Из огня да в полымя

Что будет с последователями ИГ из Центральной Азии, оказавшимися в эпицентре войны Турции с курдами
Лагерь "Айн-Исса". Фото с сайта Syriahr.com

Наступление турецкой армии и ее союзников в Северной Сирии, где местные курды создали собственную автономию, серьезно осложнило охрану лагерей, куда были интернированы десятки тысяч сторонников запрещенного в России так называемого «Исламского государства» (ИГ). Последние очаги ИГ на северо-востоке Сирии были разгромлены весной 2019 года. Их добивало как раз ополчение сирийских курдов при поддержке авиации США и Великобритании. Плененных боевиков раскидали по тюрьмам, а членов их семей распределили по временным палаточным лагерям. В этих лагерях находятся не менее 12 тысяч иностранных граждан, в том числе выходцев из Центральной Азии. Некоторые из них уже жалуются, что условия содержания резко ухудшились после начала турецкого наступления.

«Они могут возродить ИГ»

На территории Рожавы, так называется автономия, созданная курдскими политическими и военными формированиями в Северной Сирии (она же Западный Курдистан или Демократическая Федерация Северной Сирии), расположены три больших лагеря, где размещены семьи боевиков и активных деятелей ИГ: «Айн-Исса», «Аль-Холь» и «Рож». Крупнейший из них – «Аль-Холь» – находится рядом с иракской границей, там проживает до 70 тысяч человек, из которых около 60 тысяч – граждане Ирака и Сирии. В «Айн-Исса» – примерно 13 тысяч и в «Рож» – 1700 человек.

Лагерь "Аль-Холь". Кадр видеозаписи с сайта Kurdistan24.net

Из «Айн-Исса» после начала турецкого наступления уже успели сбежать несколько сотен человек. По словам очевидцев, после того как в районе лагеря начали падать снаряды турецкой артиллерии, последователи ИГ взбунтовались, и, разогнав охрану, около 750 женщин, мужчин и детей совершили побег. Пока курдская сторона не уточнила, представители каких именно государств сбежали и организована ли операция по их поиску. В то же время представители властей и ополчения Рожавы откровенно говорят западным журналистам, что теперь их волнует не столько охрана последователей ИГ, сколько отражение наступления турецкой армии.

Самая напряженная ситуация сложилась в лагере «Аль-Холь». Изначально он был создан в 2003 году для беженцев из Ирака, которые покидали свою страну из-за вторжения армии США и их союзников. Позже беженцы покинули его, однако инфраструктура осталась. После того как в местечке Багуз в марте этого года сдались остатки отрядов ИГ и их семьи, десятки тысячи людей были перемещены в «Аль-Холь».

В том секторе лагеря, который сама администрация называет «Приложение», содержатся иностранные граждане – около трех тысяч жен боевиков ИГ и около семи тысяч их детей. Фактически там продолжают действовать законы, которые террористическая организация установила на территории Сирии и Ирака в 2014 году, когда провозгласила свой «халифат». Например, в начале октября в указанном секторе было обнаружено тело уйгурки из Китая, которая пропала месяцем ранее. Предположительно, она была убита исламскими радикалами за романтические отношения с неким иракцем. В последние месяцы обитатели сектора для иностранцев неоднократно нападали на охрану с ножами – ножи разрешены, так как женщинам необходимо готовить еду. Несколько охранников погибли. Они, к слову, так же, как представители гуманитарных организаций и журналисты, по одному на территорию лагеря не заходят – слишком опасно. Даже для проведения безобидного осмотра детей врачей сопровождает группа вооруженных охранников.

Курдские ополченцы на севере Сирии. Фото Александра Рыбина, "Фергана"

Иностранный сектор «Аль-Холь» отделен от остальной части лагеря тремя периметрами охраны. В этом секторе во время облав силы безопасности находили подземные тоннели, которые радикалы вырыли для каких-то своих целей. На базар, куда товары привозят предприниматели из близлежащих городков и поселков, иностранки ходят исключительно с вооруженным курдским конвоем. Как рассказал бывший пресс-секретарь службы Асаиш (служба внутренней безопасности в Рожаве) Таляль Аваид, курдские власти считают именно иностранный сектор «Аль-Холь» потенциальным эпицентром беспорядков. Он неоднократно бывал там и уверен, что родственники радикалов ждут лишь своего часа, чтобы устроить восстание. «Турецкое наступление для них очень удобный момент. Они действительно могут возродить ИГ», – сказал Аваид.

Мечтающие вернуться

Точных данных, сколько именно выходцев из постсоветских республик находится в «Аль-Холь», нет, но русскоговорящая группа там, по словам очевидцев, одна из самых многочисленных. Например, в мае узбекистанские дипломаты забрали 148 соотечественниц и их детей как раз из этого лагеря. В том же месяце из «Аль-Холь» в Казахстан вернулся 231 человек – преимущественно женщины и дети.

6 октября стало известно, что власти Таджикистана собираются вернуть всех оставшихся в сирийских лагерях граждан, которые в свое время уехали в ИГ. По данным таджикистанских дипломатов, таких насчитывается не менее 575 — это женщины и дети. Большинство из них содержатся в «Аль-Холе». «Примерно 90 из них – женщины, более 200 девочек и свыше 240 мальчиков. Дети в возрасте от 1 до 17 лет. Это не окончательная статистика, на самом деле количество граждан Таджикистана может быть гораздо выше», – рассказал тогда источник в Душанбе.

Как правило, у всех, кто хочет вернуться добровольно из сирийских лагерей на родину, одна и та же история: на территорию, подконтрольную террористам, в свое время попал(а) по ошибке или из-за обмана близких, которые уехали в ИГ ранее и скрывали это. Все они, по собственным словам, мечтают вернуться на родину и забыть прошлый кошмар. Правда, есть и те, кто домой не собирается, видимо, из-за опасений попасть в тюрьму. Такая категория скрывает свое гражданство от курдских властей.

36-летняя таджикистанская вдова боевика ИГ Тахмина Одинаева содержится в лагере «Аль-Холь». По словам Одинаевой, она попала на территорию террористов в 2015-м, потому что ее обманул муж. С супругом, этническим уйгуром из Китая, она познакомилась на рынке в Душанбе, где тот работал. Пара поженилась, у них родилось двое детей, затем супруг убедил Одинаеву уехать. Позднее муж был убит. Одинаева неоднократно обращалась к властям Таджикистана, чтобы ей помогли с детьми вернуться на родину.

По утверждению представителей Рожавы, большинство иностранцев, которые в свое время присоединились к ИГ, до сих пор находятся в сирийских лагерях, поскольку зачастую их родные страны не хотят, чтобы радикалы возвращались и, возможно, вносили беспорядок в местные мусульманские общины. В частности, по неофициальным данным, Россия сейчас не сильно заинтересована в возвращении своих граждан, хотя ранее в этом направлении активно работали власти Чеченской республики. Однако затем подобным инициативам воспротивилась Федеральная служба безопасности (ФСБ). В последнее время, если верить отчетам ФСБ, на территории России регулярно проводятся спецоперации против местных сочувствующих идеологии ИГ. Зачем добавлять себе проблем в таких условиях?

Курдские ополченцы на севере Сирии. Фото Александра Рыбина, "Фергана"

Тем временем зона боевых действий приближаются к лагерям, где содержатся исламисты и их семьи. Гражданка Таджикистана Гулнора Орифова, которая проживает с двумя детьми в лагере «Рож», рассказала журналистам, что его обитатели уже слышат перестрелки между турками и курдами. «Уже четыре дня как дороги к нам перекрыты и вообще не подвозят продукты питания. В магазинах тоже все пусто, и если так будет продолжаться, то через три-четыре дня начнется голод. Сегодня ночью стоял грохот разрывов бомб и снарядов. Было четыре-пять разрывов. Как разрыв, так все палатки трясутся», — рассказала Орифова. Всего в «Рож» размещаются 30 таджикских женщин и детей.

Чешская журналистка Маркета Кутилова, которая в настоящее время находится на территории Рожавы, написала на своей странице в сети Facebook со ссылкой на источник в силовых структурах курдов, что охрана лагерей, где размещены сторонники ИГ, сейчас значительно уменьшена из-за необходимости противостоять турецкому наступлению (для охраны радикалов курды задействовали кадры из числа самых профессиональных и опытных военных). Также, по данным источника, исламисты, сбежавшие ранее из лагеря «Айн-Исса», направились в сторону лагеря «Аль-Холь», чтобы помочь в организации побегов тамошним обитателям.

В любом случае из-за обострения обстановки в Северной Сирии возвращение бывших сторонников ИГ в Таджикистан и другие республики Центральной Азии, которые ведут политику по их репатриации, на какое-то время откладывается. Хотя, возможно, в сложившейся ситуации кто-то из тех, кто ранее говорил о желании вернуться домой, будет активно содействовать возрождению ИГ на территории Сирии.

Читайте также
  • Ученые выясняли, почему международные рецепты не помогли остановить погромы 2010 года на юге Киргизии

  • Пакистан пытается бороться с «убийствами чести». Но расправы над женщинами все равно продолжаются

  • Талибы долго боролись с культурой «бача бази». Теперь их самих обвиняют в домогательствах к юношам

  • Президент Афганистана готов к переизбранию. Несмотря на войну, теракты и закрытые участки