Безенчук и нимфы

Во сколько обойдутся похороны в Ташкенте
Мусульманское кладбище Собитхон ходжи. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

На ташкентских кладбищах, как, пожалуй, и в любом городе Узбекистана, наблюдается тенденция бронирования мест для могил, предназначенных гражданам, пока еще пребывающим в списках живых. В Бухаре, в частности, это якобы вызвано тем, что «из-за повышения уровня грунтовых вод в последние годы здесь стало труднее рыть могилы». Данное объяснение явно несостоятельно, поскольку сложность рытья могилы не уменьшится оттого, забронировано это место или нет.

Настоящая причина, скорее всего, кроется в неуверенности людей в завтрашнем дне: сегодня деньги есть, но неизвестно, будут ли они завтра. Поэтому о могилах и даже памятниках желательно подумать заблаговременно.

Так, пожилая жительница Ташкента Ирина Сиверская, почти как героиня российского фильма «Карп отмороженный», не только застолбила место рядом с могилами родственников на закрытом городском кладбище №2 (Домбрабадском), но установила себе гранитный памятник. Причем на нем уже обозначены ее имя и дата рождения, и после кончины женщины рабочим останется лишь выбить на камне эти печальные цифры. Немало могил с уже готовыми памятниками и табличками (правда, без имен будущих покойников) корреспонденты «Ферганы» обнаружили и на мусульманских кладбищах.

Продавщица надгробий. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

По данным Государственного унитарного предприятия «Управление гражданского обслуживания» (УГО), функционирующего при Главном управлении благоустройства хокимията (администрации) Ташкента, всего в Ташкенте 74 кладбища, больших и маленьких, из которых лишь 16 являются закрытыми.

На вопрос об их инвентаризации директор УГО Саид Ибрагимов сообщил «Фергане», что в последний раз она проводилась 7-8 месяцев назад, было осмотрено около 30 кладбищ. В ходе этой кропотливой работы было выявлено по меньшей мере 20 забронированных могил.

«Бронирование мест для захоронения в Узбекистане категорически запрещено. По мере обнаружения таковых мы принимаем все необходимые меры по их ликвидации», — заверил Ибрагимов.

Пустые таблички на зарезервированной могиле. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Однако никакого постановления о запрете бронирования нам обнаружить не удалось, возможно, речь идет об устном распоряжении хокимията. Говоря о мерах по ликвидации бронированных мест на кладбищах, Саид Ибрагимов пояснил, что власти будут выяснять, кто хозяева, на каких условиях им отдана эта земля, и настаивать, чтобы убрали готовые памятники.

Вообще же, согласно закону «О погребении и похоронном деле» от 2010 года «на территории Республики Узбекистан каждому человеку после его смерти гарантируется погребение тела (останков) с учетом волеизъявления умершего и бесплатное предоставление места для погребения». И действительно, никто из опрошенных корреспондентами «Ферганы» респондентов не сталкивался с фактами продажи кладбищенских земельных участков.

При этом сообщество Troll.uz на своей странице в Facebook упоминает, что за место на знаменитом кладбище Хазрати Имом в Бухаре просят от 6 млн сумов ($695). Возможно, чем дальше от столицы, тем пышнее коррупция.

Похоронить по-христиански

Из христианских в Ташкенте насчитывается два крупных кладбища: №1 (Боткинское, создано в 1872 году) и №2 (Домбрабадское, 1964 г.). За чертой столицы в поселке Урта-сарай находится кладбище №3 (1992 г.), куда также хоронят преимущественно жителей Ташкента. Первые два считаются закрытыми, новые захоронения в них запрещены, и хоронить можно только в могилы родственников – при условии их погребения более 10 лет назад. Урта-сарайское кладбище открытое – именно на нем сейчас чаще всего хоронят христиан. В черте города есть еще несколько небольших закрытых христианских кладбищ, но они мало известны ташкентцам.

Во сколько могут обойтись похороны, есть ли какая-то помощь от государства?

Начало процедуры захоронения у всех граждан Узбекистана, независимо от вероисповедания, одинаковое. В ЗАГСе на основании медицинской справки о смерти и паспорта умершего выдают свидетельство о смерти, справку для кладбища и аналогичную справку для районного отделения СОБЕСа. Последняя необходима для получения родственниками покойного единовременного материального пособия от государства в размере четырех минимальных размеров заработной платы (с 1 августа МРЗП составит 223 тысячи сумов или $26).

Цветы и венки на Домрабадском кладбище. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Далее необходимо ехать на кладбище, чтобы позаботиться о могиле. Там нужно предъявить свидетельство о смерти и справку из ЗАГСа. Если кладбище закрытое, обязательным является предоставление свидетельства о смерти родственника, похороненного на его территории (как было сказано выше, не менее 10 лет назад), а также документа, подтверждающего родственные отношения.

Гроб можно заказать прямо на кладбище. Так, на Домбрабадском это делается в столярной мастерской, расположенной за оградой. Самый бюджетный гроб с обивкой из красной или черной ткани и тканевым крестом обойдется в 286 тысяч сумов (около $33).

Ранее для малоимущих граждан, ветеранов Великой Отечественной войны и бывших воинов-интернационалистов на гробы существовали 50-процентные скидки, но, по словам местного гробовщика, решением властей лет пять-шесть назад эти скидки были отменены.

Также гроб можно заказать и в одной из четырех ритуальных контор, находящихся в Ташкенте: в вышеупомянутом УГО, его филиале «Черный тюльпан», а также в частных конторах Dafna и Milliy bezash, но цена будет приблизительно такая же. Поэтому обычно гробы в этих учреждениях заказывают горожане, которые рядом живут, а в остальных случаях удобнее заказывать в мастерских при кладбищах, где будет проходить обряд погребения.

Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Далее нужно решить вопрос с рытьем могилы. На всех христианских кладбищах он решается официально – через местные кассы. Так, на Домбрабадском и Боткинском стоимость демонтажа прежней могилы оценивается в 200 тысяч сумов ($23), плюс работа могильщиков – еще 90 тысяч сумов (чуть более $10). Также понадобится бетонный столбик с номером могилы – 10 тысяч сумов.

Стоимость венков из искусственных цветов (с ленточками и без таковых) колеблется от 30 до 50 тысяч ($3,5–5,8), а из живых (в зависимости от количества и сезонной стоимости цветов) – от 80 до 450 тысяч сумов ($9,3–52,3). Аренда автобуса (катафалка) – 260 тысяч сумов ($30).

Если родственники хотят провести обряд отпевания покойного, на Домбрабаде в местной церкви он обойдется в 98 тысяч сумов. В эту сумму, кроме собственно отпевания, также входит сорокоуст (молитва об упокоении души, читаемая на сороковой день после смерти) и четыре свечи, устанавливаемые на гроб.

Суммировав все расходы по минимуму, получаем 974 тысячи сумов или $113.

Собственно, при наличии средств весь процесс похорон можно доверить одной из частных фирм — они позаботятся обо всем, кроме рытья могилы. Мы связались с одной из таких компаний и узнали, что весь комплекс услуг (обмывание и одевание покойного, металлический крест на могилу, церковь, венок, гроб, катафалк, работа от четырех до шести носильщиков) обойдется в 2 миллиона 250 тысяч сумов (около $260).

Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Стоимость поминок, которые проходят в день похорон, зависит от возможностей бюджета. Можно собраться узким кругом за семейным столом, а можно провести поминальный обряд в кафе-ресторане. В первом случае стол обойдется приблизительно в 200-300 тысяч сумов ($23–35), во втором (из расчета примерно 20 человек) – в 1 миллион сумов ($116). Кроме дня похорон, поминать усопшего принято на девятый и сороковой дни, а также спустя год после утраты.

Памятник обычно устанавливают через год после погребения. Цена везде примерно одинаковая: памятник высотой до одного метра (выше памятник может быть только по специальному разрешению городской администрации) из стандартного светлого мрамора вместе с бордюром и железными укрепляющими его швеллерами – 1 миллион 700 тысяч сумов ($198). С надгробной плитой – на 100 тысяч дороже. С изображением на памятнике лица покойного (изготавливается с его фотографии вручную) – 2 миллиона 200 тысяч сумов ($256). Памятник из черного габбро обойдется от $900–5000.

До установки памятника, кроме цементного столбика, можно установить металлический крест, который вместе с надписью (именем и годами рождения и смерти) на такой же металлической табличке и установкой обойдется в сумму от 190 до 240 тысяч сумов ($22-28).

По мусульманскому обычаю

Мусульмане, как и христиане, в случае смерти кого-либо из родственников становятся перед выбором: хоронить и поминать исходя из минимального бюджета или подороже. Так, обмыть тело покойного и облачить его в приобретенную в магазине белую ткань-саван (по шариату усопшего запрещено хоронить в одежде) можно самостоятельно. В махаллинском комитете (органе самоуправления граждан) для бюджетных похорон почти всегда можно бесплатно взять аксессуары для обмывания (цинковый стол, ведра и черпаки), металлические опоры и доски, из которых сооружаются скамейки, расставляемые на входе в дом или подъезд для гостей. А в ближайшей мечети за символическую плату – носилки (тобут) и велюровую ткань с написанной на ней молитвой, которой тобут накрывается.

Между тем при любом мусульманском кладбище существуют частные фирмы, которые могут обеспечить всем необходимым: предоставлением савана, атрибутов для омовения и услугами мойщика (мурдашуя) – это обойдется в 400 тысяч ($46,5), открытым автокатафалком, тобутом и покрывалом с молитвой – 300 тысяч ($35), автобусом для гостей из числа мужчин, желающих отправиться на кладбище, – еще 200 тысяч сумов ($23). Итого – 900 тысяч сумов ($105).

Мусульманских кладбищ в Ташкенте в разы больше, чем христианских, но наиболее престижными здесь считаются те из них, где принято хоронить великих и известных в народе людей: это Минор, Чигатай и Сабитхон ходжи. Могильщик у мусульман называется гуркав. Четкого тарифа на его услуги не существует. «Сто, двести, триста тысяч – сколько сможете, столько и дадите», — сообщил нам гуркав с кладбища Сабитхон ходжи.

Мусульман не принято хоронить в гробу: тело, завернутое в саван, гуркав сначала опускает в вырытую могилу, а затем просовывает в специально вырытую в ее боковине келью (головой в сторону Мекки), которую закладывает жжеными кирпичами. В завершение могила, как и у христиан, засыпается землей.

Похоронный музыкант. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Перед погребением над покойным в присутствии мужчин (женщины на похороны не ходят) принято чтение муллой специальной молитвы – джаназы. Определенных расценок, как и в случае с услугой гуркава, не существует – родственники усопшего бросают в ящик для пожертвований столько, сколько посчитают возможным.

Возводить на могиле любые памятники, а тем более скульптуры, у мусульман не принято: по шариату считается каноническим надмогильный холмик с небольшой табличкой (с указанием на ней имени и дат рождения и смерти покойного). Однако большинство узбекистанских мусульман это правило игнорируют и на могилах родственников устанавливают как мраморные памятники, стелы и скульптуры, так и огромные мавзолеи.

Поминать у мусульман принято на протяжении первых трех дней, на седьмой, сороковой день и в первую годовщину после кончины. Как правило, в первые три дня мужчины и женщины сидят за накрытыми столами в доме или квартире усопшего в разных комнатах, но чаще всего мужчины в дом не заходят, а сидят на многочисленных скамейках на улице. На седьмой день принято посещение кладбища женщинами, а на сороковой для мужчин (как правило, в кафе или ресторане) организуется поминальный плов.

Наибольшие денежные траты у мусульман приходятся на первые три поминальных дня, которые в зависимости от доходов родственников покойного могут составлять от 500 тысяч ($58) до нескольких миллионов сумов. 40-дневный плов также вылетает в копеечку. По традиции, на поминки, кроме родственников и друзей усопшего, может заглянуть любой прохожий, поэтому плов готовится минимум на 50 человек.

Подобные поминки в небольшом кафе с учетом шурпы, плова, салатов, напитков, фруктов и прочих закусок обойдутся из расчета от 80 до 100 тысяч ($9,3–11,6) на персону. Умножаем на 50 – получаем минимум четыре миллиона сумов ($464). Если проводить поминки в большом ресторане, то только его аренда обойдется в 5 миллионов, плюс плов с закусками из расчета 100 человек – 1 миллион 650 тысяч сумов. Суммируем – 6 миллионов 650 тысяч ($773).

Интересная деталь: у мусульман для проведения 40-дневного плова считается в порядке вещей брать дорогостоящие сухофрукты и конфеты в аренду. Как правило, зная это, гости к этим продуктам даже не притрагиваются, и после поминок работники кафе и ресторанов сгружают их со столов в пакеты – до следующих поминок.

В принципе, ни в первые три дня, ни на 40 дней такие траты не обязательны. По шариату, если семья не в состоянии себе этого позволить, можно лишь в день похорон собраться небольшим кругом за скромным семейным столом и прочитать молитву, и этого вполне достаточно.

Мы задались вопросом, а каковы расценки на погребение в других городах Узбекистана, например в Самарканде. В интернете удалось найти лишь одну местную компанию под названием «Похоронное бюро». Как рассказал ее сотрудник по имени Уткир, это государственная контора, действующая при городском хокимияте. По его словам, частных ритуальных компаний в Самарканде не существует. «Похоронное бюро», по словам Уткира, оказывает все необходимые услуги горожанам независимо от их вероисповедания. Привести расценки по телефону Уткир отказался, заверив лишь, что они вполне доступные, «не выше, а даже ниже ташкентских». А собственного сайта у «Похоронного бюро», где мог быть размещен прайс-лист, нет.

Согласно постановлению Кабинета министров республики №101 от 4 апреля 2011 года содержать могилы и намогильные памятники в надлежащем состоянии обязаны граждане и организации, осуществившие погребение. При этом в помощь гражданам, уехавшим из страны либо по другим причинам не имеющим возможности ухаживать за могилами своих близких, в Ташкенте имеются несколько частных компаний. Стоимость у них разовой уборки могилы, памятника, места захоронения и возложения цветов колеблется от 5 до 20 долларов.

Читайте также
  • Район-призрак в Чирчике уже год лежит в развалинах. Властям он пока неинтересен

  • Ученые выясняли, почему международные рецепты не помогли остановить погромы 2010 года на юге Киргизии

  • Простит ли в очередной раз руководство Узбекистана хокима Ферганской области Шухрата Ганиева

  • Более 20 университетов Европы и Азии открывают филиалы в Узбекистане — но стоит ли туда идти?