Козлик Так-теке все еще пляшет

Как выживают в Кыргызстане кукольные театры
Спектакль "Не улетай", 2019 год. Фото автора

Сегодня в Кыргызстане наиболее известны, пожалуй, три кукольных театра: два государственных — бишкекский имени Жангазиева и ошский имени Шамурзаева — и один частный, «Рабаят» (в переводе с киргизского «поучение, мудрость, мораль»), популярный не в последнюю очередь благодаря одноименной телепередаче. Старейшим в этой тройке является бишкекский театр, созданный в далеком 1939 году. Ошский областной кукольный театр начал работать с 1991 года, театр «Рабаят» организовала Бурул Асакеева с группой единомышленников в 2002 году.

Главная беда государственных кукольных театров состоит в том, что к ним приходит мало зрителей. Бишкекский театр, рассчитанный на 270 человек, дает спектакли лишь по субботам и воскресеньям. Ошский же работает 5 дней в неделю и в разгар сезона может дать 16 представлений в месяц.

Если говорить о частных кукольных театрах, то в Бишкеке их удалось насчитать 24. Среди них особенно заметен «Рабаят», о котором уже говорилось. Он работает круглый год. Но, поскольку постановки новых спектаклей — дело крайне затратное, «Рабаят» вынужден ограничивать свой репертуар.

На русскоязычные постановки в кукольные театры приходит до сотни зрителей, самое большее — 150. Если спектакль идет на киргизском, публики бывает еще меньше — от двадцати до семидесяти человек. Количество спектаклей напрямую связано со школьным учебным годом — чем больше выходных, тем меньше работы. Несмотря на мизерную стоимость билетов — от 30 до 100 сомов, и бишкекский, и ошский театры нередко простаивают без зрителей в такие месяцы, как март, май и летом: вся их аудитория в это время на каникулах.

Выручает театры работа на выездах — в школы или детские сады. В таких случаях стоимость билета за спектакль составляет 50 сомов.

Однако небольшие деньги, которые получают театры, не расхолаживают энтузиастов. Так, бишкекский театр старается развивать кукольное искусство несмотря ни на что и обменивается опытом с зарубежными коллегами. В результате этой работы родился международный фестиваль «Так-теке», который проводится раз в два года. Название фестиваля произошло от игрушки в виде деревянного пляшущего козлика так-теке. Считается, что именно фигурка так-теке стояла у истоков среднеазиатского кукольного театра.

Бишкекский театр имени Жангазиева

Первый фестиваль «Так-теке» прошел в 2015 году. Тогда его гостями стали артисты легендарного московского Театра кукол имени Образцова. Таджикистан в тот раз представлял душанбинский Государственный театр кукол, Казахстан — областной театр кукол «Алакай» из Актобе, а из Оша приехал областной театр кукол имени Шамурзаева.

Второй кукольный фестиваль, проходивший в 2017 году, был посвящен 125-летию со дня рождения советского драматурга и режиссера театра кукол, заслуженного деятеля искусств Киргизской ССР Виктора Швембергера. В нем также участвовал российский коллектив, на этот раз это был Московский областной государственный театр кукол. Из Казахстана приехали Государственный театр кукол Алма-Аты и Мангистауский областной театр кукол, из Узбекистана — ташкентский Государственный театр кукол.

Вместо звания — часы

Конечно, жизнь кукольных театров состоит не только из фестивалей и представлений. Очень часто они сталкиваются с бытовыми и финансовыми проблемами. Так, здание бишкекского театра имени Жангазиева не первый год нуждается в ремонте. В зрительском зале в негодность пришли 20 сидений из 270, да и целые пока еще кресла очень неудобны для маленьких зрителей, не говоря уже об их родителях.

Для полноценной реконструкции театру необходимо 30 миллионов сомов: помимо ремонта самого здания, нужно заменить устаревшее световое и звуковое оборудование. Годовой бюджет театра составляет не более 10 миллионов сомов. Кукольники ограничены в средствах: на запуск небольшого спектакля им требуется 30-40 тысяч сомов, а если спектакль более масштабный, стараются уложиться в 70 тысяч. Так что каждый кусок ткани и каждая баночка клея тут на счету.

Декораторы и создатели кукол бишкекского театра ютятся в маленьком непроветриваемом помещении, которое не видело ремонта еще с советских времен. А труд их не из самых легких. Они постоянно работают с токсичными красками, шить приходится при плохом освещении, от которого портится зрение.

Кукольник за работой

В обычном спектакле могут использоваться разные виды кукол — тростевые, планшетные, паркетные, а ошский театр использует даже ростовых. Однако, по словам главного художника бишкекского театра кукол Азата Идирисова, тут тоже есть проблемы. В частности, в Кыргызстане не готовят мастеров, способных делать классических кукол-марионеток.

Вот что рассказывает о своей работе автор и руководитель литературно-драматической части театра имени Жангазиева Алеся Райымкулова.

«По профессии я журналист. Волею случая я стала работать в кукольном театре, и когда прошло некоторое время, я поняла — это мое. Теперь меня не отпугивает маленькая зарплата, а более легкая работа уже не прельщает. Конечно, дарить детям радость и ощущение чуда — это прекрасно. Однако, если говорить о ситуации в целом, то она удручающая.

Очень несправедливо, что в нашем театре нет человека, который носил бы высокое звание народного артиста. И это при том, что у нас есть заслуженные работники театра с многолетним стажем. Я считаю, что в нашем коллективе как минимум 5-6 человек достойны звания народного артиста. Например, Рабига Качкынова, которая уже 50 лет работает в театре.

В прошлом году мы обращались с просьбой поощрить эту актрису хотя бы грамотой от президента или правительства, но безрезультатно, и коллектив театра сам подарил ей часы.

Похожая ситуация сложилась и с Валентиной Анниковой, которая также проработала в театре 50 лет. Анникова — уникальная актриса, она способна менять тембр голоса, благодаря чему может играть одновременно трех персонажей. Это ее умение очень выручает нас в случае непредвиденных обстоятельств.

Жолдош Эркинбаев проработал в театре 40 лет. Мы ходатайствовали о присвоении ему звания «народный артист» два года подряд, но не получили никакого отклика...

Мы у себя в театре мечтаем о зарплате в 10-12 тысяч сомов. Самая низкая зарплата в нашем коллективе — 2500 сомов. При этом у артистов со всеми выплатами она доходит лишь до 4600 сомов. Моя собственная зарплата составляет 5000 сомов. Таким образом, почти все наши сотрудники вынуждены подрабатывать дополнительно в 3-4 местах. Такие условия отсеивают людей очень быстро, и в кукольном театре остаются только ярые фанаты своего дела, которые очень любят свою работу.

Кукольники за работой

Спектакли в театре мы даем по воскресеньям. На русскоязычные постановки к нам приходит в среднем 50-70 зрителей, изредка цифра эта доходит до 100 человек. На киргизоязычные постановки людей приходит еще меньше — 20-30, в лучшем случае — 70. В основном наши артисты работают на выезде и за год приносят государству выручки не менее, чем на 2 миллиона сомов.

Мы не можем отремонтировать здание. Не на все спектакли хватает финансирования. Бывает, что, когда театр готов приступить к подготовке нового спектакля, его притормаживают только потому, что нет денег на новых кукол и декорации.

Но мы изо всех сил стараемся обновлять наш репертуар. Так, в 2018 году мы поставили лишь 2 спектакля (не считая новогодних): «Амалкөй Куйручук» и большой фестивальный спектакль «Найман эне». При этом в 2017 году нам удалось поставить целых 7 спектаклей. В нынешнем, 2019 году, уже состоялась премьера спектакля «Не улетай», а сейчас мы готовим к постановке «Приключения зайчонка» и «Кот в сапогах», а позже планируем поставить спектакль «Солдатенок».

Мы постоянно обращаемся к государству с ходатайствами о ремонте здания. В этом году заместитель министра культуры, информации и туризма Кайрат Иманалиев принес извинения в связи с тем, что бюджет на реконструкцию театра не выделен: все средства ушли на ремонт четырех других государственных театров.

Сейчас мы очень переживаем, хватит ли нам средств на проведение международного фестиваля «Так-теке», который мы проводим раз в 2 года. Уже приглашены гости из Казахстана и Таджикистана, а из России приедут Театр кукол имени Образцова и Московский театр кукол. Мы хотели приурочить фестиваль к юбилею нашего театра, которому исполняется 80 лет со дня создания, а заодно отметить День государственного языка, который празднуется 23 сентября», — говорит Алеся Райымкулова.

Старики не учат молодежь

Ошский кукольный театр работает с 1991 года. Началом его истории можно считать инициативу заслуженного деятеля культуры Надырбека Шамурзаева. Костяком труппы стали 8 энтузиастов, которых Шамурзаев направил обучаться режиссуре кукольного театра в Ташкентском государственном институте искусства и культуры. После учреждения ошского кукольного театра Шамурзаев сам и возглавил его. После смерти мастера благодарные воспитанники посчитали необходимым дать театру имя учителя, и в 2013 году решением Министерства культуры, информации и туризма КР Ошскому областному кукольному театру было присвоено имя драматурга, заслуженного деятеля культуры Надырбека Шамурзаева.

К сожалению, Ошский кукольный театр до сих пор не имеет своего помещения и работает в здании Ошского драматического театра, что крайне усложняет его работу. В репертуаре 9 спектаклей : «Тентек улак» («Озорной козленок»), «Булбул куштун арманы» («Плач соловья»), «Заячий домик», «Чыпалак бала» («Мальчик-с-пальчик»), «Приключения тигренка», «Жираф и носорог», «Мээр чоп» («Лечебная трава»), «Ишенчи козу» («Доверчивый ягненок») и, наконец, «Ботон бала» («Чужой ребенок») — по книге Чингиза Айтматова «Белый пароход». Семь спектаклей из этих девяти можно увидеть в любое время года.

На финансирование театра государство ежегодно выделяет от 4 до 5 миллионов сомов. На спектакли приходят от 50 до 100 человек. Цена билетов невысокая, в зависимости от спектакля может колебаться от 30 до 50 сомов и лишь в редких случаях доходит до 100.

У театра нет транспорта, на котором он мог бы совершать дальние выезды, так что работает он в основном в пределах городской черты.

О том, как живет сейчас единственный на юге Киргизии детский кукольный театр, рассказал его нынешний руководитель Алымкул Исаков.

«Директором театра меня назначили в 2013 году. Поскольку наш кукольный театр размещается в здании Ошского драмтеатра, я смог оставить за собой место режиссера-постановщика в драматическом театре, — говорит Исаков. — Однако с должности актера я снялся, и, хотя еще играю в спектаклях, но теперь мне за это уже не платят.

Плохое финансирование, маленькие зарплаты, нехватка помещений — это наша общая беда. У Министерства культуры нет денег, мы зависимы от распределений Минфина, а Минфин зависит от правительства. Из-за низкой зарплаты наши сотрудники вынуждены работать в нескольких местах одновременно, потому что им нужно кормить детей…

До моего назначения директором в 2013 году театр сдавал в кассу всего 20 500 сомов в год, а по документам у нас накопилось долгов на 180 тысяч сомов. Я рад, что мы погасили задолженности и сейчас приносим уже более весомый доход. В нашем театре работает 54 человека, 16 из них — актеры. Средняя зарплата нашего сотрудника — 3800 сомов в месяц. Актеры высшей категории получают несколько больше — 4800 сомов. При этом наш театр работает уже 28 лет.

Рабига Качкынова во время спектакля

Несмотря на трудности, стараемся развиваться и идти в ногу со временем. Так, в 2014 году мы получили премию «Эргуу» («Вдохновение») за постановку лучшего детского спектакля «Носорог и жираф». Его поставил Ишемкул Бооронбаев, который работает нашим художественным руководителем и является одним из основателей театра.

В год нам удается ставить 2-3 новых спектакля. В 2018 году Таалай Кайпердиев по моей просьбе поставил спектакль по сказке Чингиза Айтматова «Чыпалак бала». Постановка получилась настолько удачной, что нас включили в число участников фестиваля искусств «Открытая Центральная Азия», который проходит под патронажем театра Orzu Arts Юлдоша Джурабоева. Сам Таалай Кайпердиев — весомая личность в художественной среде, он из самой первой волны кукольников, которые прошли обучение в Ташкентском государственном институте искусства и культуры, и сейчас активно развивает свое мастерство, делая куклы на заказ.

Я довольно старый человек, знаю, что такое менеджмент, но я не знаю, как поднять театр. Наш театр — единственный на весь южный регион: Ошскую, Джалал-Абадскую и Баткенскую области, а у нас нет даже своего транспорта, чтобы выезжать в другие места и показывать детям сказки. А ведь дети так нуждаются в этом — особенно те, что живут в приграничных селах. Кукольный театр воспитывает лучшее в детях, сказка формирует идеалы, представление о добре и зле, ребенок на примере сказочных персонажей осознает себя, на этом формируется личность.

Нам необходима большая поддержка со стороны государства. Я хотел поменять свою служебную машину на более вместительную — для поездок театра на гастроли. Но из-за бюрократических правил такой возможности у меня нет.

Другая проблема — конфликт старого и молодого поколения. К сожалению, есть такой момент, что пожилые коллеги, с одной стороны, не хотят делиться своими знаниями, а с другой, не хотят развиваться дальше, и с этим ничего не поделать. Я считаю, что если старшее поколение не учит молодежь, то оно должно уступить свое место, что не по духу некоторым старожилам.

Творческий коллектив театра старается, но желать и мочь — это разные вещи. Я хочу, чтобы творческий уровень театра поднимался. Для того чтобы современным детям было интересно, мы стали вводить новшества: использовать в спектаклях ростовых и паркетных кукол.

Нам, работникам театра, надо приглядываться к тому, что интересует детей сейчас. Мы плачемся, что народ не ходит в театры. А кто виноват? Возможно, мы и виноваты, ведь наше поколение с 1993 года не приучало детей ходить в театры, расширять свой кругозор и знакомиться с культурой. А это очень печально: для того чтобы стать зрителем взрослого драматического театра, нужен плавный переход. Детский кукольный театр готовит к театру юного зрителя, театр юного зрителя подготавливает к взрослому драматическому театру.

Нам, работникам театра, нельзя застывать в прошлом, мы должны находить новые пути для привлечения внимания детей и их родителей, нам необходимо больше общения со зрителем и нам очень нужна поддержка общества для лучшего развития своей же молодежи», — подвел итог Алымкул Исаков.

Недосып — дело обычное

Жизнь частного театра «Рабаят» отличается от жизни государственных театров. Так, постоянный коллектив театра — 10 человек, но в разгар сезона он может расшириться до 28. Новая постановка трудна и в государственном театре, но в частном она каждый раз требует мобилизации всех сил. В такое время недосып — дело для артистов обычное. Однако никто не жалуется на переработки. По сравнению с государственными театрами здесь легче прожить на зарплату, которая составляет около 15 000 сомов в месяц, а во время праздников — еще больше. Дополнительной наградой для артистов служит радость маленьких зрителей, возраст которых колеблется от трех до девяти лет.

Член Союза писателей Кыргызстана Бурул Асакеева, отпраздновавшая в этом году свой 60-летний юбилей, — не только писатель, но и актриса, режиссер-постановщик и драматург кукольного театра. А самая важная ее должность сейчас — директор частного театра « Рабаят». Вот что рассказала нам Асакеева об истории ее театра.

«В 2002 году мы создали театр «Рабаят» на базе одноименной телепрограммы с участием кукол, которая транслировалась на первом общественном канале республики. Тогда почти не было детских передач, и мы были очень популярны. Письма детей приносили мешками, и дети приглашали нас, создателей этой программы, к себе в гости, — вспоминает она. — За время работы над телепрограммой мы создали профессиональный коллектив и, поскольку просто сидеть в гостях и распивать чаи было неинтересно, я решила ездить со спектаклями.

Характерное отличие нашего театра от других в том, что мы приветствуем живое общение актеров и зрителей, в то время как некоторые театры работают под фонограмму, это уму непостижимо. Театр должен быть живым, нести искру радости, а излишняя автоматизация лишает души весь спектакль.

Театр "Рабаят" и его маленькие зрители

«Рабаят» существует уже 17 лет. Несмотря на сложности с постановкой новых спектаклей, которые требуют много времени, денег, усилий, мы работаем круглый год. Я очень горжусь своей дочерью Мадиной, которая пошла по моим стопам и занимается администрированием, созданием персонажей и художественным руководством. Мы — универсалы. Я у себя в театре работаю директором, художественным руководителем, актрисой, драматургом, режиссером, учу искусству кукловода, а зачастую выступаю в качестве водителя для коллектива. Таким образом, я одна могу заменить семерых человек. Кукол мы тоже шьем сами. За 45 минут спектакля мы выкладываемся полностью — и это видно по эмоциям наших зрителей.

В репертуаре у нас сейчас восемь спектаклей: китайская сказка «Кто сильнее», «Петушок-шалун», «Нежданный гость», «Мудрый лягушонок», «Вредный заяц», «Утенок Утя», «Приключения тигренка», а также «Дикие лебеди» по сказке Андерсена. Сейчас мы ставим новую сказку «Волчонок индиго», которая изначально называлась «Добрый волчонок», мы же ее своевольно переименовали и хотим выпустить в конце этого месяца. Не спим ночами, готовимся, но очень рады своей работе.

Мы сейчас выполняем функцию государственных театров, разъезжая по всей стране и показывая сказки ребятам и на севере, и на юге Кыргызстана. Мы показываем чудо, несем светлые эмоции, даем понять, что такое хорошо и что такое плохо. Можно долго растолковывать ребенку прописные истины, но гораздо легче сводить его один раз в кукольный театр, и он не умом, так сердцем поймет, что такое добро и зло.

Меня пугает, как невнимательно сейчас родители относятся к детям. Они показывают им мультфильмы, в которых может быть много агрессии. Отчасти из-за этого дети становятся нервозными и гипервозбудимыми и нелегко идут на конфликт.

К сожалению, видно, что Министерство культуры к нашей работе относится равнодушно. Частные мы или нет, но мы трудимся для детей.

Еще меня поражают родители, которые экономят на посещении театра и не готовы отдать 60 сомов в месяц за билет. Радостно, что нас очень поддерживают выросшие зрители телепередачи «Рабаят» и теперь приводят к нам уже собственных детей.

Я мечтаю, чтобы кукольные театры развивались, чтобы дети имели возможность смотреть и слушать сказки. Ребенку нужно хотя бы раз побывать на празднике, чтобы в душе оставалось ощущение чуда. Театрам необходима поддержка со всех сторон, особенно со стороны государства. Я много лет работаю с детьми и понимаю, что детям сейчас, как никогда, не хватает общения, любви, ласки и сказки, — это тот минимум, который мы можем и должны им дать», — поделилась с нами Бурул Асакеева.

Надо сказать, что у театра «Рабаят» существует проблема, объединяющая их с ошскими коллегами, — у него тоже нет своего помещения. Сейчас спектакли проводятся на территории заказчиков, само же здание, в котором размещается театр, принадлежит республиканской библиотеке имени Баялинова. Периодически администрация библиотеки пытается помочь кукольникам, освобождая для постановок главные залы на первом этаже. Однако принципиально это ситуацию не меняет: с увеличением числа читателей залы снова оказываются заняты.

Бурул Асакеева ранее обращалась с просьбой к властям, чтобы «Рабаяту» выделили землю под здание. Одно время она даже просила для выступлений просто сцену в парке Ататюрк в Бишкеке, но к сожалению, театру отказали и в этой просьбе.

Бурул Асакеева сейчас чуть ли не единственный режиссер-постановщик кукольного отделения с профессиональным образованием и огромным опытом. В качестве преподавателя она уже успела подготовить поколение профессионалов, однако теперь ее педагогические навыки оказались невостребованными. Очевидно, такое положение дел свидетельствует об общем прохладном отношении к кукольным театрам в целом.

На то, что кукольники оказались фактически брошены на произвол судьбы, обратил внимание и именитый российский режиссер театра кукол Борис Ходырев. Он, в частности, заявил следующее:

«Я в Кыргызстан приезжаю уже в третий раз и удивляюсь: если это профессиональный республиканский театр кукол, то почему же такая убогость в этом здании? В здании, куда ребенок первый раз в жизни приходит и видит театр, все для него должно быть прекрасным. Посмотрите на фотографии Белгородского театра кукол. В Белгороде детей больше любят? Вы экономите на детях?

Как ребенок может прийти в театр и не снять верхнюю одежду? Ведь первый театр для ребенка — это театр кукол, и если он увидит чудо, увидит прекрасное, он будет ходить в театр и дальше. Мы воспитываем тягу к прекрасному даже на мелочах. Он не пойдет в драматический театр, потому что здесь [в кукольном театре] он не ощутил ничего прекрасного. Может, это крамола со моей стороны, но такое отношение к собственным детям меня удивляет.

Я считаю, что нужно уделить внимание кукольному театру, чтобы ваше правительство выделило деньги на реконструкцию театра. Чтобы, когда ребенок зашел, у него первая реакция была такой: «Мама, какая красота!»

У вас есть одаренные актеры, в вашем театре есть содержание, но нет формы. Посмотрите на кукольные театры Казани и Уфы. В чем разница между казанскими детьми и бишкекскими? Казанских детей больше любят? Я хотел бы сказать вашим чиновникам: «Полюбите своих детей, они ваши и воспитывать их вам, и растить их надо так, чтоб они были просвещенными. А для того чтобы они стали культурными людьми, нужно начинать воспитание с детства. Детям в семье всегда отдают самое лучшее. Почему же здесь такое холодное отношение?»

Этот вопрос российского мастера стоит, наверное, переадресовать и всему нашему обществу.

Фотографии предоставлены театрами и Диной Эдилевой

Дина Эдилева
Читайте также