«Таджик Эйр» ищет хозяина

Дочь и шурин президента Рахмона столкнутся в небе
Самолет Tajik Air. Фото с сайта Avsim.su

22 января президент Эмомали Рахмон сменил главу государственной авиакомпании «Таджик Эйр». Новым генеральным директором госавиаперевозчика вместо Хайрулло Рахимова назначен Дилшод Исматуллозода, который ранее занимал должность замруководителя президентской администрации, возглавляемой дочерью главы государства Озодой Рахмон. Это назначение свидетельствует о нарастающей борьбе внутри клана президента и растущих интересах его дочери. Но улучшения состояния авиационной отрасли от подобной борьбы вряд ли стоит ожидать.

Вопрос вероятного банкротства единственной национальной авиакомпании Таджикистана «Таджик Эйр» в последние недели был практически решен. В начале января авиакомпания заявила, что из-за существующих финансово-экономических проблем прекращает все рейсы (часть которых до конца осенне-зимнего периода взяла на себя авиакомпания «Сомон Эйр»), а позже и вовсе отправила своих сотрудников в неоплачиваемые отпуска.

Пока специально созданный Наблюдательный совет под руководством премьер-министра Кохира Расулзода изучал ситуацию и проверял финансовую деятельность компании, эксперты предрекали, что «Таджик Эйр» вот-вот объявят банкротом, что прежде всего пойдет на пользу частной авиакомпании «Сомон Эйр», которая принадлежит шурину президента Хасану Асадуллозода. Последний считается одной из самых влиятельных фигур в республике. Однако решение президента Рахмона о назначении Дилшода Исматуллозода приближенного лица своей старшей дочери Озоды Рахмон на должность главы «Таджик Эйр» говорит о кардинальном изменении ситуации. Теперь вместо ожидаемой монополии, скорее всего, стоит ждать конкуренцию между старшей дочерью Рахмона, которая, как и ее брат Рустам Эмомали, имеет президентские амбиции, и ее дядей, неофициально считающимся самым богатым человеком республики и имеющим существенное влияние на решения президента. Проблемы в «Таджик Эйр» многие связывали именно с его именем.

Предпосылки краха

О надвигающемся неблагоприятном конце для «Таджик Эйр» в СМИ стали говорить еще в середине нулевых годов. Одни связывали это с уходом успешного менеджера, бывшего главы компании Мирзо Мастонгулова, другие с появившейся альтернативной авиакомпанией «Сомон Эйр», принадлежащей Асадуллозода. Неизвестно, какая причина больше всего повлияла на процесс ослабления предприятия, однако в 2008 году на фоне появления мощного конкурента в лице «Сомон Эйр» национальная авиакомпания подверглась реструктуризации, в результате которой некогда целостная авиаструктура с аэропортами, топливно-заправочной станцией, кейтеринговой компанией, аэронавигацией и предприятиями по продаже авиабилетов была разделена на 8 самостоятельных хозяйствующих субъектов. Правительство сочло, что такое решение приведет к равной конкуренции между субъектами на рынке, однако в итоге привело к задолженностям авиакомпании перед отделившимися от нее субъектами. К 2011 году долги «Таджик Эйр» перед аэропортом Душанбе составили 27 млн сомони ($6,1 млн), перед аэропортом Худжанд — 14 млн сомони ($3,2 млн), перед ГУП «Таджикаэронавигация» — 8 млн сомони ($1,8 млн). Из года в год ситуация только ухудшалась, поскольку расходы компании стали значительно превышать ее доходы.

Аэропорт Душанбе. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Провалы в деятельности крупных компаний, особенно государственных, обычно являются результатом неэффективного менеджмента и приводят к кадровой ротации. Однако в данном случае, как говорят осведомленные источники внутри авиакомпании и за ее пределами, на ее деятельность существенно повлияли внешние факторы, в том числе завышенные цены на услуги со стороны субъектов, отделившихся от компании. В частности, в одном из своих интервью заместитель гендиректора «Таджик Эйр» Валерий Шарипов сетовал на дороговизну услуг душанбинского аэропорта и Топливно-заправочной компании (ТЗК) по сравнению со стоимостью тех же услуг в Киргизии, России и других странах СНГ.

На фоне появившейся в СМИ информации о прекращении полетов «Таджик Эйр» в соцсети Facebook от имени некоего Хамзы Меликова был опубликован пост, где провал компании объяснялся как результат заговора, главным действующим лицом которого является сам Хасан Асадуллозода председатель «Ориёнбанка» и фактический владелец авиакомпании «Сомон Эйр» и Таджикской алюминиевой компании (ТАЛКО).

В посте утверждается, что в группу заговорщиков входят первый вице-премьер Азим Иброхим, экс-глава «Таджик Эйр» Рустам Халиков, руководитель «Таджикаэронавигации» Лоик Ашуров, директор душанбинского аэропорта Исмат Абдуллозода, первый заместитель генерального директора «Сомон Эйр» Сухроб Джураев и другие люди, которые совместными усилиями подтолкнули компанию к банкротству с целью ее приватизации по низкой стоимости. Результатом заговора указанных лиц, по словам автора поста, стали завышенные цены на услуги аэропортов, аэронавигации, керосина для «Таджик Эйр», которые другим компаниям предоставлялись со скидками. Кроме того, компания лишилась всех рейсов из аэропортов Куляба и Худжанда в города России они были переданы «Сомон Эйр» и «Уральским авиалиниям». Также отмечалось, что государственной авиакомпании была навязана аренда дорогих самолетов. В совокупности все эти действия, по словам Меликова, привели к практическому распаду компании, и на данный момент идет процесс лоббирования решения о ее приватизации.

Помощь или имитация помощи?

С целью улучшения финансового состояния авиакомпании правительство Таджикистана летом 2018 года создало уже упомянутый Наблюдательный совет. Итогом его работы стала специальная программа поддержки ОАО «Таджик Эйр», которая в числе прочего обязала соответствующие государственные органы привлечь иностранные и отечественные инвестиции путем приватизации пакета акций компаний. То есть фактически было дано добро на передачу компании в частные руки.

Программой поддержки планировалось также выставить на продажу более двух десятков воздушных судов «Таджик Эйр». Намечалось списание с баланса авиакомпании и продажа самолетов 1969-1992 годов выпуска. Согласно плану мероприятий по реализации этой программы технику авиакомпании планировалось продавать в 2018-2019 годах.

В тяжелых условиях инвестиционного климата Таджикистана, когда практически ни одна крупная иностранная компания не может похвастаться успехами, рекомендация о привлечении зарубежных инвесторов изначально выглядела провальной. Многие инвесторы, напротив, терпят убытки и покидают таджикский рынок. Хорошей иллюстрацией является ситуация с крупнейшим таджикско-российским инвестиционным проектом «Сангтудинская ГЭС-1»: таджикский госэнергохолдинг «Барки точик» задолжал станции свыше одного миллиарда сомони ($108,8 млн). В прошлом году с таджикского рынка ушел голландский холдинг VEON, работавший под брендом «Билайн». Выплаченные этой сотовой компанией налоги и штрафы в казну республики превысили ее доходы, и VEON решил продать свое подразделение в Таджикистане. Примечательно, что его покупателем выступила компания ZET Mobile, принадлежащая Хасану Асадуллозода.

Слабая инвестиционная привлекательность Таджикистана только усиливала предположения о том, что «Таджик Эйр» перейдет в руки собственника «Сомон Эйр», который таким образом станет монополистом отечественной авиационной отрасли. Однако, похоже, эти планы пошатнулись.

Семейная конкуренция

Нынешняя позиция Озоды Рахмон в должности руководителя исполнительного аппарата президента, как отмечают осведомленные источники, еще больше сблизила ее с отцом и усилила ее политические и финансовые амбиции, позволив ограничить возможности своего дяди. Озода определенными кругами в Таджикистане рассматривается в качестве возможной претендентки на президентское кресло наравне со своим братом Рустамом Эмомали.

Официально имущество Озоды Рахмон нигде не задекларировано, однако, по некоторым данным, она является собственником «Банка Азии» (бывший Kont Bank), который ранее принадлежал опальному иранскому бизнесмену Бабаку Занджани, приговоренному у себя на родине к смертной казни за финансовые махинации и утверждавшему, что оставленный им в Таджикистане капитал составлял 2,5 млрд долларов. К слову, муж Озоды, зампредседателя Национального банка Таджикистана Джамолиддин Нуралиев, считается неофициальным собственником «Спитаменбака».

Имея необходимое политическое влияние и финансовые возможности, Озода Рахмон, по всей видимости, отныне будет неофициально контролировать национальную авиакомпанию через своего ставленника Дилшода Исматуллозода, который, судя по биографии, никогда не имел за плечами опыта управления такой крупной компанией. Тем не менее патронаж со стороны дочери президента не позволит внешним силам как минимум давить на авиакомпанию, создавая искусственные препятствия, как это было ранее, а как максимум приведет к разделу рынка с главным конкурентом компанией «Сомон Эйр».

Озода Рахмон. Фото с сайта President.tj

Если учесть, что монополистом на рынке ГСМ считается зять Озоды Рахмон Шамсулло Сохибов (муж сестры), продажей билетов занимается компания ее сестры Тахмины Рахмон, а главным конкурентом является родной дядя Хасан Асадуллозода, то можно ожидать два сценария развития событий. Первый раздел рынка на консенсусной основе, без должной конкуренции, что сохранит существующую ситуацию с ценами на авиабилеты. Второй – появление реальной конкуренции между двумя компаниями, которая, возможно, приведет к снижению цен и большему доступу зарубежных авиакомпаний на таджикский рынок. Второй сценарий, учитывая современные реалии Таджикистана, является маловероятным. Таким образом, более открытым и прозрачным авиарынок Таджикистана, скорее всего, не станет, и для пассажиров вряд ли что-то изменится, как и для иностранных авиакомпаний, желающих работать на местном рынке.

Между тем через пару дней в соседнем Кыргызстане, где цены на авиабилеты по сравнению с Таджикистаном в разы ниже, вступают в силу поправки в Воздушный кодекс – страна объявила о пятой степени свободы воздуха и применении политики «открытого неба». Самолеты иностранных авиакомпаний смогут приземляться в киргизских аэропортах, набирать пассажиров или грузы и лететь дальше. Такая инициатива направлена на удовлетворение растущей потребности населения в диверсифицированных и доступных авиабилетах и грузоперевозках, развитие сферы авиаперевозок, а также на обеспечение высокого уровня безопасности полетов за счет омоложения авиапарка.

О введении в скором времени режима «открытое небо» заявил и Узбекистан. При успешности проведения подобной реформы в этих странах Таджикистан обречен на еще большее отставание от своих соседей по региону.

Хасан Мухибби
Читайте также
  • Узбекский ювелир утверждает, что спас Мирзиёева от заговора чекистов

  • Ополчившись на популярного певца, «Узбекконцерт» в очередной раз продемонстрировал свою бессмысленность

  • Мужчины потребовали защиты от женщин. Потому что те решили бороться с дискриминацией

  • Узбекские чиновники взяли моду премировать хлопкоробов автомобилями и чайниками