«Те, по чьей злой воле я оказался здесь, тешили себя надеждой, что здесь я и умру»

Отбывающий срок за «госизмену» синолог Сыроежкин просит помилования у президента Казахстана
Константин Сыроежкин. Фото с сайта 365info.kz

Казахстанский синолог Константин Сыроежкин, отбывающий срок по делу о государственной измене, прервал многомесячное молчание. В интернет-газете Zona.kz, связывающей ученого с внешним миром, появились его новые, одиннадцатые по счету, «Записки неравнодушного». В своей статье Сыроежкин констатирует, что исчерпал все возможности поиска правосудия в Казахстане и публично просит помилования у Касым-Жомарта Токаева. Подробнеев материале «Ферганы».

Дело Сыроежкина

«Константин Львович Сыроежкин — выдающийся по мировым меркам профессионал, талантливый ученый, внесший весомый научный вклад в развитие Казахстана, Центральной Азии и России, их отношений с Китаем и многими другими странами». Это выдержка из обращения президенту Казахстана, которое в 2019 году подписали две сотни ученых, журналистов и правозащитников со всего мира. Оно было опубликовано спустя несколько месяцев после ареста Сыроежкина.

О самом аресте общественность узнала не сразу — синолога хватились, когда тот не появился на профильной конференции, и лишь спустя несколько месяцев в КНБ Казахстана подтвердили, что он находится под стражей по делу о государственной измене. Дело Сыроежкина было засекречено, и суд проходил в закрытом режиме. Итогом разбирательств стал десятилетний срок в исправительном учреждении максимальной безопасности.

С начала тюремного срока ученый опубликовал несколько статей в интернет-издании Zona.kz. В них Сыроежкин рассказывал, что доказательством его «преступной деятельности» следователи сочли материалы, подготовленные по просьбам китайских коллег на основе открытых источников. Они не содержали никакой инсайдерской информации и не могли нанести ущерба национальным интересам Казахстана.

За пять лет, проведенных в тюрьме, Сыроежкин написал десятки жалоб на судей и прокуроров, участвовавших в его деле, обращался в Мажилис (нижнюю палату парламента), Сенат, администрацию президента, к уполномоченному по правам человека и в Конституционный суд, возрожденный в стране 1 января 2023 года. Результатов эта деятельность не принесла — он либо получал отписки, либо его запросы игнорировали.

«Я исчерпал все возможности поиска правды, справедливости, решения вопроса по закону и совести в национальных структурах судебно-правовой системы и в структурах законодательной и исполнительной власти Казахстана», — констатировал синолог.

Финальным аккордом стало ходатайство о помиловании на имя президента, которое, впрочем, пока не было отправлено адресату.

Сыроежкин признался, что с момента своего ареста в 2019 году он не раз пытался «достучаться» до Касым-Жомарта Токаева, но так и не смог этого сделать.

«Я отдаю себе отчет в том, что его (ходатайство о помиловании. — Прим. «Ферганы») может ждать (...) формальная отписка, либо отказ в рассмотрении, подписанный не президентом», — написал ученый.

В связи с этим он решил просить о помиловании публично.

Заинтересованные лица

В своем ходатайстве Сыроежкин в очередной раз отвергает вменяемое ему преступление и, среди прочего, перечисляет, кому могла быть выгодна его изоляция от общества. По его мнению, это мог быть кто-то из высокопоставленных чиновников или их родственников, кому он помешал, либо о ком «откровенно высказался». Однако, рассуждает ученый, немногие могли использовать для достижения своей цели потенциал КНБ.

Возможно, все было проще, и чекистам нужен был очередной «дежурный шпион/изменник» из среды ученых для острастки научного сообщества Казахстана, пишет Сыроежкин. Если это так, то своей цели сотрудники комитета достигли.

Еще одна версия заключается в том, что кому-то «не очень нравится» сегодняшний характер казахстанско-китайских отношений и растущее присутствие Китая в Центральной Азии.

«Не исключено, что кому-то не понравились мои оценки политики КПК в Синьцзяне, в том числе по созданию ''центров профессиональной переподготовки'' национальных меньшинств, а также перспективах ''этнического сепаратизма'' в СУАР КНР, — пишет Сыроежкин. — Возможно, кто-то выполнил заказ конкурентов Китая в регионе».

Впрочем, главной целью тех, кто лишил его свободы, по мнению ученого, был не он сам, а Касым-Жомарт Токаев. Оппоненты президента таким образом пытались использовать миф о наличии в руководстве Казахстана прокитайского лобби, называя Сыроежкина «советником» и «научным консультантом» президента, что сам ученый назвал ложью и «черным пиаром».

«На эту мысль наводит как факт моего ареста за месяц до решения Н.А.Назарбаева об уходе с поста президента и передачи Вам властных полномочий, так и тематика ''душевных бесед'', которые вели со мной сотрудники КНБ, прибывшие из Астаны по поручению К.К.Масимова», — обращается синолог к Токаеву.

Слухи о роли бывшего главы Комитета нацбезопасности Казахстана в преследовании Сыроежкина ходили с момента ареста ученого. После январских событий 2022 года и суда над Каримом Масимовым все по той же статье о государственной измене было бы логично пересмотреть дело Сыроежкина, но этого до сих пор не произошло.

И даже если президент теперь «услышит» ученого, не совсем ясно, как ему быть, ведь помилование подразумевает признание вины, а проситель, по его собственным словам, «не может признаться в преступлении, которого не совершал».

«Если научный обмен с зарубежными коллегами не содержащей государственных секретов и не способной нанести ущерб национальным интересам информацией или подготовка на тех же условиях по их заказам научных статей, лекций и информационных материалов судебно-правовой системой могли квалифицироваться как государственная измена и шпионаж, то демократический Казахстан точно вернулся в позапрошлый век, где логика ''охранителей'' была простой — ''Уж коли зло пресечь — собрать все книги бы да сжечь''. Во всяком случае, честно и без всяких демократических иллюзий», — констатирует Сыроежкин.

В заключение 67-летний ученый просит Токаева обратить внимание на то, что его пребывание в местах лишения свободы «противоречит целям и задачам» уголовно-исправительной системы, не способствует ни профессиональному росту, ни улучшению его состояния здоровья.

«Конечно, те, по чьей злой воле я оказался здесь, тешили себя надеждой, что здесь я и умру. Не хотелось бы удовлетворять их ''хотелки'', хотя пять лет моей жизни они у меня уже забрали», — отмечает Константин Сыроежкин, добавляя, что еще может быть полезен государству.

  • В Ташкенте провели фестиваль в честь пятилетия крупнейшего в Центральной Азии ледового дворца

  • Почему пожилые люди, переехавшие в Россию из Узбекистана, лишились социальных выплат

  • В Ташкенте открылась выставка Рустама Базарова

  • После атаки на «Крокус Сити Холл» в России прокатилась волна давления на мигрантов из Центральной Азии