За металл уже не гибнут

Озолотит ли население Узбекистана инициатива президента
Узбекистанский ювелир за работой. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Узбекистан занимает четвертое место в мире по общим запасам золота, седьмое место — по его добыче и пятнадцатое — по золотым резервам. И хотя республика лидирует среди стран СНГ по количеству золотодобычи на душу населения, прямого влияния на благосостояние узбекистанцев это обстоятельство пока что не оказывает.

По данным Госкомгео Узбекистана, в стране к настоящему времени открыто 41 месторождение золота, но только 9 из них разрабатываются. Добыча золота ведется в бассейне реки Зарафшан и в Кызылкумах. На Мурунтау — одном из крупнейших в мире месторождений, его золотодобывающий карьер является самым большим на планете, — ежегодно добывается 38,5 миллионов тонн золотосодержащей руды, которая перерабатывается на Навоийском горно-металлургическом комбинате (НГМК). Чтобы довести добычу руды до 50 миллионов тонн, правительство Узбекистана в 2018 году утвердило инвестиционный проект «Отработка карьера «Мурунтау» (V очередь) 1 этап». Для реализации проекта Фонд реконструкции и развития Узбекистана выделяет кредит на $288 млн, еще $445,9 млн будет вложено непосредственно в Навоийский ГМК. Общая стоимость инвестиций превысит $733 млн.

Однако в этой цистерне золотого меда есть большая ложка социальной ржавчины. По закону добыча драгоценных металлов должна осуществляться только на государственных месторождениях и предприятиях — Навоийском (НГМК) и Алмалыкском (АГМК) горно-металлургических комбинатах. Но, кроме законной добычи, в Самаркандской, Навоийской и Бухарской областях существует «золотое браконьерство».

Причины его очевидны. В кишлаках, расположенных рядом с золотыми промыслами, люди не могут найти работу и часто не имеют средств к существованию. В результате они целыми семьями выходят на нелегальную добычу золота. «Бизнес» этот приобрел поистине массовый характер, тысячи людей отправляются на охоту за благородным металлом. Но добывают они его кустарным способом, без всяких мер предосторожности — и гибнут из-за обвалов породы. О том, что люди гибнут, знают все. Но никто не знает, в каком количестве, — статистика смертности в отношении самодеятельных старателей не ведется.

Золото, добытое кустарным путем. Фото с сайта Golden-inform.ru

Долгое время местные власти закрывали глаза на незаконную добычу. И это понятно: они не могли предложить людям другой альтернативы. Часто «золотое браконьерство» было единственным способом зарабатывания денег: отними его — и получишь социальный взрыв. Однако такая страусиная политика привела к увеличению нелегального оборота драгметаллов, утечке их за рубеж и усилению криминогенной обстановки в этих районах.

Чтобы пресечь криминальный бизнес и легализовать индивидуальных старателей, президент Узбекистана 26 ноября 2018 года сделал первый решительный шаг: подписал постановление, согласно которому с 1 марта 2019 года разрешается добыча драгоценных металлов не только государственным предприятиям, но также юридическим и физическим лицам.

Освобождается от налогов

Каким же образом будет происходить переход из черных старателей в белые?

Для этого, во-первых, надо получить лицензию на старательскую деятельность в Государственном комитете Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам. Лицензия эта будет действительна на протяжении 3 лет. После этого старателю нужно принять участие в электронном аукционе Е-Auksion. Там будут выставляться золотоносные участки земли площадью не более одного гектара со стартовой стоимостью в 7,5 миллиона сумов (около $885). Среди них как труднодоступные участки, не пригодные для промышленной разработки, так и участки с россыпными месторождениями золота.

Продавать добытое золото старатели смогут юридическим лицам и предпринимателям, которые имеют лицензию на производство ювелирных изделий, а также НГМК и АГМК — но не по фиксированным, а по договорным ценам. Очень важно, что старатели освобождаются от всех видов налогов, кроме единого социального платежа.

Безопасность ведения работ по добыче золота должен контролировать Госкомитет Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам. Он же станет вести реестр старателей и выделенных им золотоносных участков.

Золотодобытчики вместе с правами приобретают и обязанности. В частности, они должны строго соблюдать требования выработки. Если же эти требования будут нарушены и повлекут за собой тяжкие телесные повреждения или даже смерть человека, то лицензию могут и аннулировать. Кроме того, когда лицензия у старателя окончится и работы завершатся, он обязан будет рекультивировать выработанный им участок.

Кустарная золотодобыча. Фото с сайта Pontcost.com

Не стоит забывать, что золотодобыча старательским методом — очень тяжелый и опасный труд. Чтобы добыть грамм золота, иной раз приходится просеять не одну тонну породы. Часто породы эти являются скальными, а это значит, их невозможно взять голыми руками или даже лопатой и киркой. В таких случаях может потребоваться бурение или подрывы горных слоев. И здесь, само собой, не обойтись без спецтехники. А это, в свою очередь, делает золотодобычу весьма затратной.

Но, несмотря на все трудности, легализация индивидуальных золотодобытчиков должна снизить социальную и криминальную напряженность золотодобывающих районов, ограничить бесконтрольный оборот драгметаллов.

Клеймим по совести

Конечно, одного постановления президента было бы недостаточно, чтобы нормализовать ситуацию в таком сложном и запутанном деле, как золотодобыча. Поэтому следующим шагом стал указ Шавката Мирзиёева от 18 мая «О мерах по ускоренному развитию ювелирной отрасли в Республике Узбекистан».

Указ, состоящий из 27 пунктов, призван полностью реформировать весь «золотой» цикл — от добычи и производства изделий до последующей их реализации. Контролировать исполнение указа будут лично премьер-министр Абдулла Арипов и министр финансов Джамшид Кучкаров. Доносить суть указа до людей должны ассоциация «Узбекзаргарсаноати», Министерство экономики и промышленности, а также Национальная телерадиокомпания.

Итак, какие же главные перемены ждут ювелирную отрасль?

1. Производится полная инвентаризация имеющихся месторождений.

2. При Ассоциации «Узбекзаргарсаноати» создается Фонд развития ювелирной отрасли, для которого только в 2019 году из госбюджета выделяется 5 миллиардов сумов (около $600 000).

3. Средства фонда в первую очередь будут направляться на:

— поддержку производителей ювелирных изделий, в том числе и на создание учебных центров по подготовке и повышению квалификации специалистов ювелирной отрасли;

— создание мини-лаборатории для анализа и пробирного контроля драгметаллов и ювелирных изделий;

— осуществление общественного контроля над недопущением реализации на потребительском рынке низкокачественных и контрафактных ювелирных изделий, а также их незаконного оборота;

— организацию ювелирных выставок и ярмарок ювелирных изделий, с целью продвижения продукции отечественных производителей и привлечение иностранных консультантов, экспертов и инвесторов.

4. Государственный налоговый комитет вместе с другими заинтересованными ведомствами в месячный срок разработает и утвердит план по пресечению незаконного оборота ювелирных изделий, в том числе недопущению реализации в розничной торговле фальсифицированных изделий.

Ювелир за работой. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

5. Индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на производство ювелирных изделий, смогут сами проставлять пробы на изделиях без обязательного государственного опробования. Правда, если порядок клеймения и опробования окажется нарушен и изделия не будут соответствовать пробе, такой предприниматель лишится лицензии, и его внесут в реестр недобросовестных субъектов предпринимательства. Кроме того, он понесет ответственность в порядке, установленном законодательством.

6. Индивидуальным производителям разрешат скупать лом драгметаллов для производственных целей — как у государственных компаний, так и у частных старателей. Кроме того, они смогут самостоятельно продавать в рознице свои ювелирные изделия.

7. Ассоциацией банков Узбекистана будет расширена выдача краткосрочных кредитов производителям для закупки драгоценных металлов.

8. Физические лица смогут вывозить за пределы Узбекистана ювелирные изделия, стоимость которых превышает $5 тысяч. Для этого достаточно будет заполнить пассажирскую таможенную декларацию.

Кроме того, указом предусмотрен еще ряд важных мероприятий. В частности, некоторые налоговые льготы. Так, до 1 июля 2022 года весь оборот по производству и реализации драгметаллов и отечественных ювелирных изделий будет освобожден от налога на добавленную стоимость и акциза.

Клиент требует модного

Меры, предусмотренные указом, в целом можно назвать вдохновляющими. Но одно дело — указ, и совсем другое — его реализация на практике. Как смотрят на возникшие перспективы частные производители и продавцы? Корреспондент «Ферганы» отправилась на Алайский рынок столицы, в его знаменитый «золотой павильон».

Первым собеседником стала Дильноза — продавец-консультант одного из множества магазинов, торгующих ювелирными изделиями.

Дильноза, у вас представлен широкий ассортимент ювелирных украшений. А сколько из них приходится на долю узбекистанских производителей?

— Примерно 30% от общего объема реализуемой нами продукции. 60% составляют ювелирные товары, завозимые из Турции и ОАЭ, остальное — изделия российских мастеров и из стран СНГ.

30% — немного. Почему? Невысокое качество отечественных изделий?

— Нет, дело совсем не в низком качестве. Но современный покупатель уже немного избалован. Люди хотят изделия современного дизайна, чтобы было «не как у всех». Хотят реплики известных брендов. Например, хорошо покупают турецкие ювелирные украшения, они отвечают модным запросам наших клиентов и имеют гибкий ценовой диапазон. Изделия же узбекских производителей, по моему мнению, отстают по дизайну, они в основном выполнены в классической манере или в национальном стиле. Правда, последние пользуются спросом у иностранных покупателей.

Ювелирная продукция в салоне в Узбекистане. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Гарантирует ли магазин качество продаваемого товара?

— Конечно! Мы дорожим репутацией своего салона. И, разумеется, не хотим никаких скандалов и проблем с законом. При приеме на реализацию все ювелирные изделия осматриваются нашими специалистами-ювелирами на предмет соответствия выставленной пробе, качеству драгметалла и другим характеристикам.

— Вы слышали о новом указе президента? Будет ли он полезен вам и вашим коллегам?

— Да, об указе я слышала. Более того, мы с коллегами его обсуждаем, хотя еще и не вникли во все тонкости. Думаю, этот указ приведет к увеличению производства ювелирных изделий частными мастерскими. Надеюсь, что внутренняя конкуренция улучшит качество и снизит цены на ювелирную продукцию. Вследствие этого узбекское золото может потеснить с прилавков то, что завозится извне. Лично я была бы этому рада.

Кто боится указа

Помимо магазинов, на Алайском рынке много частных мастерских. Практически все они специализируются на ремонте, реставрации, переделке ювелирных изделий. Тут можно подогнать кольца по размеру, заменить сломанные замочки на цепочках и серьгах, восстановить в гарнитуре утраченные камни и так далее.

Кроме того, в любой из этих мастерских с радостью возьмутся за изготовление изделий по индивидуальному заказу. Правда, это случается не так часто — рынок насыщен готовыми вещами, а покупательная способность населения невелика.

Ни у кого из работающих тут мастеров-ювелиров, по их словам, не было проблем с получением лицензии на предпринимательскую деятельность. Реализация готовой продукции тоже довольно проста: мастера сдают ее в магазины, для этого достаточно предъявить паспорт. Куда сложнее дела обстоят с закупкой сырья, уплатой налогов и оплатой аренды помещения — это и есть основные расходы.

Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Из разговора с ювелирами стало ясно, что о новом указе они осведомлены достаточно хорошо. Поэтому вопрос, принесет ли ощутимую пользу указ именно частным изготовителям ювелирным изделий, врасплох их не застал. Однако мнения тут разделились.

Одни считают, что указ может привести к тому, что кустарные низкоквалифицированные производители рано или поздно потеряют бизнес, если захотят выйти из тени. Как правило, они работают на допотопном оборудовании и потому не смогут производить изделия высокого качества, а значит, могут лишиться лицензии.

Другие полагают, что реформы давно назрели. Указ сдвинет ситуацию с мертвой точки и позволит развить на ювелирном рынке здоровую конкуренцию.

В качестве третейского судьи мы выбрали одного из ведущих ювелиров столицы, золотых дел мастера Вадима Кудратова. Он согласился побеседовать и заодно показать свою мастерскую Kvad.

Вадим, после посещения золотых мастерских на Алайском рынке, которым, скажем прямо, похвастаться нечем, оборудование и оснащение вашего мини-цеха вызывает восхищение.

— Да, действительно, моя мастерская укомплектована новейшим современным оборудованием, которое я привозил со всего мира. Без этого сейчас невозможно создать качественную продукцию, способную конкурировать с изделиями лучших мастеров.

Вы, конечно, знаете о новом указе президента. Что в нем порадовало, а что там не учтено?

— Однозначным плюсом для нас, производителей, является узаконивание скупки золотого лома у населения, а также право непосредственно закупать его у частных старателей и комбинатов НГМК и АГМК. Существенная недоработка — отсутствие пункта о ввозе оборудования и спецтехники для оснащения ювелирных цехов и мастерских. Хотелось бы, чтобы процедура ввоза и растаможки сырья и оборудования была максимально упрощена и облагалась минимальными таможенными сборами.

Рабочее место ювелира. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

В указе говорится, что индивидуальным предпринимателям, имеющим лицензию, в ассоциации «Узбекзаргарсаноати» предложат объединяться на добровольной основе в единую организацию. Там на них будут распространяться льготы и преференции членов ассоциации. Что вы думаете об этом? Не станет ли подобное «добровольное объединение» средством манипуляции, навязывания интересов и ограничения свободы в деятельности частных производителей? Нужно ли объединяться?

— На мой взгляд, в объединении не все так однозначно. К плюсам можно отнести организацию выставок — как внутренних, так и международных. Возможно, это позволит наладить партнерство с иностранными производителями. Но предлагаемое объединение слегка пугает возможными отчислениями какого-то регулярного процента в организацию, а также необходимостью выполнять какие-нибудь навязанные заказы. Поэтому в случае объединения нужны будут прописанные правила.

Как вы думаете, какой помощи от государства ждут мелкие производители?

— Хотелось бы большей популяризации отрасли, открытия нормального учебного заведения для молодых мастеров с привлечением опытных местных и иностранных педагогов, нужна свободная покупка камней для изготовления изделий. Предлагаемый проект с самостоятельным апробированием изделий требует жесткого контроля, чтобы на прилавки не вывалился в большом количестве низкопробный товар. И, конечно, надо помнить, что в продаже нет высококачественного оборудования, у мелких мастеров не хватает средств для закупки новой техники, и это отражается на качестве работы.

  • Директор СЭЗ «Навои» Хабиб Абдуллаев — о том, где в Узбекистане легко делать бизнес

  • Почему Мирзиёев пригрозил ликвидировать автозавод GM Uzbekistan

  • Ради чего бизнесу в Узбекистане перекрывают газ

  • Процесс по делу о сносе ташкентского исторического дома завершился «маленькой победой»