Любовь и брак или авианосец

В вузах Узбекистана учат платить, не возмущаться и штудировать древние учебники с ошибками
Студентки вынуждены перебираться через траншею. Фото "Ферганы"

18 декабря 2018 года президент Узбекистана провел совещание, где были подняты вопросы об уровне квалификации местных кадров. Не секрет, что выпускники национальных вузов, мягко скажем, неконкурентоспособны на современном рынке труда, их дипломы не котируются, квалификация подвергается сомнению. Новая политика нынешнего президента как раз и направлена на подготовку новых современных кадров. Была разработана Программа комплексного развития системы высшего образования на период 2017-2021 годов. В 2018 году образовано 13 новых высших учебных заведений, другие вузы реконструируются и оснащаются современным оборудованием. Создан фонд «Эл-юрт умиди» по подготовке специалистов за рубежом, на эти цели выделено 45 миллиардов сумов из госбюджета.

Откуда брать деньги? Один из источников — повышение стоимости обучения в вузах. На днях в СМИ Узбекистана прошла информация о новом возможном подъеме цен на контракты. В этом году уже был принят закон о привязке стоимости контрактов к размеру минимальной заработной платы, и студентам, уже полностью оплатившим учебный год, пришлось доплачивать.

Столичное — значит отличное. Наверное

Ежегодно в стране десятки тысяч студентов становятся выпускниками, но это не решает проблему нехватки специалистов. Потому что этих выпускников язык не поворачивается назвать специалистами, даже молодыми.

Со слов студентов романо-германского факультета (французская филология) УЗГУМЯ (Узбекский государственный университет мировых языков), с первых дней учебного года и на протяжении нескольких месяцев руководство и преподаватели вуза только и делали, что предъявляли повышенные требования к внешнему виду учащихся, придираясь ко всему, начиная от причесок и заканчивая цветом обуви. Однако как выглядит сам университет, их словно не волновало.

Новое главное здание университета находится рядом с Фархадским рынком. Там созданы все условия: просторные и комфортные аудитории, оснащенные современной техникой, компьютеры, интерактивные доски. Но романо-германский факультет остался в старом здании бывшего литературного института.

С начала учебного года на придворовой территории не заканчиваются ремонтные работы. Все перерыто, между зданиями не пройти. Сейчас траншеи просто засыпаны, но во время дождя они превращаются в грязные лужи, которые невозможно обойти.

В таких условиях проходят занятия по микробиологии. Фото предоставлено Telegram-каналом https://t.me/medsightuz

Не лучше и внутри старого здания. Катастрофически не хватает кабинетов, а актового зала, раздевалки, спортзала и даже медпункта просто нет. Чтобы показать подготовленные презентации, студенты должны выискивать кабинет с проектором и потом еще выпрашивать у завкафедры разрешение провести там семинар.

Из-за нехватки кабинетов одну аудиторию разделили гипсокартонной перегородкой, причем все розетки и выключатель остались в одной из двух получившихся комнат. Между этими кабинетами нет звукоизоляции, и преподаватели во время занятий стараются говорить вполголоса.

А недавно национальные группы играли в «Заковат» (аналог «Что? Где? Когда?» на узбекском языке. — Прим. «Ферганы»). Из-за отсутствия свободных кабинетов студенты играли во дворе, хотя на улице было очень холодно.

Забрать бы книги все да сжечь

Однако на эти бытовые проблемы можно было бы не обращать внимания, если бы качество обучения было достойным.

В вузах катастрофически не хватает учебной литературы.

Те учебники, что есть в наличии, выглядят удручающе. Черно-белые переиздания старых книг в дешевом переплете, с мелким, неразборчивым, местами размытым шрифтом, дающие студентам поверхностные и устаревшие знания. Учебники пестрят орфографическими ошибками.

Даже в материалах для контрольных, которые составляются действующими педагогами, тоже бывают ошибки, иногда полностью меняющие суть задания. Например, в УЗГУМЯ студентам дали задание написать сочинение на английском языке «Любовь и брак или карьера» (Love and marriage or career). Но слово «карьера» написали с ошибкой, и вышло, что требуется порассуждать на тему «Любовь и брак или авианосец» (Love and marriage or carrier. Carrier можно перевести и как "носильщик", "переносчик" и проч.). И тут уж не знаешь, что выбрать…

Предложение темы "Любовь и брак или авианосец". Фото "Ферганы"

В Ташкентском государственном экономическом университете появились учебники, в которые прокрался узбекский мат. Причиной тому стала халатность издателей, которые решили без лишних проблем выполнить транслитерацию текста с кириллицы на латиницу, но не учли некоторые нюансы. В результате буква q узбекского алфавита превратилась в k. В результате слово siqib («сдавливать», узб.) легким движением превратилось в … (даже переводить не будем, кто знает — молодец, остальным намекнем: это глагол).

Учебник с нецензурным словом. Фото "Ферганы"

Уже многие годы в Узбекистане формируются и переформировываются специальные комиссии для написания и издания современной учебной литературы. Где результаты? И зачем тратить время и выжимать из камня воду? Почему бы не перевести на узбекский учебники, которые признаны ведущими мировыми университетами?

Посмотрите, какую литературу в качестве учебного материала предлагают в наших медвузах. Экзаменационные материалы и тесты привязаны к устаревшим учебникам, но, занимаясь не по ним, вы рискуете не закрыть сессию. Стоит ли жаловаться потом, что наши медики годны лишь в качестве младшего медицинского персонала?

Учебники по медицине. Фото предоставлено Telegram-каналом https://t.me/medsightuz

Язык обучения

Устаревшие методические материалы. Фото предоставлено Telegram-каналом https://t.me/medsightuz

В русскоязычных группах зачастую преподавание ведется на узбекском языке. Это не только нарушает закон об образовании, но и сильно снижает качество обучения. Шестая статья закона «О государственном языке» гарантирует получение образования на доступном языке. Однако вся документация, которая выдается администрацией УЗГУМЯ на подпись и для ознакомления русскоязычным группам, составлена исключительно на узбекском. Это показывает пренебрежительное отношение к другим языкам, что в корне противоречит статье 24 того же закона: «В Республике Узбекистан запрещается пренебрежительное или враждебное отношение к государственному или другим языкам. Лица, препятствующие осуществлению права граждан на свободный выбор языка в общении, воспитании и обучении, несут ответственность в соответствии с законодательством».

Стоит ли говорить, что никакой ответственности в УЗГУМЯ и других вузах за непредоставление информации на русском языке никто не несет.

Опросник на узбекском языке

Опросники и анкеты в русскоязычных группах также выдаются на узбекском языке. Непонятно, как хочет администрация вуза составить объективное представление, если респонденты не понимают, о чем их спрашивают (а спрашивают там, например, требуют ли преподаватели подарки и в каких ты отношениях с религией). Но как только студент начинает просить такую же анкету, но по-русски, то в ответ слышит только упреки в незнании узбекского.

Сами опросники и другие бумаги, которые раздают студентам, вызывают недоумение и улыбку. Например, на днях в УЗГУМЯ студентам дали заполнить бланки «объяснительных писем»: «Я, такой-то, в период зимних каникул 2018-2019 гг. буду находиться в постоянном месте проживания, у своих родителей (адрес). Во время каникул буду стараться оберегать спокойствие и мир нашей Родины, работать во благо народа и предотвращать любые неприятности, и даю слово быть бдительным и внимательным. Во время каникул буду праздновать Новый год у себя дома, с родителями. Был предупрежден о том, что не следует отмечать праздник самовольно со сверстниками в кафе-барах и ресторанах». Дальше требовалось указать телефоны родителей.

Бланк письма о новогодних каникулах

Все эти проблемы — только верхушка айсберга, на самом деле все гораздо серьезнее и не так анекдотично. Возникает вопрос, каким образом государственные чиновники собираются исправлять ситуацию? Недавно один из университетов Ташкента посетила комиссия, сопровождаемая журналистами телеканала «Узбекистан 24». Однако администрацию вуза заранее предупредили о проверке, и студентам и преподавателям было разослано сообщение, в котором строго предписывалось явиться в форме и с бейджами. Кроме того, все должны знать «о положительных сторонах нашего вуза».

Проверка спровоцировала установку проекторов в аудиториях прямо во время лекций. Эффект неожиданности был потерян.

Учитель мне друг, но истина дороже…

По мнению большинства опрошенных нами студентов вузов, преподаватели не относятся серьезно к учебному процессу. Нет плана занятий, нет материалов. Есть предметы, которые не читают месяцами, и администрация не занимается этим вопросом. Преподаватели, похоже, исполнив мечту своей жизни и заняв хлебное место, не озабочены своим профессиональным ростом, многие даже не владеют компьютером на начальном уровне, не умеют пользоваться оргтехникой, не знают английского языка и не следят за научными публикациями и новостями по их предмету.

Даже приходя на пару, многие учителя не проводят занятие, а заполняют множество бумаг, — вузовская бюрократия очень сильна. Студентом предлагают заниматься самообразованием, некоторые любят повторять: «Кто хочет учиться — найдет возможность, кто не хочет — найдет причину». Многие преподаватели загружают студентов довольно бессмысленной бумажной работой и тратят учебное время, имитируя бурную деятельность. Проводятся научные конференции, но это для галочки: статьи и доклады даже не проверяют на плагиат, не говоря уже о научной ценности работ.

При этом студентам непозволительно выказывать недовольство, национальный менталитет увидит в этом неуважение к старшим, а не защиту собственного достоинства. При этом хамоватое отношение со стороны администрации, неуместные шутки или претензии в адрес студента в вузах, наоборот, являются почти нормой. Отсутствие полноценных занятий преподаватель компенсирует сплетнями о студентах, например, об их материальном положении, знаниях и возможностях.

Немногие вузы Узбекистана могут похвастаться тем, что их профессоров пригласили преподавать и читать лекции за рубежом. Да и приглашенных специалистов в узбекских вузах можно пересчитать по пальцам. Основная причина в том, что педагоги не готовы уступить свои часы иностранным преподавателям и в глубине души боятся сравнений.

Картонка с золотым тиснением «диплом»

На сегодняшний день подход к вузовскому обучению в Узбекистане устарел. Надо выстраивать образовательный процесс. В большинстве вузов сегодня многие дисциплины не зависят друг от друга, не объединены в целостную систему, нет ничего, что вызывало бы желание учиться. Рутинность системы обучения, незаинтересованность преподавателей в вовлечении студентов в учебный процесс идет под девизом «студент ходит — учеба идет». Ученик не пополняет знания, а отбывает повинность. Отсутствует обратная связь со стороны учителей, нет диалога, обмена информацией, нет работы над ошибками. Преподаватель просто обязан уметь слушать и слышать студентов, учитывать их пожелания, помогать глубже понять предмет изучения. Без этой обратной связи студент ничему не научится. Закончив университет, студент автоматически перенесет на свое рабочее место те же принципы халатного отношения к качеству своей деятельности, которые прилипли к нему за годы обучения в вузе.

Низкая мотивация преподавателей к совершенствованию учебного курса, непонимание и незнание ими современных нужд потенциальных работодателей и порождает армию никчемных специалистов. На пробелы в образовании обращают внимание только тогда, когда они становятся явными и очевидными проблемами.

Слабо верится, что отправка некоторого количества молодежи за рубеж «набраться опыта» принесет какую-нибудь ощутимую пользу: вернувшись, они попадут в прежнее болото. Не имеет смысла уезжать за тридевять земель и перенимать опыт, если вся система, в которую ты вернулся, работает по устаревшим методикам и технологиям.

На своем совещании президент отметил, что страна нуждается в сотне тысяч специалистов. Независимости Узбекистана 27 лет, кого выпускали все это время местные вузы?! Складывается впечатление, что преподаватели желают унести свой багаж знаний в могилу, ни с кем не поделившись. Эту проблему можно решить, хотя бы установив видеокамеры в каждой аудитории и начав онлайн-трансляцию. Простым нажатием кнопки любой заинтересованный человек, будь то министр или родитель, желающий знать, на какой ветер он бросает деньги, убедился бы в серьезности учебного процесса (или наоборот). Думается, что одна только эта примитивная мера могла бы в разы улучшить качество образовательных услуг, предоставляемых студентам.

Все начинается с образования, и неважно, повар вы или физик-ядерщик. Только общество, состоящее из образованных, грамотных людей, высококвалифицированных специалистов, способно сделать свое государство независимым, экономически и политически сильным.

  • Почему юристы не верят в новый антикоррупционный закон, принятый в Кыргызстане

  • Нерешенность земельного вопроса может иметь политические последствия для Душанбе

  • Как трагедия одной казахстанской семьи переросла в кампанию против главы Минтруда

  • На собрании жильцов ташкентской махалли, идущей под снос, застройщики пообещали райские кущи