Цитадель падет

Археолого-архитектурный памятник Шаштепа исчезает из-за соседней стройки
Обрушение юго-восточной части цитадели городища Шаштепа по состоянию на 07.09.2019. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

В первых числах сентября жители Ташкента узнали о том, что древнейшему городскому образованию Шаштепа, находящемуся в юго-западной части столицы Узбекистана и датируемому II веком до нашей эры, в ходе строительства в непосредственной близости от него многоквартирных домов нанесен значительный ущерб. Чтобы сохранить то, что осталось от памятника, необходима его срочная консервация, о которой неоднократно говорили местные археологи и архитекторы. Городская администрация на днях, наконец, пообещала этим заняться. Подробности — в материале «Ферганы».

Шаштепа — 2200-летний памятник городской культуры

Городище Шаштепа (производное от «Шаш» или «Чач» — древнее название исторической области в Средней Азии и «тепа» — холм, возвышенность) с первоначальной площадью в 25 гектаров было обнаружено исследователями Туркестанского края в конце XIX века, и в 1896 году под руководством российского учёного-ориенталиста, историка и этнографа Николая Остроумова там были проведены первые раскопки. Исследователи тогда не установили точную датировку памятника, но определили его как древний сторожевой пост с подземным зданием.

На протяжении всего XX века ташкентские археологи неоднократно возвращались к исследованиям Шаштепы, что приводило к новым открытиям. Например, в ходе раскопок 1978-1982 годов на площади в 2,5 гектара учеными был обнаружен и идентифицирован холм цитадели высотой 18-19 метров (на котором впоследствии была установлена железная геодезическая вышка) и прилегающие к нему два древних поселения. После длительных археологических разысканий была определена датировка городища, от которой и было решено отсчитывать возраст Ташкента, и в 2009 году столице Узбекистана торжественно отметили 2200 лет.

Общий вид городища Шаштепа после обрушения. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

После масштабных раскопок 1978-1982 годов памятник, будучи открытым, сегодня находится в состоянии перманентного разрушения, вызываемого как естественными природными факторами — осадками и ветрами, — так и деятельностью человека, поскольку в непосредственной близости от Шаштепы (в двух-пяти метрах) находятся одноэтажные домовладения, возводимые на протяжении всего XX века.

Нынешний 2019 год для памятника ознаменовался еще и тем, что примерно в 60 метрах от него началось строительство семиэтажных жилых домов, в ходе которого, как выяснилось, производилась утрамбовка грунта под фундамент, что вызвало сотрясения почвы. В результате в конце лета примерно на треть обвалилась восточная часть цитадели, и вход в ее внутреннее помещение был частично засыпан землей.

Археологический материал (керамика) в обрушившихся слоях глины. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

О том, что памятник Шаштепа может быть навсегда утрачен, 4 сентября на своей странице в Facebook обратил внимание известный ташкентский краевед Рустам Хусанов. Уже 5 сентября пресс-служба Ташкентского городского хокимията (администрации) сначала на своей странице в сети Telegram, а затем и Facebook опубликовала сообщение:

«Администрация города заинтересована в сохранении исторического наследия города. Ведутся проектные работы по консервации памятника, планируется сооружение навеса над разрушающимся холмом и создание туристической зоны на прилегающей территории. О сроках выполнения работ сообщим позже».

При этом пресс-служба городской администрации проиллюстрировала свое обещание экспликациями из проекта консервации Шаштепы ташкентских архитекторов Тимура Нурулина и Гулома Азимова, предложенного ими еще в августе 2017 года. Получается, если бы главный объект городища не обрушился, хокимият, возможно, и не вспомнил бы о неосуществленном проекте двухлетней давности.

«Почему в Ташкенте так необходимо строить многоэтажные дома рядом с памятниками? Где нашли пустое место, хотя бы пятачок, — туда и втыкают, — говорит известный историк и археолог, руководитель Ташкентской археологической экспедиции Маргарита Филанович, благодаря деятельности которой и был определен возраст Шаштепы и Ташкента. — Отведите место за городом, например, в Кибрае (поселке городского типа в Ташкентской области. — Прим. «Ферганы»), и стройте там деловой Ташкент».

По словам Филанович, консервация Шаштепы, а именно возведение над городищем крыши, сегодня как никогда актуальна. Причем в этом проекте обязательным пунктом должна быть прописана археологическая расчистка, которая в дальнейшем будет проведена уже под крышей — именно благодаря ей памятник обретет облик туристического объекта.

Минг Урик — 2000-летний брат Шаштепы

Не меньшее беспокойство узбекистанских археологов вызывает и городище Минг Урик (Мингурюк — «тысяча урючин») в центре Ташкента, история которого насчитывает 2000 лет. В отличие от Шаштепы, к 2009 году, когда широко отмечалось 2200-летие Ташкента, этот памятник был законсервирован, то есть вокруг появилась ограда, а над ним — металлический навес.

Более того, фасад городища украсила массивная стена из сырцового кирпича с двумя полукруглыми подобиями башен, внешне напоминающая хивинскую крепость Ичан-калу. Вот эта стена весом в 400 тонн и стала причиной появившихся несколько лет назад многочисленных трещин: сначала на бетонных ступеньках, ведущих от полубашен внутрь памятника, а затем и в стенах самого городища.

Новодельная башня из пахсы (утрамбованной глины) в искусственной ограде городища Минг Урик. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

«В общем-то небольшие трещины на городище были и раньше — мы их наблюдали во время археологических работ в 2007 году, и они, возможно, были вызваны откачкой воды из минерального источника, который находится под памятником, — продолжает Филанович. — Но в последние годы под тяжестью возведенной стены, которая стала «тянуть» на себя городище, уже имевшиеся трещины стали расширяться и появились новые».

По мнению археолога, чтобы разрушение памятника затормозить, массивную стену необходимо сломать, а на ее месте установить легкую ограду. Такого же мнения придерживается и заведующий ташкентским отделом Института археологических исследований АН РУз, доктор исторических наук Абдухаким Анарбаев.

«Чудовищная тяжесть этого глиняного массива приминает грунтовые слои и тянет вниз сам охраняемый объект. За десять лет с момента возведения этого сооружения каждый год приходится наблюдать, как образуются и расширяются щели и трещины в стенах и кладках древнего строения, что приведет в итоге к его полному разрушению, — написал Анарбаев еще 17 августа 2018 года в ответ на запрос Комитета по туризму Общественного совета при хокимияте Ташкента. — Необходимо остановить этот процесс: разобрать пахсовый новодел, заменив его легкой оградой. Целесообразно привлечь специалистов — геоморфологов для компетентного заключения о состоянии нижних грунтовых вод. Если этого не сделать, город потеряет свою уникальную историческую достопримечательность, ценный объект туризма».

Заключение Анарбаева Комитет по туризму передал в Министерство культуры. В середине октября 2018 года из Межрегиональной государственной инспекции по городу Ташкенту, Ташкентской и Сырдарьинской областям Главного научно-производственного управления по охране и использованию объектов культурного наследия Минкультуры Узбекистана пришел ответ:

«7 сентября 2018 года мы исследовали археологические раскопки Минг Урик. Во время исследования (…) было обнаружено, что объект находится в удовлетворительном состоянии, а трещина является естественным швом в точке контакта с недавно построенной стеной».

То есть, как следует из этого заключения, никаких шагов по сохранению «ценного объекта туризма» Главное управление предпринимать не собирается. Поэтому на данный момент массивная стена по-прежнему украшает собой городище Минг Урик, которое продолжает разрушаться.

«Все говорят, что Узбекистан обладает таким колоссальным высококультурным национальным наследием — да, так и есть, но чаще всего это почему-то остается лишь на словах, — считает Филанович. — Как мы наше наследие защищаем, охраняем, как мы его пропагандируем — вот в этом вопрос. Прежде всего, необходимо его сохранить, а во-вторых, показать — туристам, всему миру, что мы этим обладаем».

Фотографии Андрея Кудряшова/"Фергана"

Читайте также