Провалились в лужу

Похищение Шарофиддина Гадоева выставило таджикские спецслужбы дилетантами
Шарофиддин Гадоев. Фото с сайта Tajinfo.org

Утром 2 марта таджикские спецслужбы сопроводили в самолет и отправили во Франкфурт члена совета оппозиционного Национального альянса Таджикистана (НАТ) Шарофиддина Гадоева, который 15 февраля был похищен из Москвы и насильно переправлен в Душанбе. Сразу же после прибытия оппозиционера в аэропорт Франкфурта НАТ опубликовал видео с короткими комментариями председателя альянса Мухиддина Кабири и самого Гадоева, в котором он поблагодарил всех, кто поддерживал его в последние дни, и отметил, что не намерен отказываться от своей борьбы.

Пока Шарофиддин Гадоев сам не рассказал о том, что с ним происходило в Таджикистане и на каких условиях его освободили, но уже очевидно, что официальный Душанбе поставил себя в очень неловкое положение, и любые объяснения таджикских властей, почему оппозиционер снова отправился в Европу после якобы «добровольного возвращения» на родину, будут выглядеть весьма неубедительно. Душанбе в очередной раз подтвердил свою репутацию как режима, использующего неправомерные методы борьбы с оппонентами.

Экстраординарный объект

Плачевная ситуация с правами человека в Таджикистане и методы борьбы властей с политическими оппонентами хорошо известны за пределами страны. И Гадоев был далеко не первым таджикским оппозиционером, незаконно высланным с территории России на родину. Однако если обычно таджикские силовики не утруждали себя объяснениями и оправданиями, то на этот раз они приложили беспрецедентные усилия, чтобы снять с себя подозрения в похищении. Это подтверждают не имеющие логичных объяснений видеоролики о якобы первых часах возвращения Гадоева в Душанбе и о его прогулках по пустым душанбинским улицам.

Возможно, эти нелепые видеоролики так и остались бы для таджикских чиновников «серьезным» аргументом в разговорах о судьбе диссидента, если бы не два обстоятельства. Первое – опубликованное Национальным альянсом видео, которое Гадоев записал перед поездкой в Москву и где он предупреждает, что, если вдруг окажется в Таджикистане, это значит, что его похитили, так как по своей воле он никогда не сдастся властям. Второе – наличие у Гадоева статуса беженца в Нидерландах, который предполагает международную защиту.

Эти два фактора, очевидно, сыграли ключевую роль в развитии ситуации вокруг Шарофиддина Гадоева и сделали его экстраординарным объектом для Душанбе, решение вопроса которого, в отличие от прежних похищенных из России диссидентов, выходило за привычные рамки.

Заслуга оппозиции

Безусловно, огромная роль в освобождении Гадоева принадлежит его соратникам по оппозиции, которые оперативно среагировали на его исчезновение и смогли обратить внимание международных правозащитных организаций и европейских чиновников на его дело. Уже 25 февраля четыре международные правозащитные организации — Human Rights Watch (HRW), Норвежский Хельсинкский комитет, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» и Ассоциация мигрантов Центральной Азии в Европе — в своем заявлении обвинили власти России и Таджикистана в незаконном задержании и насильственном возвращении Гадоева в Душанбе. Власти Нидерландов, где ему было предоставлено убежище, начали собственное расследование. На этом фоне силовые структуры Таджикистана перестали настаивать на версии о его добровольном возвращении.

В поддержку Гадоева выступила Международная правозащитная организация Amnesty International, которая в своем обращении призвала официальный Душанбе немедленно его освободить и попросила генерального прокурора Таджикистана не допустить применения пыток и других видов жестокого обращения в отношении оппозиционера.

Международное давление на Душанбе усиливалось. Помимо МИДа Нидерландов, делом Гадоева стало заниматься посольство Германии в Душанбе. Более того, 27 февраля появилась информация о том, что министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн посетит таджикскую столицу 3-4 марта. Ожидалось, что Ассельборн в ходе переговоров в Таджикистане поднимет и вопрос о Гадоеве.

В Душанбе, по всей видимости, засуетились. Сайт «Ахбор» со ссылкой на свои источники сообщил, что власти Таджикистана приняли решение освободить Гадоева и отпустить его обратно в Европу, чтобы предотвратить сомнения в его добровольном приезде в Душанбе. Примечательно, что сразу после возвращения Гадоева в Европу Радио «Озоди» сообщило об отмене визита главы МИДа Люксембурга в Душанбе якобы из-за технической неисправности самолета.

Шарофиддин Гадоев (в центре) по прибытии во Франкфурт с сыном Кабири Рухулло Тиллозода (слева) и членом ПИВТ Шамсиддином Саидовым. Фото из соцсетей

Что могло повлиять?

О том, что в реальности могло повлиять на решение официального Душанбе вернуть Гадоева в Европу, можно только догадываться. На этот счет есть несколько предположений.

Первое. Его высказал Мухиддин Кабири в интервью персидской службе BBC. Он отметил, что, по его информации, на решение таджикских властей могла повлиять Москва, которая часто упоминалась в деле Гадоева. Россия, будучи членом Совета Европы и участником Европейской конвенции по правам человека, вероятно, не была заинтересована в участии в разгоревшемся скандале и подрыве своей репутации из-за таджикского диссидента.

Второе. На фоне дела Гадоева Душанбе вел переговоры с Брюсселем по вопросу беспошлинной поставки таджикской продукции на европейские рынки. Положительное решение европейцев позволит экспортировать в Европу более 6,4 тысячи видов таджикских товаров с нулевой таможенной ставкой. Однако для получения преференций перед республикой было поставлено условие реализовать 27 ратифицированных ею конвенций и протоколов в области прав человека, охраны окружающей среды, охраны труда и эффективного управления.

Кроме того, ранее Таджикистан начал впускать и продавать на международном рынке облигации (евробонды) на достройку стратегически важного для страны объекта Рогунской ГЭС. В 2017 году было объявлено об успешной продаже евробондов на сумму $500 млн, покупателями стали инвесторы из США и стран Евросоюза. В условиях дефицита финансов на продолжение строительства ГЭС Таджикистан рассчитывает на помощь инвесторов, в том числе европейских, и не исключено, что снова выставит на продажу облигации. Поэтому политические скандалы даже вокруг собственной оппозиции властям сейчас совсем не нужны.

Третье. Наиболее вероятным инструментом в руках европейцев в данной ситуации могли бы быть точечные санкции в отношении ключевых фигур в таджикском истеблишменте. Тем более что таджикская оппозиция во время митинга в Берлине в декабре 2018 года призывала ЕС принять подобный список Магнитского для таджикских чиновников из-за систематического нарушения прав человека в этой республике.

Безвозвратное похищение оппозиционера, находящегося под защитой европейской страны, могло бы стать весомым основанием для еврочиновников, чтобы задуматься над предложением таджикских оппозиционеров. Учитывая то, что правящий клан и многие важные фигуры в таджикской власти имеют в странах Европы капитал и другие активы, подобный вариант развития событий был бы для Душанбе крайне нежелателен.

Уступчивый Душанбе

Таджикские власти не раз демонстрировали уступчивость перед лицом внешнего давления. Достаточно вспомнить дело российских летчиков, которые в ноябре 2011 года судом города Курган-Тюбе были приговорены к 8,5 годам лишения свободы, однако в скором времени под давлением со стороны России отпущены на свободу.

Другим примером является дело таджикского исследователя Александра Садыкова, который в июле 2014 года во время поездки в Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО) был заключен под стражу и обвинялся в государственной измене. Его освободили после бурной реакции западного научного сообщества и вмешательства европейских дипломатов.

В прошлом году под прессингом международной общественности был освобожден из заключения приговоренный к 12 годам лишения свободы таджикский журналист Хайрулло Мирсаидов, а внука руководителя НАТ и лидера запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения Мухиддина Кабири Хамзу, которому диагностировали запущенный рак, таджикские власти выпустили на лечение в Турцию.

Однако случай с Шарофиддином Гадоевым, как уже было отмечено, стоит особняком. Скандалом вокруг него власти Таджикистана не только ухудшили представление о себе, но и своими руками способствовали популяризации своих оппонентов: до этого случая Москва не слишком серьезно воспринимала таджикскую оппозицию. Кроме того, аргументы таджикских властей, оправдывающие меры против экстремизма и терроризма, теперь в переговорах с западными партнерами, вероятно, будут восприниматься с большей долей скепсиса.

Хасан Мухибби
  • Жителей Душанбе выселяют на окраины ради помпезных новостроек

  • Как Таджикистан превратился в кормушку депутата Хурматова и целой армии чиновников

  • Зачем Эмомали Рахмону «дешевый» интернет

  • Как структуры Ага Хана пытаются удержаться в Таджикистане