Волшебный сад Богустан

Сакральные места Узбекистана, очерк восьмой. Шейх Умар Вали и родники пророка Идриса

Мавзолей Шейха Умара Вали (XIX-XXI век). Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Мы продолжаем публикацию исторических очерков Андрея Кудряшова, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Сегодняшний материал рассказывает о потомке праведного халифа Омара и наследственной земле суфийских шейхов.

Панацея от всех болезней

Многие посетители горных курортов, опоясывающих берега Чарвакского водохранилища, обращают внимание на то, что названия большинства населенных пунктов здесь несут на себе отпечаток духовной истории Узбекистана. Ходжакент, Бурчмулла, Юсупхана — это не просто живописные уголки, окруженные первозданной природой, но и места паломничества к святыням суфизма. Само урочище Чарвак — глубокая горная котловина на слиянии четырех бурных рек Угам, Пскем, Коксу и Чаткал — получило свое имя благодаря суфийской традиции. Чарвак — это своего рода наследственная земля шейхов, наставников духовных орденов, где они находили себе учеников и последователей. Если обратиться к иносказанию, то Чарвак или Богу Чорвок — не просто сады, а усадьба, которая кормит шейха и о благополучии которой духовный владыка заботится, как мудрый садовник.

Чарвакское водохранилище. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

По рассказам жителей кишлака Богустан, в эти места, издревле обжитые людьми, из далекой Аравии однажды пришли пешком двадцать духовных миссионеров под руководством шейха Умара Вали. Сам шейх был прямым потомком халифа Омара, почитаемого мусульманской традицией в числе четырех праведных халифов.

Археологические исследования, проведенные в окрестностях Богустана в 60-х годах прошлого века, выявили массу находок, начиная от каменных орудий, датируемых верхним палеолитом (40-10 тысяч лет до н.э.), и до культурного слоя, содержащего предметы из металла, камня и стекла, относящихся к III-X векам нашей эры. Мощность и богатство шестнадцатиметрового культурного слоя позволили ученым предположить, что история Богустана может оказаться не менее древней, чем история Бухары или Хивы. Однако после строительства в 70-х годах прошлого века плотины Чарвакского водохранилища большая часть котловины была затоплена, и это остановило раскопки. На окружающих горных склонах уцелели лишь отдельные средневековые памятники, тщательно оберегаемые традицией и заботами местного населения.

В окрестностях кишлака Богустан сохранилось несколько почитаемых мест суфизма — Мерген Ата, Оунак Ата, Кулобмазар, Кавсар Ата. Захоронения суфийского кладбища Бисмазар, что буквально означает «Двадцать могил», ввиду угрозы затопления были перенесены на возвышенное место Шанто Бува. От самого Бисмазара также осталась небольшая площадка у обрыва на берегу реки Пскем. Здесь продолжают расти исполинские деревья азиатского можжевельника арчи, возраст которых насчитывает около восьмисот лет. А в расположенном неподалеку от Богустана поселке городского типа Бурчмулла находится священное место Кадам Бува, которое местные предания связывают с посещением пророка Идриса — библейского патриарха Еноха. По легенде, на здешних горных склонах Идрис открыл сразу пять целебных родников. Вода из пяти источников, сливающаяся в одной рукотворной чаше, сильно минерализована, обладает ощутимым кисло-сладким привкусом, а паломники считают ее чуть ли не панацеей от любых болезней. На противоположной стороне Чарвакского водохранилища паломники посещают скальный грот Ходжа Балагордон. Предание связывает этот грот с приходом в здешние места Бахауддина Накшбанда (1318-1389) — знаменитого основателя суфийского ордена Накшбандийя. С каменных сводов этого неглубокого грота постоянно струятся капли родниковой воды, что не мешает паломникам прямо тут совершать обязательную молитву зиярат – намаз под руководством муллы-смотрителя.

Главная святыня Богустана и всего Чарвака — мавзолей шейха Умара Вали — расположен в густом фруктовом саду, там, где в реку Пскем впадает горный ручей Мазарсай. Сад, согласно легенде, посадил сам шейх Умар, который был умелым садовником и поражал окрестных селян тем, что в его усадьбе даже зимой можно было найти свежий виноград. Согласно преданию, однажды в дом шейха постучались странники, которые попросили накормить их в награду за какую-нибудь работу. Умар Вали поручил им освободить горный склон от сорняков, чтобы разбить сад. Странники оказались не простыми людьми, а «отмеченными печатью Всевышнего», и, прочитав молитву, уничтожили сорняки буквально в считанные минуты. Затем съели всего одну миску кислого молока и ушли, благословив будущий сад. А сейчас в этом саду стоят огромные орешины, в дупла которых может залезть взрослый человек. В начале весны, когда на равнине уже видны цветы урюка и миндаля, на горных склонах вокруг Чарвака еще лежит снег. Но в волшебном саду шейха Умара в это время расцветают сотни белых подснежников.

Спрячься в дупле

Современный мавзолей Умара Вали представляет собой достаточно позднюю постройку XVIII-XIX вв., отреставрированную в середине 90-х годов XX века. Говорят, что реставрация была прервана из-за того, что в тот момент на нее не было разрешительных документов. Именно поэтому здание мавзолея вместо традиционного купола покрывает временная пирамидальная крыша из рифленого пластика. Многие паломники обязательно хотят увидеть находящийся у входа в мавзолей кайрак — отполированный миллионами прикосновений длинный надгробный камень, на поверхности которого выбиты надпись и дата — 1189 год. Считается, что у того, кто дотронется до этого камня, исполнится любое желание — если, конечно, желание это продиктовано благими намерениями. И хотя сам ритуал плохо согласуется с нормами мусульманской религии и больше напоминает ритуальные магические практики шаманизма, это мало кого смущает.

Современные мусульманские проводники утверждают, что надпись на камне «Факир ибн факир» — «Бедняк, сын бедняка», означает, что камень не мог быть надгробием могилы выдающегося человека, а потому легенда, связанная с ним, не более чем пустое суеверие. Однако шейхи суфийского ордена Накшбандийя, в настоящее время распоряжающиеся мавзолеем в Богустане, не спешат опровергать местные легенды и не ограничивают пришедших сюда на поклонение. Например, многие паломники могут свободно залезать в дупло старой орешины, растущей рядом с мавзолеем, — они считают, что этот ритуал обеспечит им крепкое здоровье и долголетие.

Рядом с мавзолеем Умара Вали сохранился еще один мазар — захоронение его потомка Ходжи Дауда. По словам местных жителей, некогда у входа в этот мазар тоже лежал камень со странной надписью, которую не могли прочитать ни муллы, ни ученые, — как местные, так и приезжие из дальних стран. В 1978 году этот камень был таинственным образом похищен двумя неизвестными. Среди ночи они прокрались в сад и погрузили метровый валун на ишака. Что это было: преступление «черных археологов» или ритуальное действо мистиков — никто так и не узнал. Верующие также стараются не обсуждать скользкий вопрос: почему священная аура места не защитила гробницу от расхитителей?

В истории Узбекистана шейх Умар Вали Богустани известен как основатель знаменитой династии суфийских учителей. Его сын — легендарный шейх Хавенди Тахур — был похоронен в Ташкенте в 1355 году. Именно в его честь самый старый район столицы Узбекистана называется Шайхантахурским. Упомянутый выше Ходжа Дауд был сыном Хавенди Тахура и внуком Умара Вали. А его дочь в 1404 году стала матерью Ходжи Убайдуллы Ахрара Шаши, который еще в юности возглавил суфийский орден Накшбандийя. Этот орден играл огромную духовную и политическую роль в жизни многих стран Центральной Азии и всего Среднего Востока не только в XIV-XVII веках, но и значительно позже.

Стоит заметить, что в наши дни паломничество к мавзолею Умара Вали носит достаточно организованный характер. Расположенный вблизи государственной границы Узбекистана с Кыргызстаном поселок Богустан находится в зоне ограниченного доступа и не имеет регулярного транспортного сообщения даже с районным административным центром, городом Газалкент. Однако это обстоятельство не мешает турфирмам устраивать чартерные поездки на автобусах из Ташкента.

Вообще говоря, «духовный туризм» в Узбекистане за последние 10 лет превратился в перспективное направление бизнеса. Бизнес этот не запрещается властями — но при условии, что маршруты и тематика паломничества согласуются с государственной идеологией. При этом, разумеется, продолжается посещение почитаемых мест и обычными паломниками, пользующимися для своих перемещений любыми доступными им средствами — от арендованного транспорта и автостопа до поездок верхом или пеших путешествий.

Фотографии Андрея Кудряшова/"Фергана"

Читайте также