В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой

В Узбекистан возвращается роман Булгакова "Мастер и Маргарита"
Фото Сида Янышева, "Фергана"

В ташкентском Караван-сарае культуры имени Икуо Хироямы с 15 ноября до 3 декабря проходила выставка живописных и графических работ по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Пятнадцать ташкентских художников предложили ценителям изобразительного искусства и литературы свое видение этого гениального произведения. Всего в экспозиции выставки было представлено около шестидесяти их работ. А через год по итогам вернисажа его инициаторами планируется переиздание в Узбекистане романа сразу на трех языках – русском, английском и узбекском. Но удастся ли им это сделать после всех мистических событий, происходивших (в том числе и в Ташкенте) с главным романом Булгакова?

«Сатанинский» путь великого романа

Впервые часть иллюстраций нынешней экспозиции была выставлена в Ташкенте ровно год назад, когда в театре «Ильхом» прошла выставка графики местного художника Алишера Ибрагимова. Он представил тридцать три пронумерованные работы, пересказывающие сюжет тридцати двух законченных и одной незаконченной главы романа Булгакова.

Алексей Назаров. Фото Сида Янышева, "Фергана"

В этом году автор и продюсер всего проекта – известный в узбекской столице меценат, руководитель медицинского центра «АНИК» Алексей Назаров – предложил двум-трем десяткам известных и начинающих художников создать свои иллюстрации к роману. Не все откликнулись. Вернее, желание откликнуться возникло у всех приглашенных, но осуществить свои замыслы сумели лишь пятнадцать из них. Остальным чего-то не хватило: то ли мастерства, то ли смелости. Остановимся подробнее на последнем качестве.

Дело в том, что с момента создания романа с «сатанинским привкусом» многих, кто с ним так или иначе соприкасался, постигали неудачи, а кто-то даже скоропостижно уходил из жизни. Но обо всем по порядку.

Роман «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков закончил писать в 1940 году. Вернее, так и не успел закончить – на обложке папки с рукописями своей рукой вывел последний девиз: «Дописать прежде, чем умереть». Увы, дописал только 32 главы – 33-я, а возможно, и еще несколько глав остались незаконченными: 10 марта 1940 года великий мастер скончался. В 1941 году вдова писателя Елена Сергеевна отправилась в эвакуацию из Москвы в Ташкент. Вот тогда-то роман впервые и оказался в Узбекистане – рукопись романа Булгакова, естественно, взяла с собой.

В Ташкенте Елена Сергеевна проживала в доме №54 по улице Жуковского, где уже квартировали известные московские литераторы Анна Ахматова, Николай Погодин, Иосиф Уткин и семья Луговских. К слову, впервые роман «Мастер и Маргарита» был опубликован в журнале «Москва» в 1966 году. И в том же самом году дом №54 был разрушен ташкентским землетрясением. Это, конечно, похоже на простое совпадение, но, как известно, ничего в жизни не происходит просто так.

Как известно, с большими проблемами столкнулся взявшийся за Булгакова российский режиссер Юрий Кара. Его фильм «Мастер и Маргарита», снятый в 1994 году, 16 лет не выходил в прокат из-за разногласий, возникших между режиссером, фирмой «ТАМП», обладающей правами на картину, и наследниками Михаила Булгакова. В итоге премьера фильма на широком экране состоялась лишь в марте 2011 года – и к тому же в сильно урезанном виде. Первоначально картина длилась 3 часа 20 минут, но зрители увидели ее версию продолжительностью 2 часа 3 минуты.

Воланд приходит на Восток

После первой публикации «Мастера и Маргариты» роман в спешном порядке начали переводить на языки республик Советского Союза. Не обошло стороной это поветрие и Узбекистан. Неизвестно, как обстояло дело с переводом у соседей, но в Ташкенте в конце семидесятых годов прошлого века начались настоящие приключения с явным оттенком мистики. Вот что вспоминает о них известный узбекистанский писатель Николай Красильников. (Стилистика оригинала сохранена. – Прим. «Ферганы»).

Фото Сида Янышева, "Фергана"

«В те годы я работал редактором в издательстве художественной литературы и искусства им. Гафура Гуляма. Директор издательства, видный писатель, певец соцреализма Хамид Гулям поручил перевести роман Булгакова «Мастер и Маргарита» на узбекский язык известному переводчику Мирзиёду Мирзаидову. Мирзиёд работал редактором в «Редакции литературы народов СССР». Переводчиком он считался отменным, русским владел прекрасно. В творческом активе у него уже были переведенные им романы Катаева, Ильфа и Петрова, Олеши… Поэтому за порученное дело Мирзаидов принялся с удовольствием.

Сначала работа пошла ровно, без сучка и задоринки. Но чем глубже он уходил в произведение, в образы героев, тем становился задумчивее, раздражительнее… Куда только девалась былая веселость Мирзаидова?! Иногда, встречаясь в коридоре, он спрашивал меня значение той или иной фразы, слова… Работа над переводом явно застопоривалась. На вопрос коллег: «Как идут дела?» – Мирзаидов неопределенно махал рукой. Некоторые из близких друзей просили дать почитать уже переведенные главы, но он вполне резонно и по-восточному оправданно отвечал: «Половину работы не показывают».

А вскоре Мирзиёд заболел. У него стала барахлить печень. Он все чаще находился на больничном, болел… А однажды в издательство пришли родственники и сказали, что Мирзиёда не стало. И — странное дело — вместе с его уходом пропали переведенные главы романа. Их не нашли ни в рабочем столе Мирзаидова, ни дома. Но никто из сотрудников и родных не обратил на эту деталь серьезного внимания… Стало быть, мало ли что могло произойти. (Тем более что подобные примеры в истории литературы были – взять хотя бы Гоголя).

Фото Сида Янышева, "Фергана"

Пришлось Хамиду Гуляму перепоручить важный заказ другому редактору и переводчику — Низамеддину Камилову. Он тоже принялся за «выигрышную работу» с большим душевным подъемом. Взял для этого даже творческий отпуск. Перевел половину романа и… какой-то поникший, с впалыми глазами, вернулся на работу. Перевод почему-то дальше не задался. Низамеддин явно чем-то был встревожен, даже удручен. Ему не давала покоя глава «Бал у сатаны»…

И – что же? Как-то сотрудники редакции, вернувшись после обеденного перерыва, не застали Камилова на привычном месте. Он обычно обедал на работе за своим столом. Зато за открытым окном четвертого этажа в издательском дворике слышались громкие и тревожные голоса, раздавалась сирена скорой помощи… Мы выглянули вниз и увидели возле клумбы с цветами на асфальте фигуру Низамеддина с раскинутыми руками. Его окружали типографские работники и врачи в белом. До нас не сразу дошло, что, пока мы находились в столовой, Камилов выбросился в окно.

Что послужило тому роковой причиной, никто не знал. Ни на работе, ни дома… Переведенные главы, как и в первом случае, нигде не нашли. Словно роковые странички в воздухе испарились! Теперь сотрудники с какой-то скрытой опаской стали обходить кабинет №26 с табличкой «Редакция литературы народов СССР», называя ее по-булгаковски «нехорошей комнатой».

Хамид Гулям уже было решил приостановить затею с переводом «злополучного» романа, но тут один из редакторов-переводчиков Исмаил Ахмад добровольно вызвался довести начатые попытки перевода до логического завершения. Это поистине мужественное заявление заметно приободрило директора-писателя, и он дал очередное добро на перевод…

Увы, дорогой читатель, не буду томить тебя долгой фабулой. Ты, наверное, и сам уже догадался, что произошло дальше… Да, да, Ахмад почти перевел роман, осталось всего ничего, каких-то две-три завершающих главы, и переводчик, предвкушая успех, уже потирал ладони: «А, каково?! Все равно я перехитрил шайтана». Рано радовался, бедняга…

Через несколько дней на одной из трамвайных остановок на Бешагаче Исмаила сразил обширный инфаркт. Хорошо, что рядом оказались добрые люди, успели подхватить его под руки, а то угодил бы прямо под трамвай, как Берлиоз… Скорая прилетела незамедлительно, но все равно уже было поздно. А что же роман? Перевод Ахмада, как вы уже догадываетесь, так нигде и не нашли. Поистине чертовщина – только на восточной почве...»

В итоге в 1987 году перевод романа все-таки состоялся. Его автором стал заслуженный деятель культуры Узбекистана, ветеран Великой Отечественной войны, переводчик и киносценарист Кодир Мирмухамедов, успевший к тому времени перевести на узбекский «Мартина Идена» Джека Лондона, «Жизнь Клима Самгина» Горького, «Декамерон» Боккаччо. Неизвестно, как в дальнейшем сложилась судьба Мирмухамедова, но в 1988 году он успешно перевел еще и «Илиаду» Гомера.

Булгаков придет по-английски

Как рассказал на открытии прошедшей в Ташкенте выставки ее инициатор Алексей Назаров, на весну 2019 года в театре «Ильхом» запланирована еще одна выставка, но уже по отдельным персонажам романа Булгакова. Она станет продолжением грандиозного проекта – в Ташкенте к концу следующего года будет переиздан роман «Мастер и Маргарита», причем на трех языках: русском, узбекском и английском.

Фото Сида Янышева, "Фергана"

Если с узбекским все понятно (перевод Кодира Мирмухамедова), то вопрос с переводом на английский пока все еще открыт. Поскольку их, как выясняется, три: Майкла Гленни (Michael Glenny) 1967 года, Дианы Бургин и Кэтрин Тьернан О'Коннор (Diana Burgin and Katherine Tiernan O'Connor) 1995 года и Ричарда Певьера в соавторстве с Ларисой Волохонской (Richard Pevear and Larissa Volokhonsky) 1999 года.

Сложность не только в выборе переводчиков, но и в том, что им самим или их наследникам нужно будет заплатить. То же самое, кстати, касается и переводчика на узбекский язык или его наследников. Деньги, по всей видимости, нужны немалые, но Назаров эти расходы берет на себя. Другое дело – определить тираж будущих книг: сто, тысяча, три тысячи, десять тысяч экземпляров… Насколько сейчас высок интерес к главному роману Булгакова в Узбекистане? Этот вопрос пока тоже остается открытым.

Читайте также
  • Что такое фестиваль «Посольство» и чем он отличается от «Памир — Москва»

  • Министру культуры Узбекистана захотелось повернуть время вспять — и мы поем «Учкудук»

  • Почему узбекский МИД не заметил критику ЮНЕСКО сохранности Шахрисабза, Бухары и Самарканда

  • Что ждет музей имени Савицкого при новом руководстве