Земляк Альфрагануса

Кувинский археолог Геннадий Иванов — 60 лет в профессии
Геннадий Иванов. Фото из архива Геннадия Иванова

Известный ферганский ученый-археолог, кандидат исторических наук Геннадий Иванов в этом году отмечает 60-летний юбилей. Нет, речь не о возрасте, но о времени в профессии. Всю свою жизнь с юного возраста Иванов посвятил изучению, работе и преподаванию археологии. Уроженец Кувы построил карьеру именно на родине, где сделал несколько замечательных научных открытий и обнаружил уникальные артефакты.

Производственная характеристика. Этот небольшой, изложенный канцелярским языком текст пришел на электронную почту обозначенным как «интересный документ». Казалось бы, что может быть интересного в этой казенщине: работал с такого-то по такое-то там-то и там-то, тем-то и тем-то. Все так, если не знать, что речь идет о подростке, а сквозь стандартный набор фраз явно проглядывают зарождающаяся трудовая биография и любовь к будущей профессии.

Не сочтите за пафос, просто вчитайтесь: «Геннадий Иванов родился в 1951 году, с 1964 по 1967-ой он лаборант в составе кувинского археологического отряда АН УзССР». Далее сообщается, что, участвуя в полевых изысканиях, Иванов успешно осваивает методику ведения археологического раскопа, фиксации, камеральной обработки археологического материала. За период работы проявил себя инициативным, дисциплинированным, — заверяли более полувека назад заместитель директора Института археологии АН Ахмадали Аскаров и начальник Кувинского отряда Вера Булатова, рекомендуя Иванову поступить в вуз на кафедру археологии.

Знакомство с археологией

Но и без этих авторитетных наставлений для выпускника одной из школ небольшого узбекского городка Кува в Ферганской долине с богатейшим историческим прошлым выбора не стояло. Определился едва ли не в тот самый день, когда мама, работница почты, привела домой ташкентских археологов. Появились они в почтовом отделении, чтобы отбить руководству телеграмму, известить, что их настоятельно попросили освободить номер единственной на ту пору гостиницы. Чего греха таить, персонал пугало содержимое рюкзаков, привозимое с раскопок, которые велись на старом кладбище. Да и примета, судачил люд, плохая: мало ли чего может случиться, коли в жилых стенах по подоконникам разложены черепки, черепа да косточки…

На раскопках. Фото из архива Геннадия Иванова

Ни мама, ни Гена не убоялись соседства с артефактами, более того, мальчик завороженно рассматривал весточки из далекого прошлого, слушая рассказы поисковиков. Вот так, в свои тринадцать лет в школьные каникулы с неожиданными квартирантами отправился в первую экспедицию. Романтики там увидел мало, зато на солнышке нажарился, пыли-грязи наглотался, познакомился с изнуряющим трудом. Про неудовлетворение кое-что понял: последнее — не только когда копать отряду приходилось будто в пустоту, но и когда отправляли поварить на кухню, и вместо бережной зачистки добытого из недр земли кусочка древности приходилось чистить пресловутые лук и картошку. Это теперь, по прошествии лет, Иванов — опытный спец, уверен: не бывает в археологии отрицательных результатов, любой итог результативен. Так и говорит:

«Если предполагаемо искомое в данном месте не найдено – значит, и не должно было его там быть! Но это ведь тоже своего рода открытие, рождающее новые версии, маршруты, направления».

Признается известный ныне археолог, кандидат исторических наук Геннадий Петрович Иванов, что и в юности не за романтическим ореолом тянулся, не красивое слово «архаика» привлекало, а все, что за ними стоит. Само дело это — кропотливое, многогранное и многотрудное, долгое, порой безрезультатное, несмотря на физические, временные, финансовые затраты, на несбывшиеся надежды и расчеты. Потому проявлял упорство, которому можно позавидовать и полезно поучиться.

Дивился своей смелости провинциальный паренек, переступая порог Ленинградского государственного университета, где в тот год на одно место кафедры археологии претендовали семьдесят абитуриентов. Не стушевался, когда набрал недостаточно баллов. Ничего, на вечернее отделение зачислили, тоже хорошо. Будет учиться и работать. А тут опять закавыка: до призыва в армию оставалось полгода, не брали даже на стройку…

Кувинский Альфраганус

Два армейских года пролетели почти незаметно и многому научили. А вот студенческую жизнь пришлось начинать сначала, с первого курса, так как ушел служить в мае, не успев сдать сессию.Зато на втором курсе Иванова, как выполнившего воинский долг, перевели на очное отделение.

Ленинград, Эрмитаж… Казалось бы, вот оно! К тому же с некоторыми сотрудниками всемирно известного музея знаком по прежним экспедициям. Но нет, не отпускал родной Узбекистан. Дипломированным специалистом вернулся домой и приступил к работе в Ферганском областном краеведческом музее, пройдя путь от научного сотрудника до заместителя директора по научной части.

Музейные будни успешно сочетал с любимой археологией, на протяжении многих лет руководя археологическими раскопками музея в Ферганской долине на шести могильниках и десяти поселениях, обнаруживая памятники от эпохи бронзы до средневековья.

К концу 70-х минувшего столетия появился дополнительный карт-бланш: разрешили так называемый открытый лист — самостоятельные раскопки. Еще ранее, общаясь со старшими коллегами из Эрмитажа, наловчился управляться с нивелиром, теодолитом, планировать местность и прочим тонкостям, на досужий взгляд далеким от археологии, на самом же деле весьма важным и необходимым. Сам для воплощения землеройных задумок порой рядовым землекопом становился — по причине нулевого бюджета. Собранные экспонаты позволили Геннадию Петровичу создать в музее, несмотря на сложные девяностые, новую экспозицию по истории Ферганской долины, по сей день считающуюся одной из лучших в стране.

Памятник Аль-Фергани (Альфраганусу). Фото с сайта azimutour.ru

А в 1996 году хоким (глава администрации) Ферганской области решил выделить средства на археологические изыскания и возложил раскопки на Иванова. Кува не раз преподносила уникальные находки, начиная с позапрошлого века. Тем не менее специалистам давно не давал покоя вопрос о предполагаемой родине Абу-л-Аббаса Ахмада ибн Мухаммада ибн Касира ал-Фаргани – знаменитого средневекового астронома и математика, служившего халифам Мерва, Каира и Багдада, снискавшего известность в Европе под именем Альфраганус.

Именно Геннадий Иванов предположил, что родиной Альфрагануса может быть средневековая Кува.

Основываясь на научных данных и результатах этой археологической экспедиции на древнее городище, факт пребывания знаменитого ученого в этих местах подтвердился, что привело к открытию в 1998 году мемориального комплекса. Объект расположен между трассой, ведущей в районный центр, и территорией древнего шахристана (городища) с включением фрагмента археологических раскопок. Перед туристами предстает отреставрированная крепостная стена, а на ее фоне разбит сад с фонтанами. На возвышенности установлен павильон с монументом великого предка-ферганца.

Вечный поиск

Интересуюсь насчет знаменитого средневекового медицинского прибора, обнаруженного Ивановым при раскопках Кувы.

– В ходе археологических раскопок на территории Кувы действительно был обнаружен медицинский прибор эпохи Авиценны. Интересный по виду и своему назначению предмет, сделанный из цветного стекла. В Европе такой прибор называли алямбик, он использовался в целях популярного тогда метода лечения – кровопускания. Упоминание о нем встречается в медицинских трудах Абу Али ибн Сино.

Находка экспедиции — баночки с длинной трубочкой для кровотока, — датируется X веком.

Причем там же находилось немало стеклянных осколков, что подтверждает распространенность данной медицинской процедуры и свидетельствует о массовом производстве подобных приспособлений. Кроме того, археологические исследования в очередной раз подчеркивают, что в прошлом Кува была крупнейшим ремесленным центром по изготовлению стекла и изделий из него. Стеклянная посуда, изготовленная кувинскими мастерами, — графины, бокалы, медицинские колбы, те же алямбики, — отличалась тонкостью, некоторым изяществом, цветом.

Не могу не поинтересоваться знаком ли был Иванов лично с академиком Эдвардом Ртвеладзе, светочем узбекистанской и не только науки наук — археологии.

— Много слышал об Эдварде Васильевиче, читал его труды и благодарен, что профессиональная стезя подарила и личное знакомство, — делится Геннадий. — Очень тронуло, когда он сам провел мне экскурсию по своему детищу Кампыртепа. Более того, по его поручению довелось проводить разведку верхних слоев на одном из объектов античности между Кашкадарьей и Сурхандарьей.

Вообще, признаться, в биографии достаточно случилось замечательных встреч с людьми профессионально одаренными. Интересно и познавательно было работать, например, в одной команде с археологом, заведующим музейным отделом Международного караван-сарая культуры имени Хараяма в Ташкенте Константином Шейко.

На Арк-тепа с Натальей Горбуновой. Фото из архива Геннадия Иванова

Интересно, кто еще из коллег повлиял на Иванова.

— Список славных имен в моей биографии широк, но главное и самое трепетное в нем — имя Натальи Григорьевны Горбуновой. Удивительной судьбы человек, прекрасный археолог, ученый, коренная ленинградка, многие страницы своей биографии посвятившая Фергане и Центральной Азии в целом (светлая, благодарная ей память). По распределению в 50-х попала в ферганский музей, а, вернувшись на родину, вплоть до 1985 года продолжала приезжать в регион на раскопки. За эти годы мир узнал о храме огнепоклонников в Арктепа, о загадочном Суфанском могильнике...

Да и в студенчестве меня очень поддерживала. Наталья Григорьевна, поверьте, не просто наставник, учитель, крестная мама в профессии, но и близкая, родственная душа. Собственно, она была первым начальником в первой моей экспедиции. Знакомство началось, когда наши с мамой постоялицы Вера Андреевна Булатова и Дия Петровна Ворхатова (ташкентские археологи, см. выше) привели меня «в поле», где работала совместная экспедиция Ленинградского Эрмитажа и ферганского музея, и представили Горбуновой. Она со всей серьезностью отнеслась к подростку, уже тогда опытным взглядом рассмотрела и увидела что-то. Хочется надеяться, я не подвел то доверие.

Назвать мог бы еще много достойных фамилий наших и зарубежных коллег, только понимаю ограниченность и возможности любой публикации. Но не могу не упомянуть о моей жене, верном спутнике — искусствоведе Елене Ладик.

Петрович

А что же сами коллеги говорят о «Петровиче»? Нельзя пройти мимо статьи, написанной сотрудниками отдела эпохи камня и ранних металлов Самаркандского института археологии к семидесятилетнему юбилею Иванова. Здесь скрупулезно, со свойственной ученому миру хронологией указаны этапы участия юбиляра в международных проектах:

▶️ узбекско-итальянская экспедиция на поселении Учкулах в Бухарской области в 2004-2007 годах;

▶️ узбекско-швейцарская (Сулеймантепа в Самаркандской области, 2008-2010, и городище Каршаултепа, 2011-2021);

▶️ узбекско-американская (Кизилтепа в Сурхандарьинской области, 2011);

▶️ узбекско-российская (крепость Узундара в Сурхандарьинской области, 2013);

▶️ узбекско-китайская (городище Мингтепа в Андижанской области, 2015-2017).

С супругой Еленой Ладик (в центре). Фото из архива Геннадия Иванова

А еще Геннадий Петрович не избегал педагогической деятельности, уделяя время подготовке национальных кадров. В течение пятнадцати лет читал курсы археологии и нумизматики студентам исторического факультета Ферганского университета. Кроме того, щедро делился знаниями, привлекая внимание определенных кругов к богатейшей истории земли узбекистанской, выступая с лекциями в Токийском университете (Япония), в университете Сапиенса (Италия), сделав ряд докладов на научных конференциях в Узбекистане, Таджикистане, России, Швейцарии и Англии.

Материалы раскопок опубликованы им в более чем 40 научных статьях (в том числе две на английском языке в журнале «Иран») и двух монографиях. Трудовой путь отмечен орденом «Дустлик». Основная научная деятельность Геннадия Петровича связана с изучением эпохи раннего железного века, античности и средневековья Ферганской долины и Центральной Азии в целом, а в 1999 году он защитил PhD-диссертацию на тему: «Археологические культуры Ферганы (периодизация и синхронизация)». Между прочим, еще одна круглая дата в жизни замечательного археолога — 25 лет со дня «остепененности».

Галина Троицкая
  • В Ташкенте провели фестиваль в честь пятилетия крупнейшего в Центральной Азии ледового дворца

  • Почему пожилые люди, переехавшие в Россию из Узбекистана, лишились социальных выплат

  • Как Алия Назарбаева оказалась в центре рейдерского скандала и почему никто не хочет его расследовать

  • В Ташкенте открылась выставка Рустама Базарова