Обитатели душанбинской колонии сообщили об издевательствах надзирателей

Тюрьма в Душанбе. Фото с сайта News.tj

Заключенные колонии №4, расположенной в столице Таджикистана, пожаловались на издевательства и пытки со стороны руководства и сотрудников этого исправительного учреждения. Звуковое обращение к начальнику Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Министерства юстиции Таджикистана Мансурджону Умарову отбывающие наказание в этой колонии передали сайту «Ислох». Перевод этого обращения опубликовал на своей странице в Facebook оппозиционный журналист Темур Варки.

«Мы просим вас избавить нас от беззакония со стороны главы учреждения Джамолиддина Хушвактзода, его заместителя Каромата Мирзоназарова, начальника режима Рустама Нуруллоева и оперативных сотрудников Бободжона Шарипова, старшего лейтенанта Абубакра, капитана Бехруза, капитана Мехроба. Названные сотрудники ежедневно по поводу и без издеваются над заключенными, унижают и избивают, отправляют в ШИЗО [штрафной изолятор] и карцер. За то, что ты идешь в библиотеку, чтобы что-нибудь записать или чему-то научиться, тебя отправляют в карцер. Например, в ноябре прошлого года за это отправили в ШИЗО Абубакра Мирова. А Акмала Шукурова посадили в карцер на 15 суток, придравшись без всяких оснований к «несоблюдению санитарных норм», – указывают в своем обращении заключенные.

Они также сообщают о вымогательствах со стороны сотрудников колонии. «Есть еще одна пытка, — заключенных укладывают на бетон и вымогают за прекращение пытки холодом 1500-2000 сомони ($159-212). Тех, у кого нет денег, оставляют спать на голом бетоне. За одно длительное свидание с семьей за одни сутки охрана требует 100 сомони ($10,6). По закону свидания должны предоставлять каждые три месяца свободно, без всякого вымогательства. Но, если мы заплатим недостаточно, нам могут разрешить двое суток свидания, ссылаясь на то, что заключенных много, а мест для свиданий нет, потому что вместо 700-800 человек здесь содержат 2500. [...] С нас взимают по 300-350 сомони каждый месяц за свет, за подогрев пищи. Нам позволяют 5 минут в месяц разговора по телефону с родными. Для этого с воли за каждого заключенного на телефон надзирателей или на кредитную карту их жен надо перевести 150-200 сомони. За каждый присест, за каждый шаг им надо платить. Это при том, что заключенным запрещено иметь деньги при себе. И если найдут деньги, тащат в ШИЗО, деньги отнимают и опять требуют денег за освобождение [из ШИЗО]», – отмечают заключенные.

Кроме того, они поясняют, что унижениям подвергаются в первую очередь отбывающие наказание сторонники запрещенной в 2015 году Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). «Заключенных в колонии [надзиратели] поделили на две части — на «партийных» и «светских». «Партийные» – это сочувствующие исламской партии. Тюремщики говорят «светским»: можете обращаться с «партийными» как захотите. «Партийных» тут 800 человек. Мы не можем позволить, чтобы группа пьющих, наркоманов, людей, для которых нет ничего святого, взяла верх над нами. Это еще одна серьезная опасность. Не исключен серьезный конфликт между этими двумя группами», – говорится в обращении.

Осужденные отмечают случаи гибели от жестоких избиений со стороны работников колонии. «Если кто-то из-за этого начинает роптать, выводят всю камеру и избивают. И требуют, чтобы мы сами надавили на несогласного, чтобы не создавал проблем для остальных и нашел требуемую [надзирателями] сумму [денег]. В противном случае будут избивать всех. Избивают беспощадно. До тех пор, пока не согласишься с их требованием, пытки не прекращают. Особенно отличаются заместитель начальника колонии Каромат Мирзоназаров и старший лейтенант Абубакр. Во временном изоляторе №1 они вместе с Бахриддином Авазовым выбивали с каждой камеры по 20-30 сомони ($2,12-3,18). Если денег нет, выводят всю камеру, зверски избивают, измываются, унижают, калечат. Нескольких человек так там покалечили. В прошлом году так одного человека забили до смерти. Его они сами вывезли и закопали в закрытом гробу», – рассказывают заключенные.

Они опасаются, что издевательства руководства и сотрудников колонии могут спровоцировать такой же бунт, который произошел в ноябре прошлого года в колонии строгого режима в Худжанде. Осужденные просят главу ГУИУН принять незамедлительные меры по наведению порядка в исправительном учреждении.

«Уважаемый генерал Мансурджон Умаров! Мы просим вас приехать и один раз увидеть условия, в которых мы находимся, своими глазами. Проведите проверку. Мы, большинство заключенных, невиновны, оклеветаны, оболганы и страдаем за не совершенное нами [преступления]», – говорится в конце обращения.

Бунт в колонии №3/3 в Худжанде, где отбывают наказание в том числе осужденные за терроризм и экстремизм, произошел в ночь на 8 ноября минувшего года и был подавлен в течение нескольких часов. В ходе бунта погибли, по разным данным, от 23 до 50 человек, в том числе двое надзирателей исправительного учреждения. Через некоторое время после произошедшего были арестованы несколько сотрудников колонии, включая ее начальника Файзуллоджона Сафарова. Против них возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 322 («Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия») Уголовного кодекса Таджикистана, предусматривающей наказание от штрафа до лишения свободы на срок до пяти лет. Это произошло после того, как таджикские активисты потребовали независимого расследования «массовой казни», а правозащитная организация Human Rights Watch призвала Таджикистан привлечь к расследованию международных экспертов. Затем с поста начальника ГУИУН был снят Иззатулло Шарифзода (Шарипов) и уволены семь прокуроров по надзору Согдийской областной прокуратуры. На его место 23 ноября был назначен Мансурджон Умаров.

Читайте также