Генпрокуратура Узбекистана усомнилась в жалобах адвокатов на унижения и угрозы

Палата адвокатов Узбекистана. Фото с сайта Minjust.uz

Генпрокуратура Узбекистана усомнилась в результатах опубликованного Палатой адвокатов республики анонимного опроса, из которого следует, что сотни защитников сталкивались с препятствиями в осуществлении профессиональной деятельности, в том числе с оскорблениями и угрозами в свой адрес от следователей.

Опрос был опубликован на официальном сайте Палаты адвокатов 28 января. В нем приняли участие 3553 адвоката, то есть 91% всех адвокатов страны. Согласно данным опроса, число случаев препятствования свиданиям с подзащитными на стадии дознания составляет 461, а на следствии — 328.

В ходе опроса насчиталось 209 случаев оскорбительного или иным образом унижающего достоинство адвоката обращения со стороны сотрудников следственных органов и 208 случаев угрозы физической расправой. 597 адвокатов указали на отсутствие отдельных комнат для свиданий адвокатов с их подзащитными.

Генпрокуратура опубликовала на своем сайте специальное заявление, где опровергла жалобы адвокатов на нарушения прав органами дознания, следствия и судами. «В процессе проводимых в стране реформ в сфере укрепления статуса и процессуальных полномочий адвокатов и надежного обеспечения их неприкосновенности опубликованные данные и цифры анонимного опроса вызывают серьезные сомнения», — заявили в Генпрокуратуре.

В надзорном ведомстве подчеркнули, что адвокат имеет право встречаться с подзащитным в ходе дознания и предварительного следствия «без ограничения числа и продолжительности свиданий без разрешения государственных органов и должностных лиц, ответственных за производство по уголовному делу». По данным ГУИН МВД Узбекистана, в 2018 году таких свиданий было 29 766.

В каждом СИЗО и учреждении исполнения наказаний закрытого типа выделены специальные комнаты для адвокатов, настаивают в Генпрокуратуре. Всего по стране есть 32 учреждения, в которых имеются 69 специальных комнат.

В надзорном ведомстве добавили, что в стране созданы все необходимые условия для обращения адвокатов с жалобами в случае нарушения их прав. Насчет оскорблений и унижений в Генпрокуратуре заметили, что по всей республике в прокуратуру поступило лишь два таких обращения, которые рассмотрены в установленном порядке, а случаев жалоб на угрозы расправой в течение 2018 года не зафиксировано ни одного.

В Генпрокуратуре добавили, что анонимность обнародованных обвинений неприемлема с профессиональной и этической точки зрения. В то же время там признали, что опрос может стать сигналом для критического анализа состояния правоприменительной практики, попросили адвокатов, считающих, что им препятствуют в осуществлении профессиональной деятельности, обращаться ведомство и пообещали, что их обращения будут рассмотрены «в индивидуальном и прозрачном порядке».

Между тем факт, что органы дознания и предварительного следствия препятствуют доступу адвоката к своим доверителям, а запросы защитников во многих случаях игнорируются, официально признавался президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, по крайней мере, об этом упоминалось в критической части его постановлений, регулирующих реформу судебно-правовой системы.

Среди подписанных президентом документов есть указ, направленный на повышение эффективности института адвокатуры и расширение независимости адвокатов, который более жестко регламентирует ответственность должностных лиц, препятствующих деятельности адвоката, и дозволяет адвокату обращаться в административный суд для привлечения к ответственности лица, препятствующего его деятельности.

  • Выходит пятый номер газеты для мигрантов «Насреддин в России»

  • Как устроено электронное правительство в Узбекистане

  • Почему душанбинские дороги так и не стали безопасными

  • Из какого черного списка Министерства труда США был исключен узбекский хлопок. А из какого — нет