Канка — античная столица Ташкентского оазиса

Лекция ташкентского историка Бориса Голендера

Очередная лекция ташкентского краеведа, историка и журналиста Бориса Анатольевича Голендера, записанная в апреле 2019 года, посвящена Канке – древнему поселению близ Сырдарьи. Полная текстовая расшифровка лекции – ниже.

Если отъехать от Ташкента на юг на несколько десятков километров, можно увидеть совершенно легендарную местность, которую иногда называют Ташкентским Двуречьем. По аналогии, наверное, с Месопотамией или, скажем, с двуречьем двух великих среднеазиатских рек – Амударьи и Сырдарьи.

Дело в том, что в древности ташкентское владение, которое, вообще-то, называлось Чач, состояло на самом деле из двух горных долин. Одна из них – долина реки Чирчик, собственно Чач, а вторая часть – это Илак, долина тоже горной реки, также стекающая с гор Западного Тянь-Шаня, реки Ахангаран, которую сегодня очень часто называют короче – Ангрен. И вот эти две реки, параллельно протекая, впадают где-то в 50 километрах от Ташкента в великую реку Средней Азии – Сырдарью.

Местность эта была очень дикая еще совсем недавно. Она была заросшей тугаями, то есть такими своеобразными среднеазиатскими джунглями, и только кое-где располагались селения. Особенно хорошо можно было бы строить такие селения на берегу Сырдарьи при впадении этих рек или где-то около. И вот специалисты, ученые считают, что, как и во многих других местностях Средней Азии, Узбекистана в частности, столицы древних государств, они имели как бы две ипостаси: одна зимняя, другая летняя. Ну, например, если мы возьмем столицу Бактрии город Бактрия (или Балх средневековый), он был в зимнее время столицей, а в летнее время кушанские цари, греко-бактрийские цари отправлялись на север, в нынешний город Термез или Тармиту, по тому времени так называемую.

Такая же ситуация была, например, и в Зеравшанской долине, где древний город Самарканд, который совсем недавно отмечал 2750 лет. И многие думают, что древности такого возраста были найдены на Афрасиабе, то есть в древнем Самарканде, но на самом деле это не так.

Примерно в 70 километрах от нынешнего Самарканда находится древнее городище Базилея. Вот там как раз обнаружены были артефакты, которые неопровержимо свидетельствуют, что столица этой части Зеравшанской долины была построена за 2750 лет до нашего времени. Так же, видимо, обстояло дело и с Ташкентом. Но если летняя резиденция ташкентских царей (хвабов, как их по-согдийски называли) находилась на территории современного большого Ташкента, то вот где находилась зимняя столица, ученые до сих пор еще спорят.

И мы решили показать вам одно из самых таинственных и замечательных мест в Ташкентской области, где, по предположениям очень многих археологов и историков, действительно существовала вторая столица Чача. И она находится недалеко от того места, где река Ахангаран впадает в Сырдарью.

В середине XIX века эти места были полностью заросшими тугаями. И в 1868 году великий русский художник Василий Васильевич Верещагин, который впервые приехал в Туркестан для работы, он оказался здесь. Он здесь охотился. Как известно, это был замечательный охотник, и он даже в своих записках рассказывает о том, как он охотился в этих местах на тигра. Вот тогда он и обнаружил огромный-огромный холм около протока Карасу, это часть протока от Ахангарана идет, вот здесь вот. Мы видим, что только высота самого высокого места, как потом оказалось, это не что иное, как арка, цитадель древнего города, больше, чем арка Бухары. В те времена 34 метра высота была. Сейчас она на метра четыре меньше из-за выветривания и раскопок. А рядом с этим огромным холмом располагалось еще несколько, и, как потом выяснилось, это были остатки уже шахристанов, причем их несколько по времени разных получилось: один, второй, третий. Все это обносилось рвом, высокими стенами. Частично эти стены сохранились здесь, где-то под зеленым дерном, где-то они вылазят прямо на поверхность. И вот эта огромная площадь, площадь всех вот этих, будем говорить, холмов, не развалин, составляла 200 гектаров. То есть это, получается, раза в четыре больше, чем Афрасиаб, известный в Самарканде.

Ну, вот первое сообщение в научную и географическую литературу внес Василий Васильевич Верещагин. Потом уже, в конце XIX века, не менее известный охотник и любитель-археолог, он военный был, Евгений Тимофеевич Смирнов докладывал в ташкентском кружке любителей археологии большую свою работу – «Древности Ташкента». И вот среди этих древностей он, конечно же, упомянул частично им обследованную Канку. Так появилось название Канка.

Что это может значить? Вообще, этот корень очень распространенный. Известен, например, род Канглы. Многие местности называются в нынешнем Ташкенте тоже корнем таким «канк».

Интересно, что китайцы, которые писали об этом западном крае со слов своих послов и путешественников, уже во времена династии Хань в летописи Хоу Ханьшу упоминают «кангюй», опять же тот же самый корень. И современные ученые (во многих случаях, видимо, они правы) считают, что это и есть название, Канка и Кангюй – это одно и то же. Потому что на древних языках, которые бытовали в этой части планеты, эта местность, видимо, этот город назывался Кангха, ну, а получилась Канка через много столетий.

Кангюй – это была конфедерация. Конфедерация пяти крупных среднеазиатских государств, которая возникла в этой части Центральной Азии после распада империи Александра Великого, Александра Македонского и после распада Греко-Бактрийского царства.

Кангюй включал в себя владение Чач, прежде всего, конечно, владение Кеш (это то, что сегодня называется уже Кашкадарьинской областью Узбекистана), владение Мараканда (это восточная часть Зеравшанской долины), владение бухархудатов (это бухарская часть Зеравшанской долины) и древний Хорезм.

Интересно, что гербы правителей этого времени, начиная со II, I веков до нашей эры и кончая III, IV и даже V веком нашей эры, 800 лет просуществовала эта конфедерация Кангюй или Кангха, гербы правителей или танки очень похожи. И ученые еще в XIX веке обратили внимание на то, что на монетах разных правителей, хорезмшаха, самаркандских царей, уже раннего Средневековья, наконец, на ташкентских монетах, самых первых, которые известны, с согдийскими надписями, и они прочтены сегодня, там написано: «Государь народа Чача». С портретом это было. И эти монеты выпускались здесь, в этом регионе, на протяжении нескольких столетий.

Их в огромном количестве находят в этих холмах. Буквально не верится, что столько можно найти здесь артефактов, свидетельствующих о далеком прошлом. И, возможно, это и была зимняя столица царей Чача. В удобном месте, здесь, рядом с большой водой. Кроме того, это узловой центр Великого шелкового пути. И вот в этом отношении, конечно, хотелось бы найти здесь, вот в этой земле, это очень часто здесь происходит, особенно после весенних дождей, китайские монеты, монеты древнего Китая.

Действительно, даже в одной из своих работ я описал находящуюся у меня в коллекции случайную находку на Канке, монеты ушу. Эти монеты выпускались императорами династии Старший Хань. И вот тот экземпляр, который нашли здесь, он относится примерно к 118 году до нашей эры. Яркое свидетельство связи этого города большого с Китаем, и как будто это был опорный пункт на Великом шелковом пути.

Ну, а дальнейшие эпохи очень хорошо представлены. Здесь находят монеты Хо Цюань. Это император, который узурпировал власть на рубеже нашей эры в древнем Китае. Он проводил всевозможные реформы денежные, и, видимо, деньги, выпущенные им (Ван Ман его звали), они проникали во все уголки тогдашней большой империи Хань и попадали сюда. Причем их находят в городской застройке. Потому что уже давно ученые определили, что здесь, под этими холмами, остатки древнего города.

Очень много писал об этом основатель нашей археологической школы, великий археолог Михаил Евгеньевич Массон, который описал многие находки, связанные с Канкой. И, конечно, здесь стали обычно попадаться, ну и кроме местных монет, и керамика, и стеклянные изделия, и даже ювелирные различные украшения попадаются здесь. Ну, и это требовало значительных раскопок.

Но дело в том, что территория такая огромная теперь, после того как распахали окраины, там, где рапаты находились, здесь осталось примерно 150 гектаров. Все равно это очень огромная территория. И чтобы провести здесь археологические раскопки, нужны огромные средства. Поэтому практически здесь только начало археологических исследований, и оно производилось в 1969 году. Чаткальско-кураминский археологический отряд очень много для этих археологов сделал. Замечательный ученый Юрий Федорович Буряков, академик Академии наук Узбекистана, он в своих многочисленных работах неоднократно касался идентификации, локализации Канки как столицы Чача и так далее. Вопрос этот окончательно не решен. Но решен вопрос с тем, что этот самый высокий холм – не что иное, как цитадель, царский дворец, ну, естественно, там прилагающиеся к нему службы. И он тоже только частично раскопан, потому что раскопки производились с 1969 по 1972 год, и вскрыта очень незначительная часть этой огромной территории.

Удалось тогда установить, что, кроме цитадели, ее окружает несколько шахристанов, разных по времени. И ученые, по керамике прежде всего… А действительно, вот пройти… Мы прошли только немножко тут, 20 метров, и вот уже у меня на руках обломки керамических сосудов. Такого рода обломков здесь бесчисленное множество. Да и монет Чача здесь находят огромное количество.

Раньше, пока здесь не искали ничего, в мире было известно очень немного денежных знаков доисламских, которые идентифицировались как выпуски правителей этой части Средней Азии. А после того как Канка вошла в обиход историков, здесь найдено, я бы сказал, несколько тысяч доисламских монет, не говоря уже о монетах исламских. Поэтому ученые считают, что существовать как город эта местность перестала только в XII — начале XIII века, а до этого здесь процветала огромная городская цивилизация, и она находилась буквально на пути, из греков в Китай. Это и есть один из памятников Великого шелкового пути.

Огромный город, который существовал на этом месте более тысячи лет, в древности оставил о себе большую память у населения. И поэтому многие уже в конце, в позднем Средневековье, были убеждены, что старый Ташкент, Эски-Ташкент находился именно здесь. Может быть, поэтому и кишлак недалеко от нынешнего города Янгиюля до сих пор носит такое имя – Старый Ташкент, Эски-Ташкент. И когда первые краеведы, историки обращались к местному населению в конце XIX века, где же все-таки находился старый Ташкент, им указывали вот это место около нынешнего Янгиюля.

Но на самом деле в памяти людей, конечно, сохранялась Канка. Потому что именно здесь был перевалочный пункт. Это огромный город еще Чжан Цянь в свое время, это китайский дипломат, который впервые описал владение юней, город Ши, город Ташкент, это был II век до нашей эры, он рассказывал, видимо, именно об этом городе, который в его представлении и был столицей Кангюй. Кангюй по-китайски или Канка на местном языке. Поэтому эти огромные развалины на сегодняшний день, пожалуй, самые крупные на территории Узбекистана археологические остатки, они огромную представляют ценность и огромную редкость, я бы сказал. Их надо всячески сохранить в том виде, не распахивать. Потому что уже за прошедшее столетие около 50 гектаров этой исторической территории потеряно. И пока еще не видно конца, когда можно будет начать здесь раскопки. Поэтому желательно, чтобы наши потомки окончательно разобрались, каким был все-таки этот зимний Ташкент. Потому что тот Ташкент, который мы называем сегодня Чачем или Пинкетом, это город храмов. Ведь недаром на территории современного Ташкента найдено несколько храмов огня. Существует убеждение, что на Шейхантауре был храм воды. А вот тот храм, который раскопали археологи около актепе Чиланзарского, – это тоже храм, посвященный одному из богов зороастрийского пантеона. Поэтому эти вопросы древней истории нашей столицы еще ждут своего решения. И можно только пожелать ученым как можно быстрее и как можно интенсивнее вкопаться в эту древнюю землю, для того чтобы ответить на все интересующие нас вопросы.

У средневековых арабских географов город, который находился на месте городища Канки, назывался Харашкет или Харачкет. Под таким названием он записан в древних арабских дорожниках.

Мы отъехали от этого города на немного километров и оказались на берегу Сырдарьи, между впадениями двух наших ташкентских рек – Ахангаран и Чирчик. Здесь находился еще один очень интересный, теперь уже только археологический объект, город Шахрухия. А вот в Средневековье он назывался Бенакет. Шахрухия он стал в конце XIV века, когда Амир Тимур, играя в шахматы, получил известие о рождении своего четвертого сына. И поскольку он в этой игре в тот момент выиграл ладью, которая называлась на Востоке шахрух, он и сказал: «Давайте назовем моего четвертого сына Шахрухом». Соответственно, и город, который возобновили вот здесь, на месте Бенакета, более древнего, был назван Шахрухия, в честь последнего, четвертого сына Амира Тимура.

И это была крепость, которая смотрела в сторону голодной степи, вот сюда. Существовала она несколько столетий. Это крупный довольно-таки был город, по остаткам видно, но расположен он очень неудачно. Здесь изгиб Сырдарьи, и во время паводков вода подмывает основание города. И можно иногда весной видеть, как, буквально как айсберги в Антарктиде, целые пласты с остатками древнего города падают и исчезают в водах Сырдарьи.

Археологи много копали здесь, больше гораздо, чем на Канке. И некоторые из артефактов, которые здесь были найдены при раскопках, они демонстрируются сегодня в Музее тимуридов в Ташкенте. Здесь были найдены даже трубы водопровода. То есть, несмотря на то что это была всего лишь сторожевая крепость, а время было XIV — начало XV века, а здесь уже существовал водопровод, что говорит о высокой культуре, откровенно говоря. В то время во многих крупных западноевропейских столицах никакого водопровода не было и канализации.

Но сама крепость Шахрухия, она, получается, замыкает ташкентские владения. Здесь кончалась та территория, которую называли Моголистан в Средневековье, в отличие от Мавераннахра, который простирался уже за Сырдарьей. Потому что традиционная география средневековая называла Мавераннахром, то есть «то, что за рекой» в переводе с арабского, ту территорию, которую, в принципе, и занимает сегодня Узбекистан, между двумя великими реками – между Амударьей и Сырдарьей. А мы уже находимся в более восточной части территории, а это уже Моголистан.

Ну, получается, что этот город Шахрухия, он был второй после Ташкента в Средневековье. Если во времена Канки, то есть в первые века нашей эры, когда был расцвет государства Кангха, он был, можно сказать, чуть ли не самый главный на этой территории нынешнего Узбекистана, то потом первенство перешло к Шахрухии.

Очень жалко, что многие артефакты, кладки стен… Они, кстати, видны в разрезе этой стены, которая во времена большой воды стекает буквально пластами прямо в воды Сырдарьи. И прямо визуально видно, как в этой глине выделяются старинные глиняные, керамические кувшины, кладка стен, кладка домов и так далее. В общем, эта территория тоже требует большой раскопочной работы от археологов. И хотя это уже позднее Средневековье, тем не менее исследования здесь могут открыть тоже очень много интересного о прошлом республики Узбекистан.

Смотрите и слушайте более пятидесяти видеолекций об истории и культуре Центральной Азии на канале «Ферганы» в Youtube здесь.

Читайте также
  • Каким был Ош после июньских погромов 2010 года. К годовщине трагедии

  • Будут ли когда-нибудь пересмотрены приговоры, вынесенные сплеча после беспорядков 2010 года на юге Киргизии

  • В чем древний символизм архитектуры традиционного памирского дома

  • Борис Голендер — о знаменитых писателях и поэтах Ташкента, превративших прошлое Востока в литературу