Взрывающие «Талибан»

Что нужно знать о террористической группировке ИГИЛ-Хорасан
Последствия атаки ИГИЛ на шиитскую мечеть Кандагара 15 октября 2021 года. Фото с сайта Ariana News

США обозначили ключевых деятелей афганского филиала ИГИЛ* — ИГИЛ-Хорасан*. Против них 22 ноября американские власти ввели санкции. Это — четыре афганца. По данным спецслужб, руководит афганским филиалом ИГИЛ Санаулла Гафари, также известный по прозвищу Шахаб аль-Мухаджир. Два других важных командира в группировке — мулла Раджаб Салахудин и Султан-Азиз Азам. Основным организатором финансирования ИГИЛ-Хорасан является Исматулла Халозай.

До захвата власти в Кабуле радикальным движением «Талибан»* имена этих деятелей, пожалуй, были известны только спецслужбам. Сама группировка ИГИЛ-Хорасан была довольно маргинальной и сильно на ситуацию в Афганистане не влияла. Да, проводила теракты, но они были довольно редкими, по сравнению с активностью тех же талибов. После того, как в середине августа «Талибан» взял власть в свои руки, система безопасности в Афганистане, выстроенная за двадцать лет местными спецслужбами при помощи иностранных советников, рухнула. И тут-то начался неожиданный рост ИГИЛ-Хорасан. По данным ООН, теперь группировка представлена почти во всех 34 афганских провинциях.

История ИГИЛ-Хорасан

По данным издания The New York Times, афганский филиал ИГИЛ появился в январе 2015-го года. В это время основная террористическая группировка контролировала огромные территории в Ираке и Сирии — в частности, под ее контролем находилась почти треть иракских областей. Террористы весьма обогатились, разграбив исторические памятники и продавая артефакты на черном рынке, а также продавая нефть с сирийских и иракских месторождений в Турцию.

Таким образом, ИГИЛ могла финансировать появление своих филиалов в разных мусульманских странах, да и не только. В октябре 2014-го года в Ираке с представителями группировки встретился один из командиров радикального движения «Талибан»* мулла Абдул-Рауф Ализа. Параллельно ИГИЛ наладило контакты с пакистанской террористической организацией «Техрик-и-Талибан»*. В итоге в начале 2015-го года появилось видео, на котором пакистанские и афганские боевики во главе с Ализой заявляют, что присягают на верность вождю иракско-сирийского ИГИЛ Абу Бакру аль-Багдади. Группировка провозгласила себя «Вилаятом Хорасан». Вилаятом называются административно-территориальные единицы (области) в ряде арабских стран. Хорасан — историческое название региона, который занимает частично территории современных Ирана, Афганистана, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана.

Мулла Абдул-Рауф Ализа и подчиненные ему боевики присягают на верность Абу Бакру аль-Багдади, январь 2015. Кадр из видео

Правда, руководил Ализа движением ИГИЛ-Хорасан совсем недолго. В начале февраля 2015 года он был ликвидирован в южной афганской провинции Гильменд ударом с беспилотника. До июня следующего года группировкой управлял Хафиз Саид Хан.

Саид Хан, в отличие от почившего Ализая, уроженец Пакистана — из племени оракзай, которое проживает вблизи границы с Афганистаном. Это, пожалуй, и неудивительно, так как, по данным исследования «Аналитической сети по Афганистану», основу ИГИЛ-Хорасан изначально составили члены пакистанских исламистских организаций, бежавшие в 2010–2011 годах в восточные афганские провинции от операции армии Пакистана в северных регионах страны. Оплотами подчинявшихся Саид Хану боевиков стала провинция Нангархар.

Примечательно, что талибы не пошли на союз с ИГИЛ-Хорасан. Как написал в своей статье еще в начале 2015-го года исследователь Флоранс Ибрагим, между двумя группами есть идеологические совпадения, но есть и довольно много факторов, которые сдерживают возможность партнерства и, тем более, тесного альянса.

«Во-первых, афганский ''Талибан'', прежде всего, нацелен на свержение афганского правительства. Да, это жестокая экстремистская организация, но она демонстрирует заинтересованность в работе в рамках существующей политической системы: это было ясно из высказываний лидеров талибов на переговорах об окончании войны. ИГИЛ нацелено на создание [всемирного] исламского халифата, и их цель совершенно отличается от той, что ставят перед собой талибы, она гораздо амбициозней и радикальней. Во-вторых, важно понимать, что афганский «Талибан» очень близок с «Аль-Каидой», которая как раз откололась от ИГИЛ, и маловероятно, что талибы захотят объединяться с ИГИЛ», — написал Ибрагим.

Интенсивные боевые действия двух запрещенных во многих странах организаций между собой начались в 2018 году. К тому времени ИГИЛ смогла создать еще один свой очаг в Афганистане — на севере страны в провинции Джаузджан, где живут преимущественно узбеки и туркмены. Это произошло после того, как местный командир талибов Кари Хикмат решил вместо радикального движения сотрудничать с более радикальной ИГИЛ-Хорасан. Боевики Хикмата захватили два уезда — Дарзаб и Куш-Тепа. Правительственные силы по непонятным причинам не могли разгромить этот анклав террористов, несмотря на то, что он, судя по всему, не имел большой поддержки среди местного населения, так как среди боевиков было много иностранцев. К слову сказать, провинция Джаузджан считалась зоной ответственности лидера афганских узбеков, на тот момент вице-президента, Абдул-Рашида Дустума, он родился недалеко от административного центра провинции города Шиберган.

В начале августа талибы распространили заявление о том, что «смута ИГИЛ в провинции Джаузджан искоренена, и народ теперь в безопасности от их зла». Радикальное движение утверждало, что операция «по искоренению смуты» длилась 24 дня, были убиты 153 боевика враждебной террористической организации, более 100 ранены и 134 взяты в плен. При этом талибы обвинили американских военных, находившихся тогда в Афганистане, и афганские спецслужбы в сотрудничестве с ИГИЛ и заявили, что военные США на вертолетах спасали лидеров разгромленного анклава. «Главарь [местных отрядов] ИГИЛ Хабиб ур-Рахман [...] и 152 других преступника были эвакуированы американскими вертолетами в Кабул незадолго до взятия уезда [Дарзаб] муджахидами (так «Талибан» именует своих боевиков — Прим. «Ферганы»). Тем самым преступники спаслись от последнего удара муджахидов», — говорилось в заявлении «Талибана».

По данным The New York Times, боевиков ИГИЛ-Хорасан, окруженных талибами, действительно забрали вертолеты правительственных сил. Только доставили их не в Кабула, а в Шиберган. Там к ним отнеслись «больше, как к гостям, чем как к пленным». Это вызвало негодование как среди гражданских лиц, так и среди солдат, поскольку боевики продолжали называть своих охранников, чиновников и журналистов «неверными» и открыто «хвастались участием в актах крайнего варварства [...], таких как обезглавливание и использование детей-солдат». Один из командиров сдавшихся террористов мулла Нимтулла заявил, что он рассматривает возможность присоединиться к проправительственным силам вместе со своими последователями; в прошлом, по его словам, он уже однажды сражался за правительство.

Как бы там ни было больше об активности ИГИЛ-Хорасан на севере Афганистана сообщений не появлялось вплоть до падения афганского проамериканского правительства в августе этого года.

Кроме того, летом 2018 года талибы разгромили анклав ИГИЛ-Хорасан в провинции Нангархар. Группировка не была полностью искоренена, но в масштабных боевых действиях больше участия не принимала. Оставшиеся террористы скрывались в труднодоступных районах в провинциях Нангархар, Кунар и Хост.

Террористы перешли к другой тактике: теперь изредка и точечно они проводили атаки против гражданского населения и представителей действующего правительства — особенно от них страдали хазарейцы, исповедующие шиизм, за что террористы объявили их «еретиками».

После захвата власти талибами

Деятельность ИГИЛ-Хорасан резко набрала масштабы и активность после захвата власти в Кабуле «Талибаном». Главной причиной тому — талибы не смогли быстро и качественно компенсировать ту систему безопасности, которую создавало свергнутое афганское правительство совместно с иностранными военными в течение 20 лет. Система безопасности рухнула в один момент, но заменить ее оказалось нечем — талибы, как показало время, могут быть хорошими партизанами, но что делать, будучи властью в государстве, они не очень понимают.

Первую атаку террористы ИГИЛ-Хорасан успели провести еще до полной эвакуации иностранных войск из Кабула. Хотя афганскую столицу уже заняли талибы, аэропорт всю вторую половину августу контролировали многотысячные контингенты иностранных солдат, занимавшиеся организацией вывоза иностранных граждан и афганцев, сотрудничавших в последние 20 лет с войсками США и их союзников.

26 августа смертник группировки взорвался среди американских солдат и ожидавших эвакуации афганцев. В результате более 200 человек погибли — в основном это гражданские афганцы, а также 13 военнослужащих США. Американские ВВС оперативно нанесли удар в провинции Нангархар и отчитались об уничтожении «посредника и планировщика» террористической атаки на кабульский аэропорт. Правда, насколько это соответствует действительности — большой вопрос. Дело в том, что 29 августа беспилотник ВВС США разбомбил один из домов вблизи кабульского аэропорта. Американские военные поспешили объявить, что были ликвидированы готовившие новую террористическую атаку против иностранцев и эвакуирующихся афганцев боевики. Однако журналисты выяснили, что погибла афганская семья, не имевшая никакого отношения к ИГИЛ-Хорасан. Более того, среди 10 погибших оказалось семеро детей. В сентября американские военные вынуждены были признать свою ошибку.

Когда иностранных военных в Афганистане не осталось, ИГИЛ-Хорасан стало проводить атаки против талибов и на религиозные учреждения — как шиитские, так и суннитские.

3 октября возле одной из крупнейших суннитских мечетей Кабула Ид-Гах произошел взрыв во время проведения панихиды по матери одного из представителей «Талибана». В церемонии участвовало большое количество членов радикального движения. В результате взрыва погибли около 10 человек.

6 октября в результате взрыва в медресе в восточной афганской провинции Хост во время собрания студентов погибли семь и получили ранения 15 человек.

8 октября смертник взорвал себя в шиитской мечети на севере страны — в городе Кундузе. Погибли и получили ранения около 300 человек, в том числе дети. Впервые ИГИЛ-Хорасан устроило теракт на севере страны с тех пор, как талибы разгромили анклав группировки в Джаузджане летом 2018 года.

Последствия взрыва в мечети Кундуза 8 октября. Фото с сайта TOLOnews

15 октября смертники ИГИЛ атаковали шиитскую мечеть в Кандагаре. В результате 63 человека погибли и 83 получили ранения.

12 ноября во время пятничной молитвы в суннитской мечети в провинции Нангархар произошел взрыв. Погибли два человека, еще 15 получили ранения.

Параллельно с этим боевики ИГИЛ-Хорасан устраивают нападения на патрули и места дислокации отрядов «Талибана». В середине ноября спецпосланник ООН в Афганистане Дебора Лайонс заявила, что группировка присутствует уже почти во всех 34 провинциях страны. Тем самым подорвана надежда многих афганцев на то, что с приходом талибов к власти в Афганистане насилие прекратится. Даже сотрудничавшие с предыдущим правительством граждане надеялись на это, так как основным источником насилия в стране до августа нынешнего года являлись как раз боевики радикального движения.

Что касается ИГИЛ-Хорасан, то в социальных сетях сторонники террористов, видя их успехи, рассуждают, что основной фронт борьбы за «Исламский халифат» теперь сместился из Ирака и Сирии в Афганистан. Группировка действительно очень быстро смогла набрать численный состав и распространить свое влияние в афганских регионах. Возможно, это произошло благодаря тому, что к группировке примыкают бывшие афганские силовики, охоту на которых устроили талибы.

Интересная история выяснилась с Шахабом аль-Мухаджиром. После того, как власти США объявили, что именно он является нынешним вождем ИГИЛ-Хорасан, в социальных сетях появилось фото его удостоверения — в этом удостоверении указано, что он входил в число телохранителей Дустума. Вы же помните, кому сдались террористы в 2018-м году? Помните, что Шиберган входил в зону ответственности формирований, подчинявшихся Дустуму?

На удостоверении стоит подпись генерала Абдул-Саттара Касеми, командовавшего подразделением личной охраны маршала Дустума. Как заявил Independent Persian сам Касеми, это удостоверение он не выдавал, в его подразделении бойцов с подобными ФИО никогда не числилось. Бывший начальник охраны Дустума утверждает, что это подделка, но выполненная весьма искусно.

Причастны ли люди из окружения Дустума к деятельности ИГИЛ-Хорасан или не причастны — сейчас это вопрос вторичный. Факт в том, что группировка при дальнейшей дестабилизации Афганистана может занять территории, как это уже смогло в свое время ИГИЛ в Ираке и Сирии, и установить там свою власть, сформировать свою государственность, для разгрома которой понадобится новое иностранное вмешательство.

*Организации, отмеченные звёздочкой, признаны террористическими и запрещены в РФ и многих других странах (указываем по требованию российского законодательства).

Читайте также