Цена сумостоятельности

Почему узбекская валюта обесценится к концу года в полтора раза
Фото с сайта Uznews.uz

Долгие годы в Узбекистане сосуществовали два обменных курса валюты. Причем официальный, устанавливаемый Центробанком, был номинальным, население не обращало на него внимания. Доллары и евро можно было купить и продать на базаре – но по драконовскому курсу. Революция наступила 5 сентября 2017 года, когда правительство уравняло два альтернативных курса, пошатнув черный рынок. ЦБ в одночасье повысил курс инвалюты почти в два раза, пообещав ее свободное обращение. Хотя этот вопрос был решен лишь наполовину: чтобы стать обладателем, скажем, купюр с президентами США, нужно было завести пластиковую карту международной платежной системы. Кроме того, изначально были установлены ограничения по сумме покупки.

Тогда курс самой востребованной в республике иностранной валюты – доллара США – был установлен на отметке 8100 сумов. Прошло почти два года со дня либерализации валютного рынка, и сум стал резко обесцениваться. Если еще в июне текущего года доллар прибавлял в среднем на 15 сумов в неделю, в июле – на 40 сумов, то с наступлением последнего месяца лета узбекская национальная валюта стала стремительно пикировать. Центробанку, который обновлял курс раз в неделю, пришлось устраивать внеочередной апгрейд системы. 16 августа доллар подорожал сразу на 179 сумов и пробил психологическую отметку в 9000 сумов. Тренд продолжился – через несколько дней «американец» скакнул на 323 отметки, до 9384 сумов. Впереди замаячила следующая рекордная планка – 10 000.

Центробанк решил объяснить, что происходит с курсом валюты, и 20 августа опубликовал пресс-релиз, в котором прозвучало главное: «В рамках реализации мер по дальнейшей либерализации валютного рынка с 20 августа т.г. коммерческими банками начата продажа иностранной валюты в наличной форме через обменные пункты». Правда, вскоре правительственная газета «Народное слово» уточнила, что полноценная продажа валюты начнется 21 августа. Так или иначе, лед тронулся. Граждане сообщали в соцсетях и мессенджерах, что в некоторых кредитных учреждениях Ташкента можно свободно, без ограничений, только лишь предъявив в кассу документ, удостоверяющий личность, приобрести доллары по курсу 9450 сумов за $1, а продать – по 9350 сумов.

Мамаризо Нурмуратов (в центре). Фото с сайта Kun.uz

Позднее в тот же день была организована пресс-конференция, в ходе которой председатель ЦБ Мамаризо Нурмуратов сообщил еще об одном революционном решении. «Впредь Центральный банк не будет устанавливать цены на продажу и покупку валюты, эта цена будет формироваться самостоятельно на рынке», – заявил чиновник. Таким образом, Узбекистан вступил в процесс полной либерализации валютного рынка.

Руководитель регулятора также подчеркнул, что страна не готова к деноминации (изменению номинала денежных знаков – как правило, на меньший), и в этом процессе нет никакой необходимости. Хотя еще два месяца назад в ЦБ не исключали возможности проведения такой реформы.

В качестве последнего объяснения «инцидента с девальвацией сума» на сайте УзА было опубликовано пространное заявление председателя Центробанка. Суть послания: «Центральный банк стремится присутствовать на внутреннем валютном рынке без влияния на формирование обменного курса на основе рыночных принципов. Курс всегда определяется рынком. При активном вмешательстве Центральный банк нарушит рыночный баланс, что может привести к отрицательным последствиям».

Мнения экспертов

После первого августовского скачка доллара и внепланового обновления курса Центробанк обозначил причины явления. Среди них были как внешние – снижение курса нацвалют основных торговых партнеров Узбекистана — России, Китая и Казахстана, так и внутренние – увеличение спроса на иностранную валюту со стороны импортеров. С такой позицией регулятора согласен бизнес-аналитик компании Leverage LLC Магамед Жаваров.

Магамед Жаваров. Фото из личного архива

– Да, конечно, озвученные ЦБ причины усиления волатильности курса пары доллар/сум имеют место. Ослабление рубля и юаня – немаловажный фактор. Волатильность этих валют усилилась после новостей из-за океана: как в части снижения ставки ФРС (Федеральная резервная система США) на 25 базисных пунктов, так и в связи с введением в начале августа дополнительных торговых пошлин на товары, импортируемые в США из КНР, а также введения свежего пакета санкций против РФ, – пояснил эксперт «Фергане». – Внешнеторговый фактор также влияет на доллар/сум, потому что в Узбекистане импорт превышает экспорт, а значит, внутренний рынок ради импорта избавляется от нацвалюты, вызывая ее ослабление.

По мнению Жаварова, предпринятые Центробанком меры вызваны также намерением уничтожить черный рынок валюты.

– Думаю, заявление регулятора о внеочередном изменении курса, а также решение отпустить доллар в свободное плавание и начать его продажу в наличном виде тоже направлены на ограничение возможностей теневого рынка, – отметил эксперт. И добавил, что дополнительным фактором в пользу роста курса является внешний долг.

– Если раньше он был более-менее на приемлемом уровне (около 18% ВВП), то сейчас он уже достаточно высок – порядка 37% ВВП. И тут нужно понимать, что кредиты международных финансовых институтов выданы в инвалюте. Соответственно, нужно и возвращать в инвалюте, прибегая к продаже национальной валюты и покупке иностранной, – пояснил Жаваров.

Динамика курса доллара США к узбекскому суму. Скриншот страницы сайта ЦБ Узбекистана

Член совета «Буюк келажак», магистр делового администрирования и сертифицированный финансовый аналитик Шавкат Шарипов тоже согласен с финансовым регулятором.

– ЦБ довольно исчерпывающе перечислил фундаментальные факторы, влияющие на обменный курс сума: девальвация валют наших основных торговых партнеров, а следовательно – снижение конкурентоспособности нашего экспорта; повышенный спрос на валюту ввиду высокого спроса на импорт и кредитной активности. Последний фактор означает, что выданные кредиты используются для покупки валюты и последующего импорта различных товаров, включая оборудование, технику, строительные материалы и прочее. А то, что сум начал ускоренно падать именно в последние недели, ЦБ объяснил повышенным спросом на валюту со стороны субъектов, теряющих таможенные преференции при импорте товаров и сырья с октября текущего года. По данным регулятора, такие компании решили запастись до того, как им придется начать платить таможенные пошлины. Спрос на инвалюту в июле этого года на треть превысил среднемесячный уровень за первое полугодие, составив $1,36 млрд, – пояснил аналитик.

«Фергана» попросила экспертов прокомментировать риски активизации валютного черного рынка после отмены контроля за курсом со стороны ЦБ.

По мнению Жаварова, «есть опасения, что мы придем к ошибке периода 2004-2006 годов. В 2003 году властям удалось побороть черный рынок, но, как оказалось, ненадолго. Появились люди, которые скупали доллары в обменниках и нелегально перепродавали. Спрос же обеспечивался тем, что в обменниках был установлен лимит $500, притом что гражданам нужно было больше валюты. Это и вынуждало их обращаться к теневикам. Если текущая политика либерализации валютного рынка будет сопровождаться жесткой политикой относительно теневого рынка, рынка контрабанды сырья (черный импорт) на фоне свободы официального рынка, снятия гласных и негласных барьеров, то, возможно, произойдет перелом ситуации, и нам не придется возвращаться к регулируемой фиксации. Весь этот болезненный процесс мы должны были пройти еще в 1998-2000 годах. Однако лучше поздно, чем никогда».

Шавкат Шарипов. Фото из личного архива

Шарипов считает, что «черный рынок процветает как раз тогда, когда ЦБ вмешивается в ценообразование сума с помощью нерыночных механизмов, например, запрещая или усложняя куплю-продажу валюты через банки с помощью административных мер. Такая ситуация была у нас много лет, пока официальный курс не девальвировали до уровня черного рынка два года назад, то есть пока не установился справедливый уровень. Стоит отметить и то, что разрешение банкам продавать наличную иностранную валюту также должно ударить по черному рынку».

На вопрос, как надолго затянется падение сума и на какой отметке остановится процесс, Жаваров ответил, что текущий тренд девальвации продлится до конца года. «Думаю,

к концу года с учетом текущих трендов курс приблизится к отметке в 15 тысяч сумов (при колебаниях тренда где-то в коридоре 12-17 тысяч сумов). Причем в третьем-четвертом кварталах стоит ждать роста цен, в том числе из-за подорожавших с 15 августа энергоресурсов и коммунальных услуг.

А отрицательное торговое сальдо подогреет и без того существенную инфляцию (хотя в последние пару месяцев Госкомстат заявляет о дефляции)», — заявил эксперт.

У Шарипова – несколько иная точка зрения. «По грубым подсчетам, при годовой инфляции в 14-16%, с начала либерализации валютного курса, то есть за два прошедших года, сум ослаб лишь на 16%. Согласно экономической теории он должен был ослабнуть на 28-32%, то есть как минимум на уровень инфляции за эти два года. Получается, что фундаментально обоснованный уровень равен 10 300 – 10 600 сумов за один доллар. Учитывая волнение среди населения и предпринимателей, которые, скорее всего, будут закупать валюту впрок, я бы добавил еще до 10% за счет «эмоционального» фактора.

В итоге получаем 11 330-11 660 сумов за доллар. Думаю, что это будет отметка, где сум успокоится, но не остановится.

Узбекская валюта должна постоянно ослабевать хотя бы на уровень инфляции, если нет – ждите очередного скачкообразного падения сума. Что касается временных рамок, то резкое падение продлится не более недели или двух, в зависимости от того, как скоро курс приблизится к упомянутым уровням», — прогнозирует аналитик.

Читайте также
  • Узбекский ювелир утверждает, что спас Мирзиёева от заговора чекистов

  • Ополчившись на популярного певца, «Узбекконцерт» в очередной раз продемонстрировал свою бессмысленность

  • Узбекские чиновники взяли моду премировать хлопкоробов автомобилями и чайниками

  • Простит ли в очередной раз руководство Узбекистана хокима Ферганской области Шухрата Ганиева