Победа по заочному решению суда…

Судьба исторического дома №7 в Ташкенте, похоже, решена
Тот самый дом №7. Фото "Ферганы"

14 сентября в Административном суде Мирабадского района Ташкента со второй попытки состоялось заседание по заявлению жительницы дома №7, находящегося по центральной улице Бобура, Фариды Баровой, к министру культуры Озодбеку Назарбекову. Остальные жители этого дома выступили в качестве свидетелей. Первое заседание, назначенное на 11 сентября, из-за неявки судьи не состоялось.

На сей раз судья Сухроб Талипов пришел. Присутствовали и представители стороны ответчика – главный инспектор Департамента культурного наследия Министерства культуры Фазлитдин Давлатов и Начальник отдел осуществления государственного контроля того же Департамента Шохрух Салохитдинов. Однако они почему-то, как и в свой визит 11 сентября, не принесли доверенность на участие в суде от его имени. Поэтому судья счел, что сторона ответчика в суде вообще отсутствует. Тогда адвокат стороны заявителя Александр Тесенин выступил с ходатайством: «Дать правовую оценку двум неявкам ответчика и вынести по заявлению Баровой заочное решение».

«Хорошо, давайте сегодня выслушаем сторону заявителя, — сказал Талипов, — и потом заседание перенесем на другой день.

Предыстория вопроса

Дом №7, ранее находящийся в списке объектов культурного наследия Министерства культуры, еще в августе 2007 года решением №697 бывшего хокима (главы администрации) Ташкента Абдухаккара Тухтаева «по неизвестным причинам был исключен» из этого списка. В 2018 году стало известно о том, что на месте дома №7 планируется построить новый жилой 11-этажный дом. Тогда администрация Ташкента вынесла решение о передаче участка, на котором располагается историческое здание, строительной компании Universal Packing Masters. Та передала право на демонтажные работы компании JEMCHUG HOUSE. Застройщик сумел договориться о компенсациях с 13 собственниками из 16, и, по словам его представителей, уже потратил на компенсации 10 млрд. сумов (почти $1 млн.).

После многочисленных жалоб жителей дома в различные инстанции 6 марта из Департамента культурного наследия в дом пришли трое сотрудников научно-методического совета этого ведомства. В нарушение законодательства (согласно закону, в экспертизе должны были принять участие не менее семи экспертов) по их экспертизе в Департаменте культурного наследия прошло совещание, по итогам которого было принято решение, что дом №7 не представляет какой-либо ценности и поэтому не является объектом культурного наследия.

Узнав о решении и выяснив, что в ходе экспертизы не было кворума, возмущенные жители отправились напрямую к директору Департамента и по совместительству заместителю министра культуры Камоле Акиловой. Та пообещала разобраться. Уже через несколько дней в дом №7 пришла новая комиссия в составе 11 человек, и 16 марта состоялось новое заседание комиссии, которая при достигнутом кворуме в 7 именитых ученых вынесла новое решение, согласно которому «дом №7 по ул. Бобура является-таки памятником архитектуры Республики Узбекистан, он должен охраняться государством по всем существующим законам, применяемым в сфере реставрации и сохранения культурного наследия Узбекистана».

Течение суда

И вот на суде сначала выступила заявитель Барова, которая попросила суд отменить решение научно-методического совета от 6 марта и признать полностью законным решение этого же совета от 16 марта. Ее адвокат Тесенин рассказал, что уже успел отправить в Министерство культуры три адвокатских запроса, в которых предлагал считать действительным лишь решение совета от 16 марта. Однако до сих пор так и не дождался оттуда ни одного ответа.

Фарида Барова. Фото "Ферганы"

Выступил в качестве свидетеля и сотрудник таможенной службы Российской Федерации Андрей Зайцев, весной познакомившийся в Баровой и случайно оказавшийся на процедуре проведения экспертизы 16 марта. Он рассказал, что, насколько ему – по образованию архитектору – известно, дом №7 был в 2007 году исключен из списка объектов культурного наследия, потому что шел процесс приватизации жилья, и приватизировать квартиру в подобном объекте было очень проблематично. Поэтому такие дома временно исключались из списка культурного наследия, а потом включались в него вновь. Так было и в России. А вот почему в Узбекистане ряд исторических зданий так и не вернули обратно, никто не знает.

По словам свидетеля Сайеры Арифджановой, имеющей в доме №7 квартиру, в мае текущего года решение Департамента культурного наследия от 6 марта уже было аннулировано, и она «может поклясться, что секретарь организации ей лично показывал решение об этом». Правда, на руки для копирования не дал. Напомним, в конце июня министр культуры официально отменил решение экспертов министерства о признании дома №7 культурным памятником.

Выступило и еще несколько свидетелей-жильцов дома, например, Оксана Пьянковская, и суть их выступлений сводилась к подтверждению заявления Баровой.

Без паритета сторон

И тут произошло самое неожиданное – судья перешел к прениям сторон. Слово взял адвокат истицы Тесенин. Он сказал, примерно, следующее: «Прошу удовлетворить мое предыдущее ходатайство о вынесении вашего заочного решения и обязать министра культуры завершить повисшее в воздухе его решение – внести дом в кадастр объектов культурного наследия». Со стороны ответчика участвовать в прениях было некому.

Судья удалился для принятия решения и через несколько часов его зачитал: «…Удовлетворить просьбу стороны заявителя о вынесении заочного решения и определить: признать решение научно-методического совета от 6 марта недействительным, обязать Министерство культуры завершить решение совета от 16 марта и внести дом №7 в кадастр объектов культурного наследия. Данное решение в апелляционном или кассационном порядке может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию в течение 20 дней».

По словам начальника отдела осуществления государственного контроля Департамента культурного наследия Шохруха Салохитдинова, решение об апелляции или кассации будет принимать руководство Министерства культуры. По единодушному мнению жителей дома №7, апелляция обязательно последует, какие-нибудь лазейки в решении судьи непременно найдутся, так что борьба еще не окончена, и радоваться пока рано…


Читайте также