Начальная православная подготовка

Чему священник из Подмосковья может научить детей из Центральной Азии
Урок русского языка в воскресной школе при храме. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Со священником Дионисием Гришковым мы встречаемся у Храма преподобной Евфросинии Московской в воскресенье после обеда. Пока идем к воскресной школе при храме — здесь для мигрантов проводятся занятия по русскому языку, — отец Дионисий рассказывает о себе. Он давний поклонник узбекской культуры и изучает узбекский язык. В конце прошлого года отец Дионисий открыл Центр помощи мигрантам «Рядом Дом».

— Я довольно часто принимал участие в различных проектах Русской православной церкви. Потом понял, что в организованной помощи нуждаются и иностранные граждане. Волонтерский опыт у меня был, мне хотелось развиваться в этом направлении — наравне с моей основной деятельностью. Тем более что, увлекаясь восточной культурой, я много общался с жителями Центральной Азии. Поначалу мы хотели оказывать им юридическую помощь, но потом узнали, что эта ниша уже занята. По предложению руководителя проекта «Тут ждут» Натальи Хмельницкой решили обратить внимание на детей мигрантов: готовить их к школе, русский язык подтянуть, — говорит священник.

Так был создан Центр помощи мигрантам «Рядом Дом», который работает совместно с одноименным благотворительным фондом. Классы для детей мигрантов открылись в ноябре 2018 года в воскресной школе при храме. Пока занятия проходят по воскресеньям — с 16:00 до 18:30. Сейчас на уроки записаны около двадцати человек. Начиная с 24 марта такие же классы откроются также в Строгино. С наступлением теплых дней к урокам добавится еще и культурная программа. В первую очередь отец Дионисий планирует показать ребятам Коломенское.

У медведя и у зайца

У школы уже собрались дети с родителями. Ровно в 16:00 тут начинаются подготовительные занятия для дошкольников, которые ведет педагог Ирина Сандерс. Я усаживаюсь за парту, протягиваю малышам блокнот и прошу написать свои имена. Не сразу вспоминая буквы, с паузами, но очень старательно дети выводят слова. Сегодня я буду учиться вместе с Хабибой, Хусейном, Назаром и Расимом из Таджикистана, а также с Алимой из Киргизии.

Мы начинаем. В занятиях был перерыв — из-за 8 Марта их отменяли, поэтому учитель напоминает детям самые простые и в то же время важные вещи. В частности, что его надо приветствовать не словами, а просто встать из-за парты.

Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Первое задание для ребят — произнести вслух буквы, которые наставник выводит на доске, а буквы это не самые простые: Ц, Э, Ж, Щ, Ш, Д, М. После этого надо еще и вспомнить слова, которые на эти буквы начинаются.

— Цыпленок, щука, экскаватор, мед... — наперебой предлагают дети.

— А кто делает мед? — спрашивает педагог.

— Пче-о-олы! — отвечают ребята хором.

Дальше им требуется соединить буквы в слоги, а слоги в слова.

— К-А-Ш-А, ка-ша, каша, — начинает Хабиба и вдруг с хитрым видом добавляет: — Мы ее иногда едим.

— Л-А-П-Ы, ла-пы, лапы... — продолжает Расим.

— А у кого есть лапы? — спрашивает Ирина Петровна.

— У котика! У медведя! У зайца! — радуются ученики.

Следующее задание будет посложнее. Надо соединить нарисованные облачка с текстом, который описывает животное или какую-то вещь и картинку, на которой эта вещь изображена.

— Красное, круглое, сочное, — читает учитель.

— Яблоко, яблоко! — кричат дети и проводят неровные линии от первого облачка к нужному рисунку.

Вторая загадка, третья… шестая.

Переходим к следующему этапу. Теперь нужно раскрасить яблоко, лису и конфету… И с этим заданием малыши справляются отлично.

Наконец, первый 30-минутный урок для маленьких непосед закончен. Перемена. Одни бегут к мамам, другие несутся на кухню за булочками, третьи играют в коридоре.

В соседнем классе тем временем проходят индивидуальные занятия с Азизой из Узбекистана. Она уже ходит в школу, а здесь подтягивает русский язык. В другом кабинете логопед Светлана Терёшина оттачивает произношение и русскую грамматику с Джахангиром из Узбекистана.

В детский сад не попадешь

На перемене подсаживаюсь к родителям. Мамы пьют чай, обсуждают друг с другом и учителями последние новости и политику. Становится очевидно, что «Рядом Дом» — это не только учеба для детей, но и место социализации для взрослых.

Нурзада из Киргизии приводит сюда сразу двух своих детей. Она уже три года живет в России. Сама работает швеей на фабрике, а ее муж — таксист. Пока дочка Алима учит буквы и слова, трехлетний Ислам бегает по коридорам. На уроки ему рано, а дома одного все равно не оставишь.

Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Про курсы Нурзада узнала из листовок, которые раздавали на улице. Живет она рядом, так что посещать занятия очень удобно. Молодая семья планирует пока жить в России, поэтому детям нужен русский язык. К тому же эти курсы — дополнительная социализация для детей мигрантов, которых в России устроить в детский сад практически невозможно.

Мева, Назира и Латофат родом с Памира. Ни одна из них сейчас не работает, хотя, как и большинство мигрантов, перепробовали в России с десяток разных профессий. Дома они сидят потому, что надо заниматься воспитанием детей, — по крайней мере, до тех пор, пока те не пошли в сад или в школу. Семьи в этом случае обеспечивают мужчины. Заняты они, как правило, в строительной сфере — монтажники, электрики и т. д. На нехватку денег никто не жалуется: говорят, что и на одну зарплату можно снять жилье и содержать семью. Единственную проблему они видят в том, что даже та женщина, которая не работает, а ухаживает за детьми, должна оплачивать патент, чтобы продлевать пребывание в России.

У всех женщин по двое детей. Старшие обычно живут на родине, получают там образование и ухаживают за дедушками и бабушками.

— Сейчас в Таджикистане мало кто рожает больше двоих, — говорят мне мои собеседницы. — Сегодня главное — вырастить и дать им образование. У нас на родине работы нет. Теперь надеемся, что благодаря обучению в России дети найдут здесь более достойную работу, чем была у нас.

Чтобы дети мигрантов в России не забывали свой язык и культуру, дома родители говорят с ними на родном языке.

Пока мы с мамами обсуждаем текущую ситуацию, медицинское обеспечение и стоимость патента, заканчивается второй урок.

На перемене к нам присоединяется отец Дионисий. Я спрашиваю, сколько длится тут учебный год. Священник отвечает, что классы будут работать примерно до июня. При этом со следующего месяца он собирается ввести еще один день занятий для малышей.

Эту идею горячо поддерживают женщины:

— Было бы очень хорошо!

Все хотят увидеть Кремль

Решив помогать мигрантам, отец Дионисий подошел к вопросу основательно. Для начала он изучил основные сложности, с которыми сталкиваются в России иностранные граждане, и понял, что детей мигрантов практически невозможно устроить в государственные детские сады. Есть, правда, сады, которые открывают сами мигранты, но они, как правило, платные.

— Я хочу организовать на бесплатной основе ежедневные занятия для разных групп детей: группу кратковременного пребывания, группу подготовки к школе, группу для подростков-иностранцев и детский сад, — говорит священник. — На неделе мы пойдем смотреть выделенное посещение, а здесь и в Строгино будут наши филиалы.

Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

В планах также открытие медицинского кабинета, где начнут работать врач общей практики, педиатр и терапевт. Кроме того, на волонтерской основе тут будут проводиться консультации профильных специалистов.

Теперь осталось только найти деньги. Фонд намерен подавать заявки на гранты, но, как говорит сам отец Дионисий, «это сложная машина, и они (гранты) могут появиться только в следующем году».

Глава центра рассказывает, что, как только появится центральный офис, они начнут устраивать там благотворительные встречи, на которых постараются привлечь внимание русской культурной среды к культуре мигрантов.

А пока межкультурный обмен идет прямо на месте. Обсуждаем Навруз и варку сумаляка. А следом — таджикские и киргизские свадьбы, которые теперь все чаще проходят в Москве.

Памирские женщины рассказывают, что очень много молодых людей переезжают в Россию. Молодежь теперь меньше знакомится в интернете, при этом встречи проходят не просто в реале, а именно в Москве.

Важный фактор при проведении разного рода торжеств — финансы. Сегодня дешевле провести свадьбу в Москве, чем покупать дорогие билеты на родину, устраивать свадьбу там, а потом возвращаться в Россию. Кроме того, для старшего поколения свадьба в России — это возможность прилететь в Москву и увидеть Кремль, главный символ столицы когда-то единой для всех нас страны...

Пока мы говорим обо всем этом, раздается звонок на перемену. Дети весело выбегают из класса, где проходил урок рисования, и хвастаются своими рисунками. Делаем все вместе фотографию на память и расходимся по домам — до следующего воскресенья.

Читайте также
  • Почему узбекистанцы не устанут отдавать деньги мошенникам из частных агентств занятости

  • На стройках Катара из-за жары сотнями умирают трудовые мигранты. Власти эмирата обещают исправить ситуацию

  • Готовы ли мигранты в РФ платить новую цену за трудовые патенты?

  • Националисты в России больше не отмечают день рождения Гитлера, но мигранты продолжают гибнуть от их рук