Семь драгоценностей Шинга

Путешествие по Маргузорским озерам Таджикистана
Озеро Хазорчашма. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

На севере Таджикистана расположено ущелье Хафткул («Семь озер») — одно из красивейших мест страны. Его название говорит само за себя: здесь, в долине реки Шинг, расположен каскад из семи уникальных озер, именуемых Маргузорскими. Таджикистанский и узбекистанский корреспонденты «Ферганы» Тилав Расул-заде и Андрей Кудряшов побывали в долине.

Красавицы Фанских гор

Из древнего Самарканда всего за сорок минут можно доехать до границы с Пенджикентским районом Согдийской области. Пункт пограничного пропуска «Джартепа — Саразм» работает 24 часа в сутки. Группу туристов могут пропустить и без очереди, через «зеленый коридор». Потом еще несколько минут пути до районного центра.

Каскад озер находится на территории джамоата (сельской общины) Шинг. Добираться до него нужно из Пенджикента. Отсюда уже видны вершины легендарных пятитысячников Фанских гор — самой высокой части Заравшанского хребта. Это о них Юрий Визбор пел: «Я сердце оставил в Фанских горах, теперь бессердечный хожу по равнинам, и в тихих беседах, и в шумных пирах я молча мечтаю о синих вершинах».

Пенджикент — небольшой городок с многовековой историей и современным населением чуть больше 42 тысяч человек — производит на туристов из Узбекистана своеобразное впечатление. Хаотичная уличная торговля, дешевые сигареты и алкоголь, непритязательный общепит, относительно спокойное движение на улицах, отсутствие масштабных архитектурных реконструкций, много сохранившихся старых зданий и памятников — все это при близком родстве культур порождает ощущение возврата в собственное недавнее прошлое, лет на двадцать назад.

До села Таррор — примерно 20 километров — пролегает хорошо асфальтированная трасса. Дальше более 30 километров приходится ехать по извилистой и неровной каменистой дороге. Хотя этот отрезок является частью дороги республиканского значения, он до сих пор не обустроен.

Маргузорские озера раскинулись по всему течению реки Шинг с высоты 1600 до 2400 метров над уровнем моря. Они имеют завальное происхождение, их естественные плотины были образованы миллионы лет назад в результате землетрясений и грязекаменных потоков при таянии ледников.

Первое по счету озеро Мижгон («Ресница») расположено на высоте 1640 метров над уровнем моря. От других озер каскада оно отличается многоцветностью: оттенок воды в нем постоянно меняется в зависимости от погодных условий и времени суток. Часто, особенно в утреннее время, озеро глубокого темно-синего цвета, однако через некоторое время Мижгон уже зеленый, а потом синий, под вечер же вода становится оранжевой.

Есть легенда, что озеро Мижгон названо по имени младшей из семи дочерей кузнеца, жившего в этих краях в далекие времена. Она была так красива, что в нее влюбился местный правитель. Он попросил кузнеца руки его дочери, тот согласился. Но Мижгон не хотела выходить замуж за старого падишаха и в день свадьбы бросилась с крыши высокого дворца. На месте ее гибели и образовалось озеро Мижгон. Остальные шесть дочерей кузнеца, скорбя о сестре, попросили бога тоже превратить их в озера.

Другое предание гласит, что в семь сестер-красавиц из Маргузорской долины влюбились семеро дивов (мифологические человекоподобные великаны. — Прим. «Ферганы»). Девушки пытались убежать от них, но те пустились в погоню. Тогда они попросили бога спрятать их, и он превратил девушек в озера, а дивов — в горы.

Природный завал отделяет озеро Мижгон от следующего — озера Соя («Тень»). Оно находится меж двух высоких скал и будто остается в их тени. Вода в него фильтруется из завала, который отделяет водоем от третьего озера. Сюда часто приезжают на отдых со своими семьями местные жители. Они находят уютные места под сенью больших чинар, растущих по берегам озера. Возможно, озеро получило свое название и благодаря этим многовековым деревьям.

Следующее озеро называется Хушёр («Бдительный»). Говорят, что когда-то оно было полно ядовитых змей, и местные жители предупреждали путешественников об опасности и необходимости быть осторожными. Однако в наше время змей в озере никто не видел. Есть еще одна версия появления названия «Хушёр». От этого озера к следующему, четвертому, ведет узкая, извилистая дорога, поэтому путников призывают быть бдительными.

Закат на озере Маргузор. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

По серпантину машина поднимается еще выше — к озеру Нофин («Пуповина»). Его название указывает на то, что озеро находится в самой середине каскада. Местные жители утверждают, что Нофин иногда меняет свой цвет на красноватый, но через какое-то время вода в нем снова становится изумрудной. Местные жители считают, что когда-то здесь пролилась кровь безвинных людей, и, если цвет воды в озере долго не возвращается к естественному, старики говорят, что нужно принести в жертву козла или хотя бы курицу.

У озера Нофин туристам приходится выйти из машины и далее идти пешком: в этом году из-за жары и интенсивного таяния ледников уровень воды в озере поднялся, и пролегающая вдоль него дорога оказалась затопленной. Почти двести метров нужно преодолевать вброд: воды там по колено, а иногда и выше.

За четвертым озером начинается самая экзотическая часть долины. Здесь расположен небольшой поселок Падруд. Его население традиционно занято скотоводством и возделыванием небольших садов на маленьких клочках земли среди каменных россыпей в руслах сезонных речушек. Тут есть даже гостиница, хотя лучше остановиться в нескольких километрах выше по течению, где оборудован современный кемпинг.

На выходе из Падруда лежит самое маленькое из Семи озер — Хурдак, что и означает «малыш». Длина озера всего 240 метров. Но его окрестности сказочно красивы, а само озеро как будто наполнено не водой, а молоком, — такого бледно-молочного цвета в нем вода.

Шестое озеро — Маргузор («Луг») — самое большое из семи. Его длина — 4,5 км, глубина — до 45 метров. Оно расположено меж отвесных скал и остроконечных пиков. По озеру мог бы ходить круизный лайнер, если бы он каким-то чудом оказался здесь.

Маргузор считают и самым красивым озером каскада. По разноцветью оно не только не уступает озеру Мижгон, но даже превосходит его. Вода в Маргузоре играет всевозможными оттенками, от глубоко синего до нежно-бирюзового, а иногда приобретает красноватый цвет. Таджикские гидрологи утверждают, что на игру цвета могут влиять подводные течения, насыщенные минеральными солями.

Местные жители при необходимости пьют эту воду в сыром виде без опаски. В озере ловят маринку — холодноводную рыбу, которая в здешних глубоких и чистых водах может вырастать до полуметра в длину. На южной оконечности озера Маргузор в небольших поселках крайние дома стоят прямо над водой.

Берега водоема в середине лета еще покрыты цветущей луговой растительностью. Когда в низовьях долины термометры днем показывали +44 градуса, а ночью не опускались ниже +29, на берегах Маргузора ночью было +7 и к утру выпала роса. Вокруг озера есть дома из камня, где можно передохнуть. Они обустроены специально для туристов — в них есть электричество, вода, нагревательные приборы. Желающие могут расположиться на топчанах прямо у озера или тут же поставить палатки.

Расстояние между Маргузором и седьмым, самым высоким озером каскада — Хазорчашма («Тысяча родников») — составляет около шести с половиной километров, но подъем к нему самый крутой. Под палящим солнцем машина словно задыхается от нехватки воздуха. Вода в радиаторе закипает, и водителю приходится пару раз останавливаться, чтобы немного остудить его.

Наконец перед взором открывается лазурная гладь озера Хазорчашма. Оно лежит на высоте почти 2400 метров и подпитывается множеством мелких родников и ручейков, стекающих с окрестных вершин. В конце июля на окружающих скальных пиках еще лежат снежные шапки, от которых в долину тянутся белые ленты водопадов. А на берегу озера цветут желтые маки, которые на равнине отцвели еще в мае. Вокруг озера можно увидеть березовые рощи. Местные говорят, что семена этих деревьев занесли сюда птицы.

Существует поверье, что Хазорчашма исполняет желания, и у всех, кто доберется до этого озера, сбудутся самые заветные мечты, и в дальнейшей жизни они обретут счастье и благополучие. Поэтому каждый путешественник загадывает здесь что-то свое.

Для многих туристов последнее из Семи озер лишь перевалочный пункт. Здесь заканчивается автомобильная дорога и начинаются пешие тропы — через перевал Товасанг к легендарному озеру Искандеркуль, озерам Куликалон и другим чудесам Фанских гор.

Пейзаж у озера Хазорчашма. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Хранители озер

Помимо самих озер, туристов привлекает уклад и образ жизни местных жителей. В долине Шинг расположен ряд кишлаков с населением от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Уже упомянутый поселок Падруд — самый крупный из них. Местное население в основном занимается животноводством. Здесь мало земли (почва каменистая), и каждый ее клочок очень ценится. На этих клочках выращивают картошку и другие сельхозкультуры.

Зимой здесь бывают такие крепкие морозы, что озера Маргузор и Хазорчашма покрываются толстой коркой льда. Они промерзают так глубоко, что местные жители на ослах и лошадях могут переправиться с одного берега на другой. Дороги в зимний период заваливают снега, и сельчане порой в течение 5-6 месяцев не могут выехать в центр района. Поэтому перед зимой люди здесь запасаются основными продуктами минимум на шесть месяцев.

Летом же, когда начинается туристический сезон, местные жители подрабатывают, оказывая путешественникам разные услуги. Они и есть настоящие хранители этих озер, но им нужна помощь государства.

— При рациональной организации туризма в стране наши сограждане могли бы заметно пополнять семейный бюджет и улучшать качество своей жизни, — говорит директор туристической фирмы «Саёхати Хафткул» Шодмонкул Сангинов. — Но для этого нужно улучшить инфраструктуру. Решение по обустройству автодороги Пенджикент — Падруд должно быть принято на высшем уровне. До центра джамоата Шинг ездит маршрутный автобус. Дальше идет узкая однополосная дорога, на которой при встречном движении не смогут разъехаться две машины. Пока не так много людей рискуют совершить поездку по Маргузорским озерам. Нужно построить хотя бы двухполосную асфальтированную дорогу, нужны кемпинги, туалеты, автосервисы, заправочные станции, медпункт, кафе, магазинчики. Если появятся эти объекты, поток туристов в эти экзотические места увеличится в разы. А это новые рабочие места для местного населения.

Мы, представители сферы туризма, постоянно об этом говорим и пишем, но пока результата нет. А ведь туристы тянутся к нам. Несмотря на все эти проблемы, люди едут. Особенно из соседнего Узбекистана после снятия визовых барьеров и открытия дороги Пенджикент — Самарканд.

Кроме того, нужно принимать и природоохранные меры. Мы не должны допустить, чтобы Семь озер подвергались антропогенному воздействию. В последнее время озеро Хушёр стало популярным местом отдыха жителей северного Таджикистана. Они привозят с собой продукты: овощи, фрукты, мясо, напитки, а после себя оставляют мусор. Некоторые наши сограждане безответственно относятся к окружающей среде. Наши сотрудники с помощью волонтеров и учащихся местных школ регулярно устраивают мероприятия по сбору мусора, но надо менять сознание людей.

Река Шинг. Фото Тилава Расул-заде

Здесь уникальная растительность, но в зимнее время люди, отрезанные от внешнего мира, чтобы обогреть свои дома, иногда идут на крайний шаг — рубят деревья. Чтобы это остановить, нужно позаботиться об обеспечении местных жителей другими видами топлива. Ведь не только уничтожается флора: вырубка деревьев на склонах гор чревата селевыми потоками, оползнями, — отметил Сангинов.

Не менее важно ограничить и техногенное воздействие на природу. Когда готовился этот материал, стало известно, что Комитет охраны окружающей среды Таджикистана оштрафовал таджикско-китайское золотодобывающее предприятие (СП) «Зарафшон» за создание несанкционированной свалки с отходами извести на берегу реки Шинг. Дожди и сели смыли часть промышленного мусора в реку. Именно с загрязнением воды связывали массовую гибель рыбы в Шинге, которая случилась в середине июля. И хотя комитет отрицает связь между гибелью рыбы и попаданием в воду отходов предприятия «Зарафшон» (по официальным данным, экспертиза не подтвердила наличие ядовитых веществ в организмах животных), местные жители продолжают считать СП источником загрязнения окружающей природы.

Фотографии Андрея Кудряшова, Тилава Расул-заде / "Фергана"

Андрей Кудряшов, Тилав Расул-заде
Читайте также
  • История одного путешествия, которое началось в Минске, а закончилось долгим карантином в Бухаре

  • Почему ограничивали или отменяли паломничество в священные города ислама

  • NQZ

    Аэропорт Нур-Султана получил новый международный код

  • Узбекистанцы помогают россиянам, которые не могут вернуться на родину. А консульство РФ переводит стрелки