Землю — мигрантам

Пандемия коронавируса может подорвать экономику Таджикистана. Даже если там никто не заболеет
Таджикистанцы в медицинских масках. Фото "Ферганы"

Несмотря на отсутствие в Таджикистане случаев заражения коронавирусом, страна уже испытывает на себе влияние пандемии. Как считают эксперты, даже если Таджикистану удастся избежать массового заражения, экономические потери от карантинных мер и прочих ограничений могут оказаться для республики даже более серьезными, чем последствия гражданской войны 1992-1997 годов. Только в сфере туризма республика не досчитается сотен миллионов долларов.

Удар по туризму и бизнесу

В Таджикистане встали отрасли туризма и гостиничного бизнеса. По словам туроператоров, много иностранцев обычно приезжает в республику в дни празднования Навруза, но в этом году потенциальные туристы отказались от путешествий. Кроме того, 20 марта все полеты в Таджикистан были приостановлены.

— Мы ждали группу из Англии, к нам собирались туристы и из других стран Европы, но из-за форс-мажора все отменилось. С одной стороны, благодаря приостановлению полетов и потоков людей на сегодняшний день удалось пресечь проникновение коронавируса в Таджикистан, и это очень важно, но, к сожалению, отрасль туризма полностью оказалась парализованной, — говорит представитель одной из таджикских турфирм.

Руководитель еще одной туристической компании на условиях анонимности сообщила «Фергане», что они вынуждены были отпустить всех своих работников, за исключением нескольких человек, занятых административной работой.

— Сезон мы должны были открыть в марте, но все заказы отменились. Мы ждали несколько групп из стран Евросоюза, также были индивидуальные туристы. Сейчас мы и наши зарубежные партнеры взяли паузу и ждем, когда ситуация улучшится. При этом никаких прогнозов ни у кого нет. Можно сказать, что этот сезон уже убит. И это не только у нас, но и везде, — рассказала она.

По данным Госкомитета по развитию туризма, в Таджикистане работают 190 туристических фирм, в которых заняты около 4,5 тысячи человек. Практически все они остались без дохода — возможно, на многие месяцы. И не только работники турфирм. В околотуристической сфере заняты сотни других людей — ремесленников, производителей сувениров, мелких предпринимателей — владельцев придорожных кафе, магазинов, частных гостевых домов.

Мототуристы в Таджикистане. Фото с сайта Madornomad.com

— От каждого тура пользу получают более сотни человек — помимо сотрудников самих турфирм, это официанты, работники хостелов, водители и много-много других людей. То есть от пандемии пострадает вся инфраструктура, — отмечает глава турфирмы.

В 2019 году Таджикистан посетило 1,2 млн туристов. Доход в казну от туристических услуг составил 403,7 млн сомони ($41,7 млн). Продажа авиабилетов туристам принесла еще $267,5 млн. Однако, согласно исследованию Всемирного банка, «каждый гость Таджикистана, помимо оплаты авиабилетов, тратит в среднем $800-1400 в течение 6-12 дней своего пребывания в стране». Получается, что в прошлом году от туризма в страну могли поступить от $960 млн до $1,68 млрд (имеется в виду общая сумма денег, которые туристы оставляют в стране, — за питание, транспорт, гостиницы, местные туры, посещение развлекательных заведений и т.д.). Если кризис продержится до конца первого полугодия, то около половины этой суммы — от $480 млн до $840 млн — таджикистанцы уже недополучат.

Из-за спада туризма не лучшие времена переживают и работники гостиничного дела. По словам сотрудницы одной из частных гостиниц в Душанбе, всех их работников, а это более 40 человек, отправили в бессрочный неоплачиваемый отпуск.

— У нас хоть и небольшая гостиница, но клиенты всегда были. Кроме того, был доход от сдачи в аренду конференц-залов. Сейчас владельцы ее полностью закрыли, а нас отпустили в отпуск без содержания. До какого времени все это продлится, неизвестно. Я не знаю, как мы будем жить теперь. Мой муж не имеет постоянного дохода. Он периодически работал на различных стройках, но уже два месяца как без работы. Теперь без работы осталась и я, а у нас двое детей и живем мы на съемной квартире, — говорит работница гостиницы.

Убытки несут и крупные пятизвездочные отели в Душанбе. Так, по свидетельствам сотрудников фешенебельной гостиницы Dushanbe Serena, часть персонала также распустили в отпуска без содержания.

Отель Dushanbe Serena. Фото с сайта Booking.com

В связи с приостановлением полетов в неоплачиваемые отпуска были отпущены и многие сотрудники частной авиакомпании «Сомон Эйр» и государственной «Таджик Эйр». По данным источников в этих компаниях, на работе оставили лишь часть летного состава, которая в эти дни осуществляет чартерные рейсы.

На грани приостановки оказался и бизнес некоторых предпринимателей, которые занимаются импортом товаров. Торговый представитель компании по поставке кондитерских изделий из России сообщил «Фергане», что сейчас они продают ранее завезенный товар, который закончится до конца марта или первой декады апреля. Если до этого не будет нового поступления, то им, соответственно, нечем будет торговать.

— Сейчас торговля идет очень хорошо, скупают все — вероятно, из-за опасения, что завоз в республику может прекратиться. Я и сама этого опасаюсь, так как мой доход зависит от объемов продаж. Нет продаж – нет дохода. Надеемся, что этого не случится, — говорит представитель дистрибьюторской фирмы Зухро.

Раздать земли, отменить налоги

Пандемия окажет негативное влияние на все отрасли национальной экономики Таджикистана, считает таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. В частности, снизятся доходы таджикских мигрантов и сократится их количество в России, как следствие — сократятся денежные поступления от них.

«Доходы населения в целом упадут, за чем последует снижение покупательской способности, торговли, доходов субъектов сферы услуг. В стране будут расти инфляция, цены на продукты, уровень бедности и безработицы», — отмечает он.

Основные продукты питания в Таджикистане уже подорожали на фоне падения рубля и роста доллара, ажиотажа вокруг коронавируса и сокращения импорта некоторых товаров. Так, цены на муку с начала марта выросли с 190 до 225 сомони (c $19 до $22) за 50-килограммовый мешок, на мясо — с 48 до 53 сомони за кг. Литр растительного масла подорожал с 10 до 13 сомони, килограмм картофеля — с 3,8 до 4,8 сомони, лука — с 2,5 до 4 сомони.

Экономист Абдуманнон Шералиев полагает, что ущерб экономике Таджикистана может быть сопоставим с уроном, нанесенным республике во время гражданской войны 1992-1997 годов, который оценивается в $10 млрд.

— Трудно даже представить, что может случиться, если эпидемия вспыхнет в Таджикистане. Ситуация для нас усугубится еще и тем, что происходит в России, – снижение цен на нефть и растущие масштабы заражения вирусом скажутся на экономике самой России, в связи с чем трудности появятся и у таджикских трудовых мигрантов. Масштабы ущерба могут быть больше, чем от гражданской войны. Сегодня официальные переводы мигрантов составляют треть ВВП страны. Специально подчеркну слово «официально», потому что на самом деле объемы переводимых на родину средств примерно вдвое больше. Закрытие границ России для иностранцев, в том числе мигрантов, даже на три месяца (считаю, что это минимум) снизит объем переводов на 25-30% (в 2019 году таджикские мигранты перевели на родину более $2,6 млрд. — Прим. «Ферганы»). А спад российской экономики и падение курса рубля – еще на столько же, — считает Шералиев.

Россия — основной импортер Таджикистана. Приостановка выполнения каких-то торговых контрактов, срыв поставок товаров пошатнут и без того неустойчивую и зависимую от импорта экономику республики, отмечают эксперты. Вирусная пандемия отрицательно повлияет и на экспортный потенциал Таджикистана.

Эскпортный алюминий. Фото пресс-службы ТАЛКО

— Очевидно, упадет спрос на основные экспортные товары, такие как хлопок, алюминий, цемент и, возможно, даже электричество. Сокращение денежных переводов, снижение цен на экспортируемые страной товары и, наоборот, подорожание основных импортируемых (продовольственных) товаров приведет к росту дефицита валюты. Банковская система может просто рухнуть.

Таджикистан абсолютно не готов к таким последствиям, так как у него нет заранее продуманных механизмов для таких случаев. У Таджикистана нет никакой страховки даже от падения денежных переводов мигрантов, хотя уже два десятка лет экономисты призывают к принятию таких мер, которые могли бы сделать страну менее зависимой от этих поступлений. Даже после мирового кризиса в 2008-м и кризиса в России в 2014-м, которые сильно повлияли на таджикскую экономику, никаких мер по ее защите не приняли, а то, что грядет на фоне пандемии, – это намного серьезнее, чем два этих кризиса, вместе взятых, — полагает Абдуманнон Шералиев.

По мнению экономиста, первое, что должны сделать власти в данный момент, уже сейчас, пока весна, — раздать пахотные земли мигрантам, которые не смогли и не смогут уехать на заработки, и тем, кто потерял работу. По его мнению, правительству сейчас нужно забыть о планах по хлопку. Это позволит сельчанам хотя бы накормить свои семьи. Речь идет о 400 тысячах семей, которые зависят от переводов мигрантов.

— Необходимо также временно отменить все налоги на землю, с бизнеса и производства, запретить любые проверки бизнеса, усилить антикоррупционные меры и строго контролировать процесс распределения госсредств — сократить ненужные расходы на всякие празднества, а также начать проверку в отношении всех должностных лиц, заподозренных в хищениях. В случае выявления преступлений — конфисковать награбленное, — говорит Шералиев.

Таким образом, как утверждают эксперты, серьезные экономические потери для Таджикистана неизбежны. Предотвращение более глубокого социально-экономического кризиса будет зависеть от того, насколько грамотно власти смогут распорядиться имеющимися в стране человеческими, материальными и природными ресурсами.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Казахстан дал добро на транзит застрявших в Таджикистане россиян на автомобилях. Но уехать смогут не все