Обрушивший гору

Сакральные места Узбекистана, очерк седьмой. Чупан-ата и земли за межой
Мавзолей Чупан-ата в 13-ом квартале Чиланзара. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

«Фергана» продолжает публикацию исторических очерков Андрея Кудряшова, посвященных культовым местам Узбекистана и ритуалам зиёрата. Сегодняшний материал рассказывает о деяниях таинственного святого Чупан-ата, которому народная память приписывает почти божественные силы.

Чудотворец или лозоходец?

В современном Ташкенте почитаемые места, связанные в народных преданиях с именами легендарных подвижников ислама, могут быть расположены не только среди архитектурных достопримечательностей исторического центра. Иногда они находятся в самой гуще типовых многоэтажных застроек, так называемых спальных районов, которые за последние пятьдесят лет окружили город плотным кольцом.

В числе таких почитаемых мест и мавзолей Чупан-ата (Чупаната, Чупон ота). Он находится в пяти минутах ходьбы от Фархадского рынка, внутри 13-го квартала жилого массива Чиланзар и представляет собой типичный памятник чудесному событию из народных легенд. По местному преданию, святой подвижник Чупан-ата ударом пастушеского посоха некогда выпустил из недр земли целебный родник, напоивший людей и животных. Позже на этом месте выросла роща орешин, под сенью которых находили отдых купеческие караваны и собирались странствующие дервиши.

Мавзолей Чупан-ата в 13-ом квартале Чиланзара. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Легенда описывает распространенный в истории Центральной Азии случай, когда древнее капище, которому поклонялись задолго до распространения ислама, было превращено в мазар или «кадам жой» — место, связанное с культом мусульманского святого. В трех километрах к северу от Чупан-аты лежат руины древней крепости Ак-Тепе, с V по VII век нашей эры служившей одним из главных храмов огнепоклонников в оазисе Чача.

По мнению археолога Галины Пугаченковой, на Ак-Тепе существовал культ Сиявуша — божества умирающей и воскресающей природы. После арабских завоеваний VIII века языческое святилище было полностью разрушено и стало запретным для мусульман, превратившись в пустой глиняный холм. Однако находившиеся неподалеку от него священная роща и источник позже были приспособлены к народному культу. Произошло это благодаря легенде о чуде, очень похожем на библейские подвиги Моисея.

В принципе, вполне можно допустить, что Чупан-ата на самом деле выпустил из-под земли родник — в том случае, если он был лозоходцем. Навыки подобного рода встречались у наставников суфизма, часто сочетавших глубокую религиозность со светской ученостью и разносторонними практическими умениями. Подземные воды на Чиланзаре до наших дней залегают так близко к поверхности, что это существенно затрудняет прокладку подземных коммуникаций. А роща могучих орешин просуществовала вокруг мазара Чупан-ата вплоть до 70-х годов XX века, когда после ташкентского землетрясения 1966 года район был застроен многоэтажными домами, устойчивыми к подземным толчкам.

Покровители пастухов

Среди архитектурных памятников Ташкента миниатюрный мавзолей Чупан-ата выделяется интересным декором кирпичной кладки. Археологи датируют постройку концом XVIII века, хотя, возможно, основана она была на более древнем фундаменте. Народные предания гласят, что первый мавзолей Чупан-ата был возведен здесь в XV веке по распоряжению правителя Самарканда Мухаммада Тарагая Мирзо Улугбека. Подлинный же мазар — место захоронения святого Чупан-ата — находится на вершине одного из холмов, окружающих Самарканд, который, по легенде, был спасен этим святым от вражеского нашествия. Согласно преданию, Чупан-ата услышал мольбы мусульман, осажденных войсками язычников, мгновенно прилетел вместе с целой горой из Сирии и опустил эту гору прямо на вражескую орду, там самым прекратив нашествие. Спустя столетия после это удивительного события просвещенный правитель Улугбек услышал о другом чуде, совершенным святым Чупан-ата под Ташкентом. Услышанное произвело на властелина такое впечатление, что он приказал отправить караван верблюдов со строительными материалами для возведения памятного мавзолея кадам жой.

Сагона (надгробие) в мавзолее Чупан-ата. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Не исключено, что Мирзо Улугбек, трижды посещавший Ташкент — в 1416, 1419 и 1425 годах, — мог принять такое решение, подражая деяниям своего деда, великого завоевателя Тамерлана, который в свое время начал вблизи Ташкента строительство мавзолея святого Занги-ата. Исторические хроники свидетельствуют, что у молодого правителя Самарканда, как и у его знаменитого предка, были не очень хорошие отношения с ташкентской аристократией из дома ханов Моголистана. Так что Улугбек вполне мог приказать построить мавзолей Чупан-ата из политических соображений — чтобы привлечь симпатии простого народа и мусульманского духовенства. Фигуры Чупан-ата и Занги-ата сближает то, что оба святых считаются покровителями пастухов и жили приблизительно в одну эпоху. Хотя их культы, очевидно, вобрали в себя элементы народных мифов еще домусульманского периода.

Чупан-ата буквально переводится как Отец Пастух. Однако в легендах для обозначения этого святого используют и другое имя — Торгай (Жаворонок), возможно, указывающее на алтайские или джунгарские корни. Народное предание полагает, что Чупан-ата жил в 1185-1275 годах. В то время местность Чиланзар находилась далеко за стенами средневекового города. Это была болотистая низина, где пасли стада тюркские племена, ведшие кочевой или полуоседлый образ жизни.

Современная мечеть Чупан-ата в 13-ом квартале Чиланзара. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Местный ландшафт и уклад жизни мало изменились здесь и к концу XVIII века, которым историки датируют дошедшее до наших дней здание мавзолея. Таким образом, утверждать однозначно, что мавзолей хранит в себе останки мусульманского подвижника XIII века, современные ученые не берутся. Если предположить, что годы жизни указаны на мавзолее по мусульманскому летоисчислению, то памятник мог быть поставлен не мифологическому персонажу, а вполне реальному человеку, жившему значительно позже. В то время Чиланзар все еще не входил в черту города, но уже стал территорией активного сельскохозяйственного освоения. Выходцы из старинного городского района Беш-Агач размещали в здешних низинах свои мауза — загородные дачи и приусадебные участки, где выращивали овощи и бахчевые культуры и разбивали фруктовые сады. Тогда уже начали осушать болота и прокладывать оросительные каналы и арыки. Возможно, что мавзолей в то время стал родовой усыпальницей семьи местного бая — землевладельца и распорядителя ирригационных сооружений. Однако устное предание не сохранило его имени (Торгай?), и впоследствии народные легенды связали почитаемое место с популярным культом святого Чупан-ата. Внутри мавзолея находится традиционная сагана — мраморное надгробие, сверху накрытое плотным зеленым покрывалом. Обычай накрывать надгробия святых покровителей большими полотнами из дорогой ткани, пожертвованной святилищу состоятельными паломниками или местными властями, широко распространен в Узбекистане и в наши дни.

Неизвестный знаменосец

Многие почитаемые места в Ташкенте и окрестностях связаны с легендами, выявить точную историческую подоплеку которых сегодня крайне трудно, поскольку сведения о них были изначально почерпнуты не из письменных источников, а из устной традиции. Например, расположенный в километре к востоку от древней крепости Ак-Тепе мавзолей Ходжа Аламбардор на Камалонском кладбище посвящен святому, который, согласно преданию, умер в X веке. При жизни он был одним из сподвижников знаменитого мусульманского проповедника Абу Бакра Каффаля Шаши. Но прозвище Аламбардор — Знаменосец — тремя веками раньше носил и один из сподвижников самого пророка Мухаммада. Сегодня историки затрудняются утверждать, кто именно похоронен в этом мавзолее, который, как показали исследования, был построен на месте более древних захоронений сравнительно недавно — в начале XIX века.

Мавзолей Ходжа Аламбардор на Камлонском кладбище. Фото Андрея Кудряшова, "Фергана"

Легенды, связанные с почитаемыми местами в Центральной Азии, вообще представляют собой особенное культурологическое пространство, где взаимосвязи времен, имен и событий часто носят символический характер, не обязательно совпадающий с исторической хронологией и топографией. До наших дней в устных преданиях преобладает мифологическое сознание, отчего место, однажды по каким-то причинам выбранное для почитания, впоследствии уже не отодвигается на задворки народной памяти.

Само название современного жилого района Чиланзар некоторые краеведы считают произошедшим от недоразумения, возникшего при небрежном переписывании старинных рукописей. В этнографическом описании «Ташкентские махалля и мауза» известный русский географ Николай Маллицкий (1873-1947), в начале XX века бывший градоначальником Ташкента, высказал мнение, что из-за схожести арабского начертания слово чинорзор — роща чинар (платанов) было случайно изменено на чиланзар — роща растений джиды или карликовых фиников, повсеместно произрастающих в Центральной Азии на сырых или заболоченных почвах. Однако устная традиция связывает название местности с именем святого Чиланзар-ата, согласно преданию, жившего в этой местности в 1551-1648 годах. Из народных легенд о нем известно лишь то, что он был искусным целителем, лечившим множество болезней плодами джиды. Мавзолей этого святого, построенный лишь в начале XX века, был реконструирован и украшен в 1996 году на средства энтузиастов.

Надо заметить, что почитаемые места, возникшие в окрестностях Ташкента в XVIII-XIX веках, а после землетрясения 1966 года оказавшиеся в окружении типовых городских застроек, давно уже не являются объектами массового паломничества. В наши дни у них несколько иная сакральная функция — укреплять духовный авторитет существующих рядом с ними действующих мечетей. При этом большинство прихожан могут быть крайне мало осведомлены о том, какие именно легенды связаны с ближайшим захоронением. Тем не менее для них важно знать, что само место расположения мечети освящено мусульманской традицией и почитается «с давних времен», то есть не одним поколением предков.

Фотографии Андрея Кудряшова/"Фергана"

Читайте также