С куличами в синагогу на Курбан-байрам

Бывшая столица Тамерлана рискует утратить статус перекрестка культур и религий
Фото Дмитрия Костюшкина

В последние годы не прекращаются попытки обезличить Самарканд — то в угоду застройщикам, то для «развития» инфраструктуры и туризма. Однако, несмотря ни на что, город живет своей жизнью, изредка вспоминая, что все еще остается центром мирового исторического и культурного значения, внесенным в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. На протяжении своей почти трехтысячелетней истории Самарканд пережил множество периодов расцвета и упадка — во времена Согдийского царства, Персидской империи, империи Александра Македонского, Арабского халифата, империй Чингисхана и Тамерлана (сделавшего город столицей своей гигантской державы), российской и, наконец, советской империй. При СССР город населяло более ста национальностей, здесь жили представители практически всех известных культов — от традиционных ислама и христианства до общества сознания Кришны и собрания последователей Бахауллы.

До того как местное население приняло в VIII веке ислам, основной религией здешних земель был зороастризм. Его последователи вполне терпимо относились и к первым буддийским общинам, дошедшим сюда из Индии раньше, чем до Китая. Именно здесь в VI веке обрели убежище христиане несторианского толка. Напоминанием о них остались сирийские петроглифы и кресты, а также несторианский монастырь в Ургуте на Сулейман-тепа.

От церкви к медиацентру

После исчезновения несториан христианство много веков не заглядывало на эту землю. Так продолжалось до того, как 1 мая 1868 года Самарканд был завоеван православным воинством императора Александра II. Одним из первых зданий, построенных здесь русскими солдатами, стал храм Георгия Победоносца внутри самаркандской цитадели. При планировке и строительстве европейской части города новое здание церкви было возведено на главной площади – недалеко от крепости и рядом с Военным и Общественным собраниями и парком.

До наших дней дошел примечательный документ «Ведомость о церкви Святого великомученика Георгия Победоносца в городе Самарканде Зеравшанского округа за 1885 год». В нем приводятся следующие данные:

«Названная церковь основана 15 августа 1881 года. Построена на церковные суммы, на вспомоществование от казны и на пожертвования. Освящена 20 ноября 1882 года. Престол в ней один. Св. антиминс (четырехугольный плат со вшитой в него частицей мощей православного мученика; необходимая принадлежность полной литургии. — Прим. «Ферганы») священнодействован преосвященным Александром, бывшим епископом Туркестанским и Ташкентским 5 декабря 1882 года, и никаких повреждений не имеет. Неразделимо с церковью на западной стороне ея устроена каменная с тремя куполами колокольня, оштукатуренная алебастром и выкрашенная в розовый цвет, за исключением карнизов и других украшений, которые выкрашены в белый цвет. При церкви имеется библиотека, состоящая из книг и журналов, приобретенных преимущественно на церковные средства и частично на пожертвования. Церковные документы ведутся с 1868 года. В приходе имеются 2 училища — 3-классное городское мужское и 2-классное приходское женское. Обучающихся мальчиков 54, из них православных 31, лютеран 1, евреев 10, сартов 12. Обучающихся девочек 36. Православных 30, лютеранок 1, евреек 5. По штату положено быть при сей церкви 1 священнику и из нижних чинов войск 2 церковникам. О прихожанах Георгиевской церкви. Военных мужчин 5616, женщин 821, статских мужчин 33, женщин 44, купцов, мещан и прочих городских обывателей мужчин 103, женщин 79».

С приходом советской власти наступила эпоха воинствующего атеизма, и в июне 1924 года храм был закрыт. Колокольню снесли, а здание передали ОСОАВИАХИМу и вместо колокольни водрузили на крышу аэроплан.

В дальнейшем здание храма использовалось для самых разных и подчас совершенно неожиданных целей. Здесь в конце восьмидесятых годов XX века располагались бар-бильярдная, до второй половины девяностых — торговая биржа, букинистическая лавка и магазин антиквариата. Весной 1997 года в здании церкви силами местной художественной интеллигенции была организована Самаркандская картинная галерея, где проводились художественные выставки и вечера классической музыки. Однако музыка эта играла недолго — в 2010 году бывший храм был передан Самаркандскому отделению Союза писателей Узбекистана. Впрочем, ни писательский союз, ни хокимият города не проявили никакой заботы об историческом здании. Это привело к тому, что Государственная инспекция по охране и использованию памятников культурного наследия Самаркандской и Джизакской области признала его аварийным.

Совсем недавно самаркандцы получили очередной «подарок». В хокимияте Самаркандской области в декабре 2018 года прошло совещание под председательством премьер-министра Абдуллы Арипова. Следствием его стал проект постановления Кабмина республики о передаче здания церкви «Медиацентру» при областном хокимияте. Вскоре после этого здесь начались ремонтные работы, не согласованные с Госинспекцией по охране и использованию памятников. После того как здание осмотрели специалисты инспекции, 25 января 2019 года работы были прекращены.

Таким образом, непоправимых изменений в облике церкви не произошло. Однако дальнейшая судьба многострадального здания по-прежнему неясна. Есть сведения, что в его сторону недвусмысленно посматривает новое руководство Русского культурного центра. С другой стороны, ходят разговоры, что старое здание Николаевской церкви на привокзальной площади к концу года передадут в введение РПЦ. Не исключено, что так же могут поступить и с храмом Георгия Победоносца. Однако это только догадки.

Пока же приходится иметь дело с фактами. Даже памятник Свободе не удалось вернуть на место к столетию его открытия 1 мая 1919 года, а уж что будет со зданием первой церкви, наверное, знает только его небесный покровитель святой Георгий.

Шахматный клуб в синагоге

Во дворе дома 102 по улице Джами сохранилось здание синагоги, принадлежавшее Пинхасу Абрамову. С 1928 года синагога использовалась для государственных нужд: сначала в ней располагался областной спорткомитет, а позже — шахматно-шашечный клуб. Сейчас синагога закрыта на замок и явно находится в аварийном состоянии.

Иудеи жили, торговали и занимались ремеслом на территории современного Узбекистана с начала I тысячелетия. Но выкупить землю и выстроить свой квартал в мусульманском Самарканде они смогли лишь в 1843 году. После установления в Бухарском эмирате власти российского царя все запреты и ограничения по отношению к местным евреям были отменены. По сведениям советского историка Л.Кантора, в начале XX века в Самарканде действовали 32 синагоги. Это, однако, не удержало местных евреев от эмиграции в Израиль, Европу и Америку после распада СССР.

Ашкеназская синагога Ор-Авнер на улице Ялангтуша (Республиканская) почти всегда закрыта, а синагога Гумбаз в махалле бухарских евреев чаще открывает свои двери для туристов, чем для совершения храмовых ритуалов и празднования великих праздников. Оно и понятно: сейчас самаркандцы вынуждены приглашать раввина из Бухары и с трудом набирают десять человек, необходимых для миньяна. У еврейского кладбища в южной части городища Афросиаб возведена была стена, чтобы удержать холм и руины фортификационных стен городища от оползня. Однако этой весной стена обвалилась.

Гостиница — друг мечети

Действительно, за прошедшие годы Самарканд покинули почти все иудеи и большая часть христиан. Однако не стоит думать, что церкви и синагоги находятся в плачевном состоянии только по этой причине. Ситуация с квартальными мечетями в городе также обстоит не лучшим образом — притом что мусульмане Самарканда продолжают жить на своей родной земле.

Ситуация с мусульманскими культовыми сооружениями довольно двусмысленна. В городе и в округе строятся новые дорогостоящие мечети, а старые, намоленные, находятся в аварийном состоянии. Они либо заброшены вовсе, либо отремонтированы на скорую руку, непрофессионально. И это притом, что можно найти и деньги на их восстановление, и специалистов, способных исследовать состояние зданий и составить план действий по их реставрации. Встает естественный вопрос: почему сохранение наследия, которое правительство не раз объявляло приоритетным направлением, либо не реализуется вовсе, либо реализуется абы как?

В качестве примера — пункт из пресловутого постановления Кабмина. Пункт этот предлагает переместить старые жилые и нежилые помещения рядом с мечетью Ходжи Юсуфа Хамадани в Самарканде, а на их месте построить современную гостиницу. Идея выглядит по меньшей мере странно. Начнем с того, что «перемещать» собираются старый квартал, который с конца XIX века называют Татарским поселком. В этом районе нового Самарканда и так полно пустырей, возникших в результате сносов и незаконченных строек. Уже одного этого достаточно, чтобы отказаться от подобных планов. Стоит подумать хотя бы, как будет выглядеть старая кирпичная мечеть Юсуфа Хамадани на фоне новенькой гостиницы посреди очередной самаркандской пустоши?

Кстати, Юсуф Хамадани — имя для мусульман особенное. Он родился в середине XI века и жил в Хорезме в 1105-1115 годах. Суфийский шейх и выдающийся богослов, Юсуф Хамадани воспитал более 500 учеников и последователей. Мемориальный комплекс Юсуфа Хамадани находится в 20 километрах от города Ургенча в селе Бешмерган. Шейх приобрел много последователей в Бухаре, долго жил в Самарканде, где тоже был окружен большим уважением. Надо полагать, именно к этому периоду относится послание султана Санджара к самаркандским шейхам и вельможам, в котором он писал: «Слышно стало, что тот Богу преданный старец Юсуф Хамаданский достиг совершенства, но у нас нет случая к нему отправиться». Далее султан сообщает, что посылает на расходы по общежитию дервишей 50 000 динаров и просит у Юсуфа Хамадани благословения на войну с Сулейманшахом.

***

Многие градостроительные ошибки, связанные со сносом и реконструкцией в исторических частях Самарканда, уже не исправить никогда. Не восстановить махаллю вокруг мавзолея Гур-Эмир, снесенную в 1996 году, — она, как и живой квартал перед мечетью Биби-ханум, останется только на кадрах фильма «Джентльмены удачи». Еврейский квартал и махалля, оставшаяся за Гур-Эмиром, представляет живой интерес для гостей со всего мира — но они зачем-то закрыты ненужными стенами и рядами сувенирных магазинов. Новые кирпичные кладки под старину на памятниках и новые плитки, пляшущие под ногами, не обманут туристов, которые платят немалые деньги, чтобы увидеть «жемчужину Востока», почувствовать, чем живет самаркандский народ, — будь то мусульмане, христиане или иудеи.

Как бережно сохранить Самарканд, который весь исламский мир называет «мединой», то есть Городом с большой буквы, нужно всерьез подумать исполнительной власти Узбекистана. Возможно, во избежание непоправимых ошибок стоит передать сохранение исторического города международным и местным специалистам.

Если не предпринять срочных и решительных мер, Самарканд может утратить свою мультикультурную идентичность и полностью потерять лицо. В погоне за длинным туристическим долларом его превратят в город, где исторические здания и памятники будут стыдливо прятаться за высотками отелей и особняков-новостроек.

Времена меняются, гости приезжают и уезжают, да и сами самаркандцы разъезжаются по всему миру. Но вечный град Самарканд с высоты Афросиабской цитадели продолжает наблюдать за ходом событий. И людям нужно сделать все возможное, чтобы сохранить облик любимого города.

Дмитрий Костюшкин
  • На каком основании узбекские власти отобрали древний город у Афганистана

  • За три года после смерти Каримова ташкентская мечеть «Ислам-ота» так и не стала местом поклонения его памяти

  • Для кого снимают киргизские мультфильмы и где их можно посмотреть

  • На дне Арала прошел фестиваль электронной музыки «Стихия»