оставшиеся от совкового прошлого. У нас же везде теперь зоны, а в зоне: не верь, не бойся, не проси».

«Это время показало всю сущность нашего правительства, которое заставило сидеть людей дома, без работы и средств на существование. Можно писать о многом, только толку от этого?! К сожалению, ничего не меняется, мы продолжаем жить обещаниями о «светлом будущем». Терпение нашего народа безгранично», – подчеркнул Ruslan Babakhanov.

Ограничимся несколькими цитатами, хотя этой особенности государственной поддержки посвящен практически каждый второй комментарий. Получается, карантин не научил граждан чему-то новому, а, по их же признаниям, лишь подтвердил, что даже в экстренной ситуации верхи не хотят думать о том, что низы могут и не выжить в таких условиях.

Отметили пользователи и еще одну проблему, появившуюся не вчера. Речь идет о коррупции, которой не страшны ни эпидемии, ни катастрофы.

«Лишний раз убедилась, что государству плевать на своих граждан, махалля, домкомы разобрали, разворовали по своим родственникам средства и помощь, которую кто-то, откуда-то типа выделял, а неравнодушные Узбекистанцы помогали соседкам и одиноким не сдохнуть с голода. Эту страну погубила коррупция», – написала Tanya Khosnullina.

Карантинный пост. Фото с сайта Uznews.uz

С ней полностью согласна Ольга Мамедова: «Кругом тотальная коррупция! Даже в карантинной зоне наладили этот криминальный процесс на полную катушку! Кто может, тот и выживает как-то сам, без никакой госпомощи!»

«Еще раз убедилась, что мы не нужны правительству, начиная с махаллинского комитета и выше. Там сидят одни дармоеды, очковтиратели и взяточники. И помощь дают только тем, у кого машины, дачи, придачи. Когда наши депутаты начнут хоть чуть чуть для народа, что то делать, они все никак не нажрутся, все хапают, хапают», – высказалась Светлана Кожаева.

Но не все так плохо. Наша читательница Aliya Vildanova наряду с уже упомянутыми выше «минусами» выделила «плюс» в действиях властей. По ее мнению, положительный момент заключается в том, что карантинные меры были приняты вовремя, из-за чего в республике мало заболевших коронавирусом. Те, кто настроился читать и дальше позитивные комментарии, будут разочарованы. Пожалуй, это единственный подобный момент, отмеченный пользователями.

Доставка продуктового набора для малообеспеченной семьи. Фото пресс-службы Минздрава Узбекистана

Отдельным пунктом в комментариях была выделена поддержка, которую узбекистанцы сами оказывали малоимущим семьям и другим нуждающимся. Впрочем, в республике всегда были крепки традиции благотворительности. Взять хотя бы два примера. Первое: развернувшееся с первых дней пандемии мощное волонтерское движение, которое государство впоследствии аккуратно подмяло под себя. Второй пример: сбор помощи для пострадавших от катастрофы на Сардобинском водохранилище в Сырдарьинской области. Тогда только в Ташкенте неравнодушные жители собрали столько гуманитарки, что их попросили остановиться. Власти просто не успевали складировать вещи, и в результате часть груза была бездарно утрачена. Но оправдание нашлось — во всем оказался виноват дождь. Кстати, по предварительным данным специалистов, и дамбу того самого водоема, разлившегося аж до Казахстана, размыло волнами, вызванными непогодой. Позже появилась еще более забавная версия, что перекрытие, призванное сдержать почти миллиард кубометров воды, повредили аномально свирепые сомы или еще какие-то слепушонки. Но это, как говорится, совсем другая история.

Если абстрагироваться от социальных проблем, то выясняется, что карантин научил узбекистанцев больше спать, получать удовольствие от ничегонеделания и быть терпимее к своим близким. Многие комментаторы отметили, что одно дело – видеть домочадцев до и после работы, и совсем другое – сутки напролет. Но за время самоизоляции люди стали относиться к родным теплее, научились сглаживать бытовые неурядицы и ссоры, поддерживать друг друга в сложной ситуации. Правда, и здесь нашлась «ложка дегтя». Один из комментаторов сообщил, что за три месяца его так запилила жена, что он ждет открытия загсов, чтобы развестись. Что ж, дела житейские.

Что касается самого вируса, то распространение COVID-19 в Узбекистане не ослабевает. 7 июня был установлен новый рекорд – за сутки заразились 237 человек. Спустя пять дней главный государственный санитарный инспектор республики Нурмат Атабеков (Отабеков) решил подбодрить узбекистанцев, отметив, что «при появлении болезни в определенном регионе у заболевшего и его окружающих начинает формироваться общественный иммунитет». Правда, прошедшей все тесты и доказавшей свою эффективность вакцины еще нет. Поэтому, как сказал тот же Атабеков, пока мы вынуждены жить с возбудителем коронавируса.

***

Самый грустный вывод, который можно сделать из результатов нашего скромного опроса, состоит в том, что три месяца вынужденного ничегонеделания и для многих безденежья пропитали узбекистанцев невероятным пессимизмом, уверенностью, что властям простые люди совершенно не интересны. В какой бы зоне – красной, желтой или зеленой – вы ни проживали, надейтесь только на себя. И будущее, иронично называемое «светлым» или «великим», не предвещает ничего хорошего. Увы, большинство участников нашего опроса в Facebook уверены, что, в Узбекистане, как поется в композиции ташкентской группы «Электрооко» (одной из немногих, устроивших в период пандемии живой концерт онлайн), «ничего не изменится, мы сражаемся с мельницами…»

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику