Люди-невидимки

Таджикистан амнистирует жителей страны с неопределенным гражданством
Фото с сайта Asiaplustj.info

В Таджикистане приняли законопроект об амнистии иностранных граждан и лиц без гражданства, незаконно пребывающих на территории республики. Его инициировал сам президент Эмомали Рахмон. Законопроект предусматривает освобождение от ответственности всех иностранцев и лиц без гражданства (ЛБГ), находящихся в стране незаконно. Теперь они могут без опасения узаконить свое пребывание.

По данным МВД, на территории республики незаконно проживают 20 тысяч иностранных граждан и ЛБГ, большую часть из которых около 65% составляют женщины. Однако, по оценкам Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), число лиц без гражданства или с неопределенным гражданством в Таджикистане может превышать 45 тысяч.

В семье Алишера Бобоева из города Турсунзаде растут пятеро детей. Их мать Зайнаб Нурова приехала в Таджикистан в 1999 году из Узбекистана. В какой-то момент она потеряла свои документы и не смогла их восстановить. Все эти годы они с Алишером жили гражданским браком, без регистрации в ЗАГСе. Детям отказали в получении свидетельства о рождении, так как все они родились дома, у матери не было ни личных документов, ни справок из роддома. Семья малообеспеченная, родители малообразованные. Старшему сыну Акмалу уже 18 лет, у него нет паспорта, не выдали ему и школьный аттестат, хотя он окончил школу. То же самое ожидало бы и других детей, которым от 6 до 16 лет, если бы не вмешательство общественников. Сотрудники организации «Право и процветание», которая много лет занимается вопросами лиц без гражданства, помогли им в судебном порядке установить факт рождения и получить свидетельства.

Ёвару Бобоеву из Гиссара 23 года. Когда ему было пять лет, мать мальчика отдала его бездетной женщине из Узбекистана, которая впоследствии, родив своих детей, отправила Ёвара в детский дом, где он вырос без документов. При выходе ему выдали лишь справку с указанием ФИО и срока пребывания в интернате. В 18 лет юноша был выдворен в Таджикистан, где нашел свою мать, но та снова отвернулась от него, а местные власти отказали ему в получении документов. Отказник двух матерей и двух стран несколько лет не мог добиться получения гражданства. Опять же помогли юристы из общественной организации. В судебном порядке был установлен факт его рождения, в результате он получил свидетельство о рождении, а после второго суда о признании Ёвара гражданином Таджикистана и паспорт.

В практике двух общественных организаций «Право и процветание» и «Чашма», взявших на себя работу по помощи ЛБГ в приграничных районах Таджикистана, таких примеров десятки. «Проживание без документов – явление, наблюдающееся в основном в приграничных и отдаленных районах страны», говорит руководитель ОО «Право и процветание» Начиба Ширинбекова.

Во время фестиваля в Пянджском районе РТ осенью 2019 года сотни недокументированных детей получили свидетельства о рождении. Кадр из видеофильма общественной организации "Чашма"

По ее словам, в южных районах, прилегающих к таджикско-афганской границе Шахритусе (Шаартузе) и Кубодиёне (Кабодиёне), под риском безгражданства оказались многие возвратившиеся из Афганистана после гражданской войны (1992-1997 гг.) таджикские беженцы, не имевшие удостоверяющих личность документов. В этих же районах, а также на севере страны — в городах Исфаре, Истаравшане, в Бободжонгафуровском, Шахристанском, Деваштичском районах Согдийской области — и в западной части (Гиссар, Турсунзаде, Шахринав) обследование УВКБ ООН выявило сотни людей, переселившихся из соседнего Узбекистана и также оказавшихся без определенного гражданства из-за утери документов или того, что вовремя не сменили советские паспорта на удостоверения личности суверенных государств.

Откуда взялись апатриды

Лицом без гражданства или апатридом считается человек, который не имеет какого-либо гражданства или подданства и не обладает доказательствами, которые могли бы установить его принадлежность к какому-либо гражданству. После распада СССР апатриды появились практически во всех суверенных республиках бывшего Союза. В Таджикистане ситуация усугубилась гражданской войной, а также браками между жителями близко расположенных кишлаков, в одночасье оказавшихся разделенными границей.

Во время пятилетней гражданской войны в Таджикистане тысячи людей, спасаясь от военных действий и преследований, пытались найти убежище в соседних странах – Афганистане, Киргизии, России и Узбекистане. Некоторые даже смогли приобрести жилье и найти работу в Узбекистане и Киргизии, однако власти этих стран ввели строгое ограничение на постоянную регистрацию (прописку) и практически отказали им в получении гражданства. Прожив 5-10 лет на чужбине, не захотевшей стать родиной, люди, независимо от их этнической принадлежности, были вынуждены возвратиться в Таджикистан.

Между тем после официального завершения гражданской войны, которое произошло в июле 1997 года, вернувшихся ожидало разочарование. Оказалось, что законом «О гражданстве РТ» гражданином Таджикистана признается лицо, которое «на день принятия Конституции является гражданином РТ или приобрело гражданство республики в соответствии с настоящим конституционным законом». При этом Конституция Таджикистана была принята 6 ноября 1994 года, в разгар гражданской войны, когда десятки тысяч беженцев находились за пределами страны.

Правительство Таджикистана в сотрудничестве с УВКБ ООН в республике активно возвращало беженцев из Афганистана. Как правило, у них не возникало проблем с получением паспортов суверенного Таджикистана. Однако многие беженцы возвращались в свои отдаленные кишлаки и районы, где не было продуктов питания, были разрушены тысячи домов, системы водо- и теплоснабжения. Перед ними остро стояла проблема выживания: пришлось в срочном порядке ремонтировать или строить заново свои дома, сеять рис и пшеницу, сажать овощи, чтобы обеспечить себя едой. Многие годы они жили натуральным хозяйством, не устраиваясь на работу, которой просто не было, и практически не сталкиваясь с госорганами. Соответственно, никто не задумывался о необходимости получения новых паспортов.

Программа УВКБ и действия правительства

В 2014 году в рамках глобальной кампании по искоренению безгражданства УВКБ ООН совместно с представителями МВД, аппарата президента и гражданского общества начало реализацию проекта в Таджикистане. Была разработана стратегия защиты ЛБГ и составлен рабочий план правительства республики по решению вопроса безгражданства. Глава представительства УВКБ ООН в Таджикистане Кевин Дж. Аллен тогда заявил, что решение проблемы безгражданства не только имеет социальный характер, но и касается вопросов безопасности государства. «Люди, не имеющие гражданства, не являются частью системы, о них нет никаких данных, это фактически невидимое население», сказал Кевин Дж. Аллен.

Недокументированные таджикские дети получают свидетельства о рождении. Кадр из видеофильма общественной организации "Чашма"

По данным УВКБ ООН, только в 17 целевых районах Таджикистана (из 62) в последние годы было выявлено более 45 тысяч лиц с неопределенным гражданством или риском безгражданства. При этом проведенное ранее обследование ЮНИСЕФ показало, что в республике проживают 13,5 тысячи детей в возрасте до пяти лет, не имеющих свидетельства о рождении. А если взять и тех, кто старше пяти, то, как отметила офицер по правам ребенка представительства ЮНИСЕФ в республике Замира Камилова, число недокументированных или так называемых «невидимых» детей» в Таджикистане может составлять около 50 тысяч.

Правительство Таджикистана предприняло несколько законодательных шагов по решению проблем ЛБГ. В августе 2015 года президент Рахмон подписал закон «О гражданстве РТ» в новой редакции. Однако он не облегчил, а, напротив, даже усложнил условия получения гражданства для желающих. И без того обременительная в финансовом и административном планах процедура получения гражданства Таджикистана еще больше усложнилась, отметил на условиях анонимности таджикский правозащитник.

«Если ранее для ЛБГ требовалось три года непрерывного проживания в Таджикистане перед обращением за гражданством, то в новом варианте требуется пять лет постоянного проживания. Также из закона 2015 года исчезло сокращение вдвое этого срока для официально признанных беженцев, расширен список оснований для отказа в приеме в гражданство: кроме ранее существовавших добавлено предоставление ложной информации, фальшивых документов, нахождение под уголовным преследованием и представление угрозы национальной безопасности страны. К тому же прибавлено требование о знании государственного языка на уровне общения», сказал он.

В представительстве УВКБ ООН в республике считают новый закон о гражданстве в целом соответствующим международным стандартам, но требующим доработки.

«Новый закон исключил положение, согласно которому граждане, проживающие за границей в течение пяти лет, могут быть лишены своего гражданства, если они не регистрируются в консульских органах Таджикистана за рубежом. УВКБ также приветствует включение положений, облегчающих натурализацию для определенных категорий лиц с неопределенным гражданством в соответствии с упрощенной процедурой.

Но некоторые нормы закона должны быть усовершенствованы. Так, он предоставляет гражданство ребенку лиц без гражданства только при условии постоянного легального проживания обоих родителей или одного из них в РТ. Получается, что, если что-то с документами родителей не в порядке либо они не имеют вида на жительство в Таджикистане, но проживают в стране постоянно или значительное время, их дети не имеют права на приобретение гражданства республики даже в случае их рождения на территории страны.

Также иностранные граждане, ходатайствующие о приеме в гражданство Таджикистана или о его восстановлении, должны предоставить документ, подтверждающий обращение лица о выходе из имеющегося гражданства, — но это повышает риск оказаться лицом вообще без гражданства. Есть и другие положения, которые могут быть улучшены в законе «О гражданстве» для полного соответствия международным стандартам», пояснили «Фергане» в представительстве УВКБ.

В целом процесс получения гражданства Таджикистана для иностранцев и ЛБГ остается тяжелым и непрозрачным. По данным паспортно-регистрационной службы МВД республики, за 11 месяцев 2019 года было подано 82 заявления на получение таджикского гражданства. Последний указ президента страны о принятии в гражданство 25 человек был подписан в мае ушедшего года.

Женщина с таджикским паспортом нового образца. Фото с сайта Asiaplustj.info

Кто может быть амнистирован

При принятии закона депутаты разъяснили, что его действие распространяется только на граждан бывшего СССР, которые по различным причинам не смогли оформить документы и оказались под риском безгражданства. Он не коснется беженцев и лиц, ищущих убежища, из Афганистана и других государств дальнего зарубежья, которых в республике более 3000 человек.

Существует несколько категорий лиц, которые находятся под риском безгражданства и попадания в нелегальное поле в Таджикистане. Вероятно, именно на них и будет распространяться действие принятого закона, который вступит в силу после подписания президентом и официального опубликования.

1. Так называемые приграничные жены. Это в основном бывшие жительницы Узбекистана и Кыргызстана, заключившие браки с таджикистанцами во времена существования СССР или в первые годы после его распада и проживающие в РТ в настоящее время. Единственным документом, удостоверяющим их личность, до сих пор остается паспорт гражданина СССР образца 1974 года, выданный в Узбекистане и других республиках бывшего Союза. Штамп прописки в этих республиках является препятствием для получения гражданства Таджикистана.

Визовый режим и сложность пересечения границ в эпоху Ислама Каримова привели к тому, что заключавшие браки граждане Таджикистана и Узбекистана становились невольными нарушителями правил проживания для иностранных граждан. В случае окончания срока действия паспорта от узбекистанцев требовалось вернуться на родину для получения нового документа, чего многие не хотели делать. Так и жили по 10-20 лет с просроченными паспортами гражданина Узбекистана и без гражданства Таджикистана. При этом большая часть таких браков являются незарегистрированными (гражданскими), что усложняет легализацию одного из супругов. В некоторых районах Согдийской области проживают таджикистанки, которые в свое время утеряли гражданство в связи с замужеством за гражданином Узбекистана и выездом на постоянное место жительства в соседнюю республику, однако потом были выдворены из Узбекистана в Таджикистан как нарушительницы правил проживания.

2. Граждане Таджикистана, выехавшие в Узбекистан во время гражданской войны и получившие там вид на жительство. У большинства таких людей в настоящее время эти документы просрочены и более не продлеваются госорганами Узбекистана, в результате чего их оттуда выдворяют. Они возвращаются в Таджикистан и ходатайствуют о получении утраченного гражданства. К примеру, жители бывшего Ганчинского (ныне Деваштичского) района Таджикистана работали на заводах и фабриках в узбекском Бекабаде. Поскольку они проживали там, после распада СССР получили вид на жительство. После увольнения с работы вернулись в Таджикистан в свои семьи, однако до сих пор единственным документом, устанавливающим их личности, является вид на жительство в Узбекистане.

3. Лица, не обменявшие паспорта советского образца. В основном это жители отдаленных регионов. В соответствии с постановлением правительства Таджикистана №414 (от 05.09.1996) срок обмена советских паспортов на таджикские действовал до 1 сентября 2001 года. Однако остались те, кто из-за собственной беспечности или по каким-то другим причинам не получили новые документы.

Таджикская девочка со свидетельством о рождении. Фото с сайта Unhcr.org

4. Лица, не имеющие свидетельства о рождении. Это группа людей, чьи родители в свое время не оформили детям свидетельства о рождении, и, соответственно, эта категория лиц не смогла получить паспорта. За свидетельством о рождении нужно обратиться в отдел ЗАГСа, но там тоже требуют определенный перечень документов, включая медсправки из роддома и действительные документы родителей.

Проблема в том, что справки из роддома есть не у всех — домашние роды остаются обычной практикой в сельской местности Таджикистана, хотя их число и снизилось по сравнению с 1990-ми годами. Во многих случаях такие дети не регистрируются при рождении. Согласно закону «О регистрации актов гражданского состояния», чтобы зарегистрировать рожденного дома ребенка, необходимо предоставить заявление лица, присутствовавшего при родах, о том, что ребенок был рожден вне медицинской организации и без оказания медпомощи. А если у родителей или одного из них нет действительных документов личности, да еще и брак не зарегистрирован, получается замкнутый круг.

«В этом случае необходимо в судебном порядке устанавливать факт рождения, отцовство/материнство, проводить медицинские экспертизы на установление возраста. При этом человек сталкивается с расходами на проведение медицинских экспертиз и услуги адвоката во всех судебных инстанциях на это уйдут тысячи сомони. Далее, в соответствии с законом «Об ответственности родителей за обучение и воспитание детей», за несвоевременную регистрацию рождения ребенка придется оплатить штраф в 160 сомони ($16). И, наконец, получение паспорта обойдется примерно в 200 сомони ($20). Все это большие расходы для сельских жителей (средняя зарплата в Таджикистане составляет немногим более $130)», говорит руководитель ОО «Право и процветание» Начиба Ширинбекова.

По ее словам, амнистия будет применяться к иностранцам и ЛБГ, которые де-факто проживают в Таджикистане в нарушение правил пребывания и в соответствии со статьей 499 Кодекса об административных правонарушениях Таджикистана подлежат ответственности: штрафу с выдворением за пределы республики.

Начиба Ширинбекова. Фото из соцсетей

«Выдворять ЛБГ практически некуда без документов их не примет ни одна страна. А вот штраф довольно высокий и составляет 4000-4500 сомони ($400-450). В 2020 году он вырастет до 4600-5200 сомони ($460-520). И это штраф только за одного человека, а если речь идет о семье, в которой 5-6 детей, то сумма в несколько тысяч долларов становится для них просто неподъемной», поясняет Ширинбекова.

Сколько человек попадет под амнистию

Обращает на себя внимание расхождение между данными о количестве незаконно проживающих иностранцев и ЛБГ в Таджикистане, приводимыми МВД (20 тысяч человек) и УВКБ ООН (45 тысяч).

«Озвученные МВД цифры основаны на данных ведомства и касаются тех лиц, которые, по их оценкам, подпадут под действие одобренного парламентом закона «Об амнистии в связи с легализацией иностранных граждан и ЛБГ». Данные же УВКБ ООН охватывают более широкий круг лиц, находящихся под мандатом УВКБ. На сегодняшний день из 45 тысяч лиц с неопределенным гражданством или под риском безгражданства, выявленных с 2014 года, более 38 тысяч уже подтвердили свою принадлежность к гражданству Таджикистана и получили соответствующие документы. Но работа по выявлению и сокращению безгражданства продолжается, и озвученные цифры будут меняться. Поэтому противоречий в данных МВД и УВКБ ООН нет», пояснил «Фергане» представитель УВКБ ООН.

Как отметила замначальника паспортно-регистрационной службы МВД Зумрад Абдуллозода, срок действия амнистии составит три года. «Необходимо проводить активную информационную кампанию, чтобы о предоставленной возможности узнали все нуждающиеся люди и воспользовались ею», подчеркнула она.

Объявленная в Таджикистане амнистия будет большим облегчением в решении проблемы безгражданства, считают и чиновники, и общественники. В представительстве УВКБ ООН в свою очередь говорят, что их деятельность по сокращению безгражданства в республике продлится как минимум до 2024 года и, возможно, дольше до тех пор, пока число ЛБГ не будет сведено к нулю.

Читайте также
  • На севере Таджикистана сносят последние исторические постройки русских кварталов

  • Сколько детей было брошено в России мигрантками из Центральной Азии и при чем тут запрет на просвещение

  • В Таджикистане письма и посылки идут долго. И не всегда доходят

  • Президент Таджикистана продлил на два года перерегистрацию сим-карт на новые паспорта. Кому от этого хорошо?