Нью-Ашхабад для будущего Аркадага

Сыну президента Туркменистана построят отдельную столицу рядом с папиной
Строительство нового микрорайона в Туркмении. Фото с сайта Business.com.tm

3 февраля президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал постановление о выделении $1,5 млрд на строительство нового административного центра Ахалского велаята (области). На самом деле стройка длится уже почти год, но только после озвучивания столь крупной суммы стали окончательно ясны масштабы проекта. Похоже, речь идет не об очередном капризе авторитарного правителя, а о подготовке вотчины специально для будущего преемника, сына президента Сердара Бердымухамедова. Для нового лидера возведут «новый Ашхабад».

Незаметный старт

В ноябре 2018 года Гурбангулы Бердымухамедов объявил о намерении построить в Ахалском велаяте новый областной центр, подчеркнув, что этот город «должен стать не менее впечатляющим по своей архитектуре, чем наша беломраморная столица». На тот момент это решение выглядело довольно странным — но не более, чем остальные забавы эксцентричного президента. Если бы речь шла о другом государстве, то у наблюдателей возникло бы множество вопросов. Зачем строить новый город в чистом поле, когда страна, судя по сообщениям запрещенных независимых СМИ, не первый год объята экономическим кризисом? Кто будет жить в этом городе, если численность населения, по данным тех же СМИ, катастрофическими темпами сокращается из-за массовой миграции?

Но всем давно известно, что от Аркадага (официальный титул Бердымухамедова, означающий «Покровитель») можно ждать и не таких свершений. Президент то составляет многотомные травники, то записывает рэп, то перед телекамерами катается на коне по манежу, то требует собирать по всей стране «поговорки и пословицы, крылатые выражения, а также вышедшие из употребления слова»… Может ли такой человек однажды проснуться и заявить: «А не построить ли мне новый город?» Еще бы!

Тем более строительство — один из главных фетишей президента. Иногда складывается впечатление, что Бердымухамедов считает возведение зданий главным способом решения всех жизненных проблем. Система медицинского страхования не работает, людям приходится платить даже за справки о болезни для школьников, а из лекарственных препаратов многим гражданам доступны разве что травы из сборников президента — что делать? Конечно, строить больше больниц и торжественно перерезать ленточки на открытии! Кто будет работать в этих зданиях, как будет оплачиваться их труд — неважно. Голоса граждан, недовольных массовой безработицей и товарным дефицитом, все чаще прорываются в независимые СМИ? Надо возвести очередной симпатичный и уютный коттеджный поселок! Пусть он останется пустым, потому что у людей нет денег на недвижимость. Главное, что репортаж о перерезанной ленточке промелькнул в вечерних новостях.

Аваза. Фото Ильи Варламова, Varlamov.ru

Крупнейшим подобным проектом является Аваза — туристическая зона на Каспийском море, скопированная с турецких курортов. Кажется, Бердымухамедов полагал, что для процветания турбизнеса достаточно возвести помпезные отели, а далее они сами собой переполнятся отдыхающими и валютой. Но затем выяснилось, что у граждан страны не хватает денег на отдых, а для иностранных туристов надо облегчать визовый режим (не говоря уж о грамотном управлении гостиницами вместо крайне ненавязчивого советского сервиса)… В итоге путевки в Авазу в принудительном порядке распространяются среди бюджетников. И разве что отдых самого Аркадага да редкие официальные мероприятия несколько оживляют пустующие отели.

В марте 2019 года Бердымухамедов объявил, что новая столица Ахала должна быть возведена к 2022 году. В апреле президент принял участие в церемонии начала строительства, заложив под фундамент одного из зданий капсулу с посланием потомкам. Государственные СМИ захлебнулись в радостных описаниях проекта «нового лучезарного города», рассчитанного на 70 тысяч жителей. Они цитировали слова президента о том, что «осуществлять такие масштабные замыслы по плечу только государству с мощной экономической базой и с большими перспективами роста». Независимым наблюдателям на тот момент оставалось лишь сделать вывод, что Аркадаг решил доказать сам себе принадлежность Туркменистана к числу таких государств.

Проправительственное издание TurkmenPortal подчеркивало, что для строительства новой региональной столицы ничего не пришлось сносить. «Важно, что при сооружении всего комплекса объектов нет необходимости освобождать земли, а также капитального сноса зданий. Вместе с тем совершенно преобразится облик пустующих земель», — восхищался автор заметки. Это действительно было бы похвально, если учесть, что обычно власти Туркменистана весьма вольно распоряжаются строениями на той земле, которую решили использовать.

Однако журналисты независимого радио «Азатлык» выяснили, что совсем «без жертв» не обошлось. На месте будущего города вырубили десятки гектаров яблоневых, абрикосовых, грушевых, виноградных садов. Арендаторы государственных земель высадили их около десяти лет назад, и к 2019 году деревья уже начали давать урожай. Фермеры выразили сожаление в связи с тем, что под застройку не отдали действительно пустующие земли, которых в тех местах немало. Специалисты на условиях анонимности добавили, что на выбранной территории очень неглубоко залегают грунтовые воды. Такая земля идеально подходит для сельского хозяйства, а вот строительство там будет сопряжено с большими сложностями.

Город для сына

Кое-что касательно мотивов строительства нового города начало проясняться в июне 2019 года, когда хякимом (главой) Ахалского велаята назначили Сердара Бердымухамедова. До этого сын президента занимал ряд не самых высоких должностей в Министерстве иностранных дел, Государственном агентстве по управлению и использованию углеводородных ресурсов, а также в Меджлисе (парламенте). Официально никто не объявлял его преемником отца (о том, что Аркадаг не вечен, в Туркменистане вообще не заикаются). Но Сердар является единственным сыном президента, а дочери в патриархальном государстве вряд ли могут рассматриваться как потенциальные лидеры. Поэтому наблюдатели всегда смотрели на карьерное продвижение Сердара с большим вниманием.

Сердар Бердымухамедов. Фото с сайта Gossovet.tatarstan.ru

Правда, у самого Гурбангулы Бердымухамедова есть несколько сестер, которые вместе со своими мужьями имеют большое влияние в стране. Если жена (или, как думают некоторые, две жены) и дочери президента скромно проживают за границей и не упоминаются в новостях, то информация о крупном бизнесе и роскошной жизни сестер, зятьев и племянников Аркадага регулярно всплывает в независимых СМИ. Далеко ходить за примером не надо — журналисты выяснили, что строительством той самой столицы Ахала будет заниматься не просто Союз промышленников и предпринимателей Туркменистана (как сообщали официальные СМИ), а фирма «Нусай Ёллары», принадлежащая зятю президента Аннаназару Реджепову.

Вполне возможно, что «всесильный Аркадаг», любые капризы которого моментально исполняются туркменскими законодателями и чиновниками, на поверку является лишь формальным «лицом» клана. Не факт, что сестры и зятья относятся к решениям Бердымухамедова так же подобострастно, как все остальные граждане Туркменистана. А значит, положение Сердара как преемника вовсе не является гарантированным: его судьбу определяет не только отец. Но, с другой стороны, фигура «кровного наследника прежнего президента» выглядит довольно удобным вариантом для клана. Главное, чтобы этот наследник не проявлял нежелательных черт характера, не показывал себя строптивым, не выказывал несогласия с текущим положением дел в стране. Ничего подобного Сердар пока не допускает.

Источники в администрации Ахалского велаята рассказывали независимым журналистам, что новый хяким ведет себя грубо и заносчиво. Он прибывает на работу в кортеже, напоминающем президентский. Прием посетителей в администрации прекращен, а сотрудникам приходится считаться с повышенными мерами безопасности. Любимое выражение Сердара в разговорах с подчиненными — «шею сверну!» В общем, представители президентского клана явно могут не опасаться, что этот человек, заняв должность главы государства, решит сломать устоявшуюся систему и займется демократическими преобразованиями.

Почкование президентов

Ахалский велаят — это не просто одна из областей Туркменистана. Во-первых, этот регион является «столичным»: он окружает Ашхабад и до 1992 года назывался Ашхабадской областью. Затем столицу решили выделить в отдельную административную единицу, а центр Ахалского велаята перенесли в город Аннау. Но дело не только в географии. Ахалский велаят считается родиной племени ахал-теке, к которому принадлежат Бердымухамедовы. Выходцем из того же племени был первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, от которого Бердымухамедов унаследовал и авторитарные методы правления, и культ личности. Нетрудно догадаться, что и все сколько-нибудь высокие государственные посты в Туркменистане в последние 30 лет занимают именно ахалтекинцы.

Проект города в Ахалском велаяте. Кадр телеканала "Алтын Асыр"

3 февраля 2020 года Бердымухамедов подписал постановление о выделении Союзу промышленников и предпринимателей почти $1,5 млрд на строительство столицы Ахала. По информации издания «Хроника Туркменистана», общая расходная часть бюджета Туркменистана на 2020 год составляет 84,3 миллиарда манатов ($24 миллиарда по государственному курсу или $4,4 миллиарда по курсу черного рынка). То есть, если судить по официальному курсу, на «стройку века» уйдет 16-я часть годовых расходов страны, а по неофициальному — и вовсе почти треть.

5 февраля государственные СМИ сообщили, что президент лично облетел масштабную стройплощадку на вертолете. В общем, окончательно стало ясно, что проект «живет» не только на страницах прессы. К нему действительно относятся с предельной серьезностью и готовы вложить в него немалую часть скудных ресурсов «государства с мощной экономической базой и с большими перспективами роста».

Если представить, что планам Бердымухамедова-старшего ничто не помешает и «лучезарный город» (кстати, никаких предположений о его названии пока не высказывалось) действительно будет построен, то хяким Сердар в 2022 году переедет в новую столицу, которая, как изначально заявлялось, «ничем не уступит Ашхабаду». Иными словами, на небольшом расстоянии друг от друга расположатся «два Ашхабада», в каждом из которых будет сидеть свой Бердымухамедов. В «старом Ашхабаде» — старый Бердымухамедов, в «новом» — молодой.

А когда жизненный путь отца подойдет к концу, на вершине власти останется только Сердар. При желании ему не придется даже переезжать: можно будет просто принять административное решение о переносе столицы. Это чем-то напоминает размножение почкованием…

Туркменистан остается крайне закрытой страной, поэтому наблюдатели не располагают достаточной информацией, чтобы судить о реальных перспективах этого проекта. Но как план все выглядит вполне стройно. Высока вероятность, что именно такая схема выстроена в уме Аркадага. Хотя на церемонии начала строительства он, конечно, говорил о другом. «Все это мы делаем для родного народа, чтобы каждая семья и каждый гражданин жили счастливо и благополучно!» — торжественно объявил президент.

Суета вокруг трона

В 2019 году Бердымухамедову исполнилось 62 года. Возраст не то чтобы дряхлый, но все же заставляющий задуматься о будущем. Особенно если учесть, что Ниязов скончался в 2006 году в возрасте 66 лет, в общем-то, не оставив преемника (попадание на пост главы государства Бердымухамедова, который занимал пост вице-премьера, больше похоже на итог моментально вспыхнувших дворцовых интриг, нежели на продуманную заранее схему).

Гурбангулы Бердымухамедов на фоне проектов строительства. Фото с сайта Turkmenistan.gov.tm

Похоже, Бердымухамедов неспешно начал разворачивать операцию «Преемник» осенью 2018 года — как раз когда было объявлено о строительстве столицы Ахала. Именно тогда в Туркменистане впервые с 2008 года собрался Халк Маслахаты (Народный совет) — совещательный орган, в ниязовскую эпоху обладавший почетными полномочиями по восхищенному утверждению всех решений президента. При Бердымухамедове этот орган был заменен на Яшули Маслахаты (Совет старейшин), считавшийся скорее декоративным. И вот через десять лет Народный совет вновь оказался на политической сцене.

Для начала совет принял беспрецедентное решение об отмене льгот, благодаря которым коммунальные услуги с ниязовской поры оставались для граждан Туркменистана фактически бесплатными. Наблюдатели было предположили, что именно для этого и возродили Халк Маслахаты, чтобы провести через него ряд давно назревших непопулярных реформ. Но отмена льгот осталась единственным важным шагом совета.

А летом 2019 года в Туркменистане произошли события, очень похожие на спецоперацию по выявлению недовольных среди политической элиты. В СМИ просочились слухи о том, что Бердымухамедов якобы скончался. Власти на протяжении примерно двух недель не спешили окончательно опровергнуть эти слухи путем демонстрации живого президента на телеэкранах и публичных мероприятиях. Этого времени оказалось достаточно, чтобы несколько расшевелить разрозненную и не имеющую никакого влияния туркменскую оппозицию, обитающую в эмиграции и ограниченную в своей деятельности интернет-общением.

Были ли выявлены враги президента внутри правящего круга — неизвестно, но осенью 2019 года в Туркменистане началась масштабная чистка в силовых структурах, ознаменовавшаяся, в частности, увольнением и осуждением на 15 лет главы МВД Искендера Муликова. До этого он оставался на посту в течение десяти лет, что в туркменских условиях является едва ли не рекордом.

Второй съезд возрожденного Халк Маслахаты в сентябре 2019 года не ознаменовался столь масштабными решениями, как отмена льгот. Но Бердымухамедов в ходе заседания объявил, что предлагает объединить Халк Маслахаты и Меджлис в единый двухпалатный парламент. А в январе 2019 года стало известно, что для внесения соответствующих изменений в Конституцию создана специальная комиссия. Из-за путаницы с номерами статей Конституции в официальных СМИ в какой-то момент возникло подозрение, что эта комиссия планирует упразднить базовый принцип разделения властей. Затем ошибки были исправлены, и оказалось, что столь серьезных изменений в Конституцию все же не вносится.

Однако один важный момент в Основном законе все-таки поменяется. Если раньше временно исполнять обязанности президента в случае его недееспособности должен был глава Меджлиса, то теперь эта функция передается главе Халк Маслахаты. Что выглядит довольно странно, потому что в ниязовские годы председателем Халк Маслахаты считался Ниязов, после его смерти эту должность вплоть до упразднения совета занимал Бердымухамедов, и он же вернулся на пост председателя после восстановления органа. Назначат ли после конституционной реформы главой Халк Маслахаты кого-нибудь другого (например нынешнего хякима Ахалского велаята)? Вполне вероятно.

В любом случае «все поправимо». Бердымухамедов на момент смерти Ниязова был не главой Меджлиса, а вице-премьером. Но исполняющим обязанности президента стал именно он, потому что в отношении главы Меджлиса возбудили уголовное дело. С другой стороны — если уход Аркадага начали готовить заблаговременно, то логично будет изначально поместить на ключевой пост именно будущего преемника. И тогда туркменская система будет готова к действительно плавному переходу от одного авторитарного правителя к другому.

Рабовладельческий национализм

Мы обсудили сложившуюся ситуацию с оппозиционером Какамурадом Хыдыровым, который вышел на политическую сцену в момент ложной «смерти» Бердымухамедова и попытался провести собрание туркменских мигрантов в Турции. Мероприятие сорвалось из-за противодействия турецких правоохранительных органов, предположительно, действовавших по просьбе туркменских властей. Но Хыдыров по-прежнему пытается скоординировать туркменскую оппозицию и недоволен тем, что всплеск ее активности после «смерти» Аркадага быстро сошел на нет.

Хыдыров согласился, что строительство новой столицы Ахалского велаята похоже на подготовку площадки для утверждения Сердара Бердымухамедова на месте преемника. Он отметил, что и чистка в силовых структурах, вероятно, начата для того, чтобы Сердар мог назначить на ключевые посты в данной сфере уже своих людей. Причем эти люди должны быть слабее предшественников, чтобы молодому лидеру было легче с ними управляться.

Какамурад Хыдыров. Фото с личной страницы в Facebook

Оппозиционер отметил, что все это естественный шаг в развитии системы трайбализма (племенного строя), который набирает обороты с момента обретения независимости. Однако Хыдыров подчеркнул, что, по сути, «правящим» в Туркменистане сейчас является не все племя ахал-теке, а выходцы из этрапа (района) Гекдепе Ахалского велаята. По словам Хыдырова, в советские времена этот район считался самым опасным с точки зрения национализма. В ЦК КПСС регулярно направлялись докладные записки о том, что гекдепинцы негативно настроены по отношению к другим туркменам. Советская власть поддерживала в руководящих органах Туркменской ССР определенное племенное равновесие. Но, когда СССР распался, к власти пришел Ниязов, формально считавшийся сиротой. Как утверждает Хыдыров, Ниязов все же знал свое происхождение: его малой родиной являлся именно район Гекдепе.

По сведениям оппозиционера, Ниязов с первых лет правления осторожно проводил земляков на ключевые посты, и в итоге они обрели большое влияние в стране. Новым президентом стал Бердымухамедов, который уже совершенно официально является уроженцем села Бабарап Гекдепинского района.

Хыдыров утверждает, что после этого гекдепинцы начали экспансию в другие регионы. Если при Ниязове они занимали ключевые посты в Ашхабаде и Ахалском велаяте, то при Бердымухамедове и в провинцию стали приезжать руководители, относящиеся к этому племени. Дошло до того, что даже посты начальников районных ЖЭКов стали переходить к гекдепинцам. Хыдыров подчеркивает, что, по его сведениям, гекдепинцы ставят себя выше даже других представителей племени ахал-теке, а уж жителей остальных регионов и вовсе не считают за людей. «На самом деле в Туркменистане даже азербайджанцу или русскому проще куда-то продвинуться, чем туркмену из «неправильного» племени. Такая специфика», — отметил оппозиционер.

Он подчеркнул, что ничего хорошего Туркменистану экспансия гекдепинцев не принесла. В стране процветает коррупция, назначенные по племенному признаку руководители занимаются в основном воровством. По мнению Хыдырова, если передача власти от Бердымухамедова-старшего к Сердару будет успешно осуществлена, то ситуация только усугубится, и национализм достигнет своего предела.

Признать режим нелегитимным

На днях Хыдыров на своем Youtube-канале обратился с призывом к зарубежным оппозиционерам, которые ограничивают свою деятельность правозащитными отчетами. По мнению Хыдырова, оппозиционеры должны перестать поддерживать «вежливый нейтралитет» иностранных правительств и международных организаций по отношению к туркменскому режиму. Им следует использовать все свои связи с международными институтами, чтобы добиться признания туркменских властей нелегитимными. Если это произойдет, то утратят силу все международные договоры, заключенные за последнее время, — от торговых соглашений до документов о разделе Каспийского моря. А это уже вызовет мощные международные потрясения, которые приведут к тому, что в Туркменистане наконец что-то изменится. И только после этого можно будет всерьез разобраться со всеми теми вопросами, которые сейчас занимают оппозицию, например касательно «исчезновения» политических заключенных в тюрьме Овадан депе.

Хыдыров подчеркнул, что туркменский режим с преступной халатностью относится к человеческому ресурсу, который в современном мире является самой большой ценностью. «Раньше я называл ситуацию в Туркменистане феодализмом. Но теперь я прихожу к выводу, что страна скатывается еще дальше, к рабовладельческому строю. Власти не только закрывают выезд из страны, стремясь сдержать миграцию и оставить под своим влиянием хоть какое-то количество «подданных». Они уже даже вмешиваются в личную жизнь, например запрещают мужчинам красить волосы. Человек, который должен подчиняться таким требованиям, уже не личность, а собственность государства», — посетовал Хыдыров.

Читайте также
  • Появится ли в Киргизии партия власти за четыре месяца до выборов

  • К спорам вокруг государственного языка в Узбекистане подключилась Москва

  • Политологи — о внезапном решении президента прекратить полномочия Дариги Назарбаевой

  • Россия упростила получение гражданства. Казахстану повезло больше, чем Узбекистану, Киргизии и Таджикистану