Опубликованы документы с планами по преследованию уйгуров в КНР

Транспортировка заключенных в Синьцзяне. Кадр из видео с канала War on Fear

В прессу попали сотни страниц документов для внутреннего использования, касающихся преследования уйгуров в Китае. Их опубликовала New York Times.

Документы расходятся с официальной версией властей, пытающихся представить события в Синьцзян-Уйгурском автономном районе как умеренные и гуманные меры по борьбе с экстремизмом. Внутренняя переписка требует от чиновников жестких действий (одна из инструкций, например, призывает «разобраться» с подозреваемыми в радикализме, хотя рекомендует говорить их родственникам, что их близкие задержаны якобы для оказания «помощи»), создает условия для преследования людей по религиозному признаку, а также призывает игнорировать критику из-за рубежа.

В список попали 24 документа общим объемом более 400 страниц. Это выступления лидера КНР Си Цзиньпина и других чиновников на закрытых мероприятиях, директивы и отчеты, касающиеся ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а также материалы расследований, касающиеся некоторых чиновников. Журналистам их предоставил некий представитель политических кругов Китая, пожелавший сохранить анонимность.

Официальная реакция Китая на эту утечку пока неизвестна.

Как отмечают журналисты, в прошлом власти КНР также прибегали к жестким мерам в ответ на волнения в Синьцян-Уйгурском автономном районе (регионе на северо-западе Китая, где уйгуры являются одной из самых многочисленных этнических групп) – в частности, после массовых беспорядков и волны насилия в 2009 году, когда были убиты и ранены сотни людей. При этом руководство страны руководствовалось и тем, что улучшить ситуацию в регионе могут не только силовые действия, но и экономическое развитие. Однако в последние годы, при правлении Си Цзиньпина, акцент был сделан именно на карательные меры.

При этом если прежде партийные чиновники, реагируя на проявления насилия в регионе, расценивали их как выступления отдельных преступников и радикалов, то теперь – после серии терактов, произошедших в 2014 году, – стали исходить из того, что радикализм якобы широко распространился среди уйгурского населения (Си Цзиньпин в своих выступлениях сравнивает его с вирусом или наркотиком). И эта установка стала основой для массовых репрессий.

Глава КНР, согласно документам, заявлял, что борьба с экстремизмом требует «болезненного лечения». «Нужно без колебаний применять средства демократической диктатуры», – отмечал он на совещании, посвященном политике по отношению к Синьцзяну. Заявив о необходимости «перевоспитания преступников», он обосновал создание сети лагерей в регионе. При этом призвал чиновников не реагировать на международную критику – «не бояться, если враждебные нам силы будут ныть по этому поводу или порочить облик Синьцзяна».

Линию Пекина активно поддержал и губернатор региона Чэнь Цюаньго, назначенный в 2016 году. Обращаясь к полицейским в 2017 году, он призвал их готовиться к «ожесточенному наступлению» на предполагаемых радикалов. Силовикам было приказано «арестовывать всех, кого следует». При этом критерии оказались условными – по сути, к экстремизму отнесли и обычные проявления религиозности (включая отказ от алкоголя и складывание на груди рук при молитве).

Документы, правда, указывают на то, что среди чиновников на местах кампания не вызвала однозначной поддержки. Руководитель одного из округов Ван Юнчжи поддержал создание лагерей для уйгуров, но, согласно переписке, опасался, что преследование уйгуров заходит слишком далеко. В итоге он распорядился освободить несколько тысяч задержанных, после чего был уволен и обвинен в должностных преступлениях. «Он должен был без колебаний служить партии, – отмечал отчет для внутреннего использования. – Однако вместо проигнорировал партийные указания по поводу политики в Синьцзяне и даже открыто саботировал их».

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе в последние несколько лет усилились преследования людей по религиозному (приверженность исламу) и этническому признаку. Они коснулись уйгуров, а также этнических казахов и киргизов. Многие были задержаны по надуманным обвинениям и отправлены в так называемые «лагеря перевоспитания» (по данным, которые поддержали представители ООН, число задержанных превысило миллион человек, количество лагерей, по примерным оценкам, исчисляется сотнями). На проявления религиозности со стороны мусульман были наложены запреты, фактически, как отмечали правозащитники, это было приравнено к экстремизму.

Официально это объясняется борьбой с терроризмом. При этом власти КНР заявляют, что намерены продолжать проводимую в Синьцзяне политику.

Происходящее в регионе стало поводом для санкций со стороны США, которые были наложены на ряд китайских компаний и государственных организаций.

Читайте также
  • КНР опередила США по количеству богачей. Сможет ли китайская любовь к роскоши одолеть страх наказания

  • Из-за агрессии мужчин в Китае миллионами распадаются семьи. На беду женщин власти пытаются с этим бороться

  • Этнические казахи из КНР рассказали о пытках в «лагерях перевоспитания» и своих странствиях по степи

  • История Китайской Народной Республики — в десяти политических плакатах