Для дела и тела

Талибы долго боролись с культурой «бача бази». Теперь их самих обвиняют в домогательствах к юношам
Боевики "Талибана". Фото с сайта Thesoufancenter.org

Президентские выборы в Афганистане, назначенные на 28 сентября, грозят обернуться очередной волной насилия – прежде всего со стороны «Талибана» (террористической организации, запрещенной в России), крупнейшей антиправительственной группировки. После провала мирных переговоров боевики продолжают теракты, участвуют в столкновениях с правительственными силами и обещают сделать все возможное, чтобы сорвать голосование (предыдущие выборы в парламент, прошедшие в 2018 году, ООН назвала самыми жестокими в истории страны).

«Талибан», управлявший Афганистаном в 1990-е годы, по-прежнему контролирует около половины территории страны. В целом, как отмечалось в отчете международного исследовательского центра Overseas Development Institute, за последние десятилетия движение претерпело определенные изменения. В некоторых вопросах – например, в том, что касается статуса женщин, – талибы несколько отступили от жестких традиционалистских норм, которых придерживались ранее.

«Это больше не революционное движение, – отмечают авторы. – Теперь это свергнутое правительство, которое борется с официальной властью. Его участникам пришлось пересмотреть некоторые элементы своей идеологии, чтобы привести их в соответствие со своим нынешним статусом. Можно сказать, что они представляют более модернизированную версию исламизма».

Тем не менее, они остаются одной из основных угроз для населения. Талибы содержат собственные тюрьмы, уничтожают инфраструктуру и не прекращают теракты, в которых гибнут десятки и сотни людей.

В адрес «Талибана» звучат и другие обвинения. Один из сторонников движения – подросток, задержанный в восточной провинции Пактика, – недавно заявил, что его сверстники подвергаются сексуальным домогательствам со стороны старших боевиков. Его слова подтвердили представители афганской армии, заявившие, что подобное среди талибов – не редкость. И что якобы существуют «тысячи документов», доказывающих принудительную вербовку молодых людей в ряды террористов, а также распространенные там домогательства.

Заявивший о домогательствах арестованный талиб. Фото с сайта Khaama.com

Некоторые из таких свидетельств упоминались в отчетах ООН, посвященных Афганистану, – в частности, информация о том, что командиры талибов подвергали сексуальному насилию подростков, из которых готовили террористов-смертников. Хотя авторы отчета и признавали, что данные нуждаются в проверке (на это указывали и европейские правозащитники, отмечавшие, что подобные обвинения нередко исходят от афганских спецслужб, без подтверждения из других источников).

Но если конкретные обвинения и сложно подтвердить, то в целом существует немало данных о злоупотреблениях «Талибана» в отношении детей – включая принудительную вербовку и использование в роли террористов. С формальной точки зрения, как отмечают правозащитники из Human Rights Watch, речь идет не только о нарушении международного права, но и о том, что может быть квалифицировано как военные преступления.

«Признак статуса»

Афганистан – исламская республика, большинство населения там – мусульмане. Однако там достаточно распространена практика «бача бази» – когда мужчины держат при себе подростков для развлечения (например, исполнения танцев) и сексуальных утех.

Формально это идет вразрез с религиозными нормами, однако в сельских районах Афганистана, как отмечает американский военный эксперт Крис Мондлох, люди нередко произвольно трактуют требования ислама, по сути, оправдывая гомосексуальные отношения с несовершеннолетними. «Фактически это сексуальное рабство, которому подвергают детей, – говорит Чару Хогг, глава Child Soldiers International, организации, которая выступает против использования детей в военных конфликтах. – Но многие воспринимают это как часть местной культуры, а не как преступление».

В определенной мере эта практика – результат того, как люди пытались обойти традиционные и религиозные ограничения (например, запрет отношений мужчины и женщины вне брака). Сыграли роль и обстоятельства, связанные с затяжным военным конфликтом. «Влиятельные люди там ограничены определенными рамками, – полагает американский журналист, руководитель афганского бюро New York Times Роб Нордланд. – Но если соблюдать их, они могут делать все, что захотят. То есть они не могут, например, поселить девушек на своей военной базе или в военном лагере. Но могут держать там молодых ребят, чтобы проводить с ними время».

Подростков держат при себе влиятельные люди – в том числе представители силовых структур (как отмечает Крис Мондлох, эта практика была распространена среди полевых командиров, пришедших к власти после свержения «Талибана» и получивших должности в полиции, армии и гражданской администрации). Среди них наличие таких спутников («бача») даже стало символом статуса. В полиции центральной провинции Урузган, как сообщалось несколько лет назад, это превратилось чуть ли не в норму – некоторые из полицейских даже хвастались, заявляя, что живущие с ними подростки лучше, чем у других.

Исламистский «Талибан» открыто выступил против этой практики. Некоторые связывали с этим определенную поддержку, которую талибы получили среди населения в начале 1990-х годов. Рассказывали, что в Кандагаре двое местных лидеров, не поделивших между собой подростка, устроили стрельбу, при этом погибли местные жители. Талибы вмешались и освободили его, после чего население стало обращаться к ним за помощью. «Когда они пришли к власти, это явление оказалось под запретом, – говорит Мондлох. – Те, кто все же практиковал это, старались не привлекать внимания».

Тренировочный лагерь "Талибана". Фото из твиттера @Natsecjeff

Однако некоторые утверждают, что традиция «бача бази» существовала и у талибов – вопреки формальной позиции движения. «Они тоже держали при себе подростков, – заявлял один из полевых командиров, воевавших против «Талибана». – Просто прятали их от посторонних». Несколько лет назад источники во властных структурах Афганистана также рассказали журналистам, что талибы стали использовать «бача» в качестве оружия – посылать их на полицейские посты, а затем с их помощью устраивать атаки. «Они посылают к нам красивых парней, чтобы убивать и травить полицейских, – заявил бывший начальник полиции в провинции Урузган. – Они пользуются нашей слабостью».

В таких атаках за два года, по данным официальных источников, погибли сотни полицейских. Один из выживших рассказал, что нападение устроил подросток, находившийся в сексуальном рабстве у командира. Он открыл стрельбу по полицейским ночью, когда они спали (были убиты семь человек, включая командира), а затем привел на пост талибов. «Они собрали оружие и боеприпасы, – вспоминает бывший полицейский. – Я спасся, притворившись мертвым».

«Плата за детей»

О том, что «Талибан» вербует в свои ряды несовершеннолетних – вопреки международному праву, – неоднократно заявляли представители ООН. Среди прочего, отмечалось в отчетах организации, подростков готовят к роли террористов-смертников – боевики посылают их устраивать взрывы, рассчитывая, что дети привлекут меньше подозрений. Один из таких случаев произошел несколько лет назад в восточной провинции Пактика – 14-летний подросток подорвал себя возле полицейского поста, ранив более десяти полицейских и гражданских лиц («Талибан» взял на себя ответственность за взрыв).

Сами талибы вербовку детей отрицают, заявляя, что привлекают – в том числе для «джихада» – только взрослых (хотя взросление они определяют не по формальному возрасту, а по «наличию бороды»). Однако правозащитная организация Human Rights Watch, собравшая данные из разных источников, отмечала, что фактически в организацию привлекают детей – некоторых в возрасте 13 лет и даже младше.

Как отмечает Миа Блум, профессор университета Джорджии, автор книги об участии детей в военных конфликтах, нередко боевики забирают их из семей, прибегая к угрозам или подкупу. «Они могут потребовать большую сумму денег – или предложить, чтобы вместо этого им отдали ребенка», – говорит она. Иногда семье могут выдать компенсацию – оружие или наличные деньги. И даже если о прямых угрозах речь не идет, оговаривается Чару Хогг, следует учесть общую ситуацию, на фоне которой идет вербовка, – распространенную бедность и неспособность власти обеспечить соблюдение законов.

По информации правозащитников, религиозные училища на территориях, подконтрольных талибам, используются для того, чтобы готовить детей к роли боевиков. По достижении 13 лет подростки, обучавшиеся там, уже умеют обращаться с оружием и самодельными взрывными устройствами. Затем их могут забрать для участия в военных операциях.

«Это цинично и незаконно, – говорит эксперт Human Rights Watch Патриция Госсман. – Афганские дети должны жить в семьях и ходить в школы, а вместо этого их используют в роли пушечного мяса. Вербовка детей должна быть прекращена – даже тех, которые заявляют, что присоединились к талибам по собственной воле». Протокол к Конвенции о правах ребенка запрещает участие несовершеннолетних в вооруженных конфликтах. Привлечение к боевым действиям детей младше 15 лет, согласно международному праву, считается военным преступлением и подлежит в том числе юрисдикции Международного уголовного суда.

Читайте также