Музадузов больше нет. Остались кухнадузы

Заменит ли продукция таджикских башмачников китайский ширпотреб
Китайский ширпотреб на рынке в Худжанде. Фото Тилава Расул-заде

В советские времена в Таджикистане работали пять обувных фабрик. В конце восьмидесятых любой житель республики мог каждый год покупать хотя бы две пары местной обуви. С тех пор обувное производство в стране сократилось в 15 раз, а население выросло почти вдвое. Полки магазинов заполнил китайский дешевый ширпотреб. Таджикские сапожники уверены, что смогли бы обеспечить сограждан качественной продукцией, если бы государство поддержало отечественного производителя.

Сапожных дел мастер Амрохон Саидов более десяти лет работает в районе рынка Панчшанбе города Худжанда (административный центр Согдийской области Таджикистана). На аренду мастерской средств у него нет, и Амрохон, как и десятки других мастеров, пока позволяет погода, работает прямо под открытым небом. По его словам, ежедневно десятки клиентов обращаются к нему с просьбой подшить подошву новой обуви китайского производства.

Амрохон Саидов. Фото Тилава Расул-заде

Только вот застрочил сапоги моему старому клиенту из Деваштичского района. Он купил их за 90 сомони ($9,3), я укрепил подошву за 8 сомони. Хотя другие шьют за 10-12 сомони, но я своим постоянным клиентам делаю скидку. Я ему каждый раз напоминаю известный афоризм, спрашиваю его: «Неужели ты настолько богат, что покупаешь дешевые вещи? Не лучше ли тебе купить более прочные сапоги из натуральной кожи?» Мой приятель говорит: «Хочется, но их же нет по доступной цене, а за 70-80 долларов я не могу себе позволить». Но на дешевой китайской обуви подошва через пару дней отвалится, потому все прямо с рынка отправляются к мастерам, чтобы укрепили. У нас, конечно, из-за этого работа всегда есть, но меня на самом деле не радует то, что мои земляки вынуждены покупать и носить такое барахло, говорит Амрохон Саидов.

Ежегодно десятки миллионов пар обуви импортируются в Таджикистан из Турции, России, Узбекистана и Китая. При этом КНР в обувном импорте занимает абсолютное лидерство. Из-за низких доходов большинства населения (средняя зарплата во многих сферах составляет менее $100) на местный рынок из соседней страны завозится дешевая низкокачественная обувь.

Во времена СССР мы покупали обувь таджикского производства или из других союзных республик. Может быть, она была не такая красивая, как импортная, но зато всегда из натуральной кожи и носилась долго. А теперь берем китайскую на один сезон, и через несколько месяцев ее нужно выбрасывать. В других странах давно отказались от такого ширпотреба. Вот если бы отечественная обувная промышленность развивалась, то, наверное, и цены бы на наши туфли были не такие высокие, как на импортную качественную обувь, считает пенсионерка Манзура Каримовна.

Обувь на рынке в Худжанде. Фото Тилава Расул-заде

Остатки обувного производства

В 1989 году обувные фабрики Таджикистана произвели свыше 11 миллионов пар обуви для пятимиллионного населения советской республики. В 2019 году в независимом Таджикистане было произведено всего около 800 тысяч пар — притом что население перевалило далеко за 9 млн. Как сказал «Фергане» заместитель министра промышленности и новых технологий Таджикистана Рустам Содикджон Абдукаримзода, в настоящее время ежегодная потребность жителей страны составляет минимум 27 миллионов пар обуви в год (из расчета три пары на одного человека). По его мнению, показатель этот вполне достижим, так как существует достаточный объем кожевенного сырья (в Таджикистане производится более двух млн шкур в год) и есть много рабочих рук для расширения производства.

Из пяти функционировавших в советское время обувных фабрик сегодня в Таджикистане работают только две. Одна из них ООО «Чарм» (бывший «Кожзавод») в Душанбе специализируется на производстве кожи и кожаных изделий из отечественного сырья и способна выпускать более миллиона пар обуви в год, но пока на полную мощность не задействована. На предприятии трудятся около сотни рабочих. В последние годы его руководство модернизировало линии производства. Завод начал выпускать детскую обувь для учеников 1-9-х классов. Качество продукции отвечает высоким стандартам и, по мнению специалистов отрасли, может конкурировать с признанными брендами.

Другое предприятие «Пойафзоли Хучанд» в Худжанде (бывшая «Обувная фабрика №2») функционирует с перебоями. Из семи его цехов время от времени работает только один, когда есть заказы.

Наше предприятие было создано в 1939 году. Во время Великой Отечественной войны шило обувь и сапоги для фронта. После войны до начала 1990-х годов работали без перебоев 2500 рабочих в две смены. В год производили более 4 миллионов пар обуви, продукцию поставляли на местный рынок и отправляли в Россию, Казахстан, Узбекистан, рассказывает заместитель директора «Пойафзоли Хучанд» Наим Набиев. Разорванные экономические связи между республиками Советского Союза повлекли за собой спад производства. Обувные фабрики одна за другой стали закрываться и затем частично или полностью были приватизированы, в том числе и наша фабрика, часть акций осталась у государства, остальные приобрели несколько новых владельцев, которые открыли здесь мебельный цех, автомойку и занялись другой непрофильной деятельностью. В настоящее время мы работаем под заказ. В 2019 году между нашей фабрикой и руководством общеобразовательной школы №18 Худжанда был заключен договор на пошив 250 пар мужской обуви. В наступившем году хотим увеличить число партнеров заказчиков отечественной обуви, говорит Набиев.

Наим Набиев и Музаффар Ашуров. Фото Тилава Расул-заде

Отечественное надежнее

По мнению главного модельера фабрики Музаффара Ашурова, соотечественники постепенно осознают, что «одноразовую» обувь китайского производства покупать им невыгодно, да и небезопасно для здоровья. Из КНР в Таджикистан ввозится в основном дешевая обувь из синтетических материалов, зачастую с едким химическим запахом. Особенно опасной такая обувь может быть для детей. Но именно ее покупает самая бедная часть населения, в основном в сельских районах. Та же китайская обувь, но более качественная, из натуральных материалов, стоит в разы дороже и уже многим не по карману.

Китайцы скупают у нас шкуры и отвозят на свою родину, а потом продают их нам обратно втридорога в виде сапог, сумок, курток. Они получают огромную прибыль. Но производить готовую продукцию мы можем и сами, говорит Музаффар Ашуров. Развитие обувной промышленности нужно включить во все экономические программы на последующие годы. Сейчас почти все используемое для обувной промышленности сырье мы импортируем из-за рубежа. Нужно самим производить все необходимые компоненты для пошива обуви начиная от нитей и игл вплоть до выделанной натуральной кожи, как это было в советское время. А у нас в республике обрабатывается только коровья шкура, овечью и козлиную в обработку не принимают.

Обувь, выпускаемая предприятием «Пойафзоли Хучанд». Фото Тилава Расул-заде

Было бы хорошо, если бы снизили тарифы на электроэнергию. В настоящее время один киловатт электроэнергии для промышленников составляет 55 дирамов ($0,6), что почти втрое превышает цену, установленную правительством для населения. Давят и налоги. Из-за этого себестоимость отечественной продукции значительно повышается. Чтобы защитить отечественных производителей, необходимо ограничить ввоз из-за рубежа дешевого ширпотреба. Если на наш рынок будет поступать высококачественный товар, я уверен, мы смогли бы с ним конкурировать. Местным предпринимателям, которые пытаются поднять отечественную промышленность, должны предоставляться льготные кредиты, считает Ашуров.

Первый таджикский бренд

Журналист Азам Ахруллоев один из немногих, кто решил выйти на местный обувной рынок с собственной продукцией. Три года назад он открыл мастерскую в Душанбе и начал выпускать обувь. Сегодня ботинки под первым частным таджикским брендом «Азам» пользуются большим спросом. У Азама уже появились заказчики и за рубежом.

Я работал на телевидении, и мне нравилась журналистика, но открыть собственное дело по производству обуви было моей давней мечтой. Я изучил в интернете десятки видеороликов о пошиве обуви и сам изготовил первую пару. Потом уже нанял профессионалов. Вся наша обувь произведена из натуральной кожи, она экологична и удобна. Верхняя часть изготавливается вручную, рассказывает Азам.

Азам Ахруллоев. Фото с сайта Azam.tj

В 2019 году его компания произвела более 5500 пар обуви, в основном мужской. В ближайшие годы Азам намерен расширить ассортимент и увеличить производство. Но, по признанию молодого предпринимателя, с этим бизнесом в Таджикистане все непросто.

Первая и основная проблема это, конечно же, отношение государственных органов к производителям. Какие бы льготы ни вводили, у нас в стране налоговая система все равно подавляет развитие производства, говорит Азам Ахруллоев. Большинство наших предпринимателей предпочитают покупать товар в Китае или Турции и продавать его на рынках страны, чем заниматься производством. Им удобнее работать по патенту, чем регистрировать производственный бизнес. Кроме того, помимо денег, для налаживания производства нужно знание современных технологий и соответствующее оборудование. Опытные специалисты, которые в советское время этим занимались, сейчас в возрасте.

Мы стараемся решать проблему комплексно находить способы обработки сырья, обучать работников. Нам сейчас важны не столько прибыль, сколько налаживание самого процесса, возрождение отрасли. Ведь в долгосрочной перспективе именно производство может значительно улучшить нашу экономику Просто нужен толчок со стороны государства, гибкая налоговая система для производственников, отмечает Ахруллоев.

Традиции есть, поддержки нет

Обувное производство в Таджикистане имеет давнюю историю и солидное прошлое. Еще в XIX веке местные ремесленники изготавливали кожу высокого качества, которая в основном шла на пошив обуви. Сапожники делились на узкопрофильные специальности: музадузы занимались изготовлением сапог, махсидузы шитьем сапожек на мягкой подошве, которые можно носить дома, кафшдузы изготавливали кожаные галоши, а починкой старой обуви занимались кухнадузы. В начале ХХ века только в Худжанде насчитывалось 150 мастерских по изготовлению обуви. Позже появились более крупные предприятия-мануфактуры, в Худжанде в 1920-х годах их было более двадцати.

В обувной мастерской. Фото Тилава Расул-заде

В те годы среди мужчин стали модными хромовые офицерские сапоги. В Худжанде есть мастера, которые до сих пор шьют такие сапоги на заказ. Сохранились еще и ремесленники, которые занимаются обработкой кожи кустарными методами. Они являются носителями традиционного обувного ремесла. Их умения нужно перенимать молодым специалистам, чтобы национальное обувное дело не умерло, говорит знаток народных промыслов Толиб Исмоил.

Традиционные сапожки махси и сегодня очень популярны у старшего поколения таджикистанцев. Но и они в основном привозные — из соседнего Узбекистана. Совсем не налажено в Таджикистане и производство ортопедической обуви. Практически нет специализированных магазинов, где можно приобрести обувь для людей с проблемной стопой.

Таким образом, обувной рынок в Таджикистане сегодня почти полностью отдан на откуп иностранной продукции, в большинстве своем низкого качества. Миллионы долларов утекают за кордон на покупку дешевой синтетической и, возможно, не безвредной обуви, тогда как в республике есть все условия для наращивания собственного производства обуви из натуральных материалов.

Чтобы обеспечить внутренний рынок обувью отечественного производства, необходимо ввести в строй еще несколько новых предприятий, которые могли бы составить конкуренцию импортной продукции. Власти предлагают открывать предприятия в свободных экономических зонах, где предусмотрены налоговые и таможенные льготы, однако желающих не так много. Отрасль, как и многие другие сферы производства, с учетом поставленной президентом страны задачи по индустриализации, полной переработке сырья и импортозамещению требует новых подходов со стороны чиновников всех уровней. Бизнес должен чувствовать реальную поддержку государства, испытывать не давление со стороны проверяющих органов, а их доброжелательность и помощь, считают местные предприниматели.

  • Пандемия коронавируса может подорвать экономику Таджикистана. Даже если там никто не заболеет

  • В Таджикистане разрешили приватизацию двух стратегических объектов национальной экономики

  • На чем заработал и что потерял Таджикистан в 2019 году. Эксперты подводят экономические итоги

  • Таджикские дехкане разочаровались в выращивании хлопка, утратившего свой «золотой» статус