Минэнерго Узбекистана объяснило раздел прибыли с ЛУКОЙЛом

Фото с сайта lukoil-international.uz

Министерство энергетики Узбекистана прокомментировало появившуюся в социальных сетях информацию о том, что российская компания ЛУКОЙЛ якобы забирает 90% доходов от своей деятельности на территории республики. Об этом сообщает Kun.uz.

Повышенное внимание к ЛУКОЙЛу в Узбекистане было привлечено в прошлом году, после того как распространилась информация о многомиллионных долгах перед компанией за поставки газа. Слухи о разделе прибыли, как следует из публикации Kun.uz, были основаны на данных о проекте по разработке Кандымской группы газовых месторождений, в котором участвуют ЛУКОЙЛ и «Узбекнефтегаз» (доля первого в консорциуме, как указано, составляет 90%, доля второго – 10%).

«В соответствии с двусторонним соглашением о разделе продукции (СРП) между консорциумом инвесторов («Лукойл» и «Узбекнефтегаз») и Республикой Узбекистан распределение прибыли осуществляется поровну, то есть 50/50, – пояснила глава пресс-службы Министерства энергетики Эльмира Бекмуродова. – Но этот контракт также предусматривает прогрессивную шкалу, и по доходам проекта доля Республики Узбекистан может достигать и 80 процентов».

Она отметила, что Узбекистану, помимо общей доли (50 процентов полезного продукта), поступают налоги – на прибыль, обязательные платежи, налоги за природопользование (в размере 30 процентов от общей суммы выручки).

ЛУКОЙЛ действует в Узбекистане на основании соглашений о разделе продукции (СРП) по проектам «Кандым-Хаузак-Шады» и «Юго-Западный Гиссар». Оператором проектов выступает «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компани» с головным офисом в Ташкенте, партнером – «Узбекнефтегаз». Совокупный объем инвестиций ЛУКОЙЛа в Узбекистане, по данным на 2019 год, оценивался в $8 млрд, в компании заявляли о намерении довести его до $10 млрд.

В начале прошлого года агентство Reuters, ссылаясь на вице-президента компании Азата Шамсуарова, сообщило, что Узбекистан в предыдущем году задолжал за поставки газа около $600 млн. По его словам, «задолженность образовалась из-за того, что Узбекистан забирал часть газа на внутренний рынок, хотя условия СРП предусматривает экспорт всего объема добываемого газа» (компания производит в Узбекистане 14,5 млрд кубометров газа в год, большая часть из которых идет на экспорт, в основном в Китай). По данным «Узтрансгаза», долг образовался за счет разницы между покупной ценой и той, по которой газ продавали населению. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, выступая в сенате в середине 2019 года, признал наличие долга, в то же время он задался вопросом о том, «почему при составлении соглашения о разделе продукции не были учтены национальные интересы».

Читайте также