Новые китайские обвинения, кризис узбекской медицины и военные аналогии в Киргизии

Коронавирус в странах Центральной Азии. Главное за прошедшую неделю
Прием в дневном стационаре в Бишкеке. Фото с сайта Gov.kg

На прошедшей неделе разразился эпидемический скандал. Посольство Китая в Казахстане сообщило, что на территории этой центральноазиатской республики якобы распространяется новая, неизученная, но чрезвычайно опасная инфекция. По словам китайцев, она, во-первых, вызывает новый тип пневмонии, и, во-вторых, смертность от нее значительно выше, чем от коронавируса. Позже в Минздраве Казахстана опровергли эти обвинения. Можно предположить, что странное заявление китайского посольства было попыткой переложить вину с больной головы на здоровую. Как известно, КНР подверглась жесточайшей критике международного сообщества: Китай обвинили в том, что он не только стал источником пандемии, но и скрывал информацию по коронавирусу. В ответ китайцы выступили со встречными обвинениями в адрес США и европейских стран, в частности Норвегии и России. Видимо, теперь очередь дошла и до Казахстана.

Казахстан

Дезинфекция в метро Алма-Аты. Фото с сайта Kursiv.kz

Ухудшение эпидемической ситуации, помимо увеличения числа заболевших и погибших, влияет и на общее психологическое состояние общества. Неудивительно, что в таких обстоятельствах власти используют не только практические меры, но и делают некие символические шаги. По разряду практических действий проходит выделение на борьбу с коронавирусом дополнительно 150 млрд тенге (около $365 млн). Что же касается символических шагов, должных подчеркнуть единство нации, к ним можно отнести тот факт, что Касым-Жомарт Токаев объявил 13 июля днем траура по казахстанцам, умершим от коронавируса. Президент принес соболезнования родным и близким погибших и заявил, что это общая трагедия для всех.

Насколько серьезно относятся в республике к эпидемии, стало ясно после того, как президент пригрозил отправить правительство в отставку, если в ближайшие две недели ситуация не улучшится.

Кроме того, Токаев поручил уволить руководителей Фонда социального медицинского страхования (ФСМС) и «СК-Фармации» — единого дистрибьютора лекарств в республике. Президент заметил, что «желающих получить выгоду во время эпидемии нужно привлечь к строгой ответственности». Заявление это появилось не на ровном месте. Недавно жена главы ФСМС Айбатыра Жумагулова похвасталась в Instagram новым, двенадцатым по счету, автомобилем, который подарил ей муж. Есть претензии и к «СК-Фармации»: в июне из аптек исчезли препараты, которые чуть позже появились у перекупщиков, торгующих по завышенным ценам. Агентство по противодействию коррупции уже начало проверку единого дистрибьютора. Именно нехватка лекарств, в том числе и в стационарах, стала причиной появления в Казахстане группы народного контроля, которая будет посещать медицинские учреждения, знакомиться с ситуацией в них и на основе этого давать рекомендации Министерству здравоохранения.

Неожиданно выяснилось, что медики, работающие с бессимптомными больными COVID-19, остались без надбавок. Объяснили это тем, что, во-первых, пациенты у них якобы «не особо заразные», во-вторых, к ним не нужно ходить — достаточно консультировать по телефону. Эксперты заявили в ответ, что бессимптомные в смысле заразности не менее опасны, чем больные с симптомами, и что, раз деньги платят только за больных с симптомами, можно опасаться увеличения статистики именно по таким пациентам.

Все эти игры с надбавками выглядят дико, если учесть, что врачи и без того подвергаются давлению. Так, в Туркестанской области врача уволили после того, как он записал ролик о некачественных одноразовых перчатках; правда, чуть позже его вернули на работу и даже повысили в должности. Медики продолжают умирать от эпидемии — в том числе и высокопоставленные, как, например, случилось с главным санитарным врачом Алма-Атинской области Кайратом Баймухамбетовым.

Коронавирус настолько специфичен, что отдельные страны, очевидно, не могут с ним справляться в одиночку. Для оказания помощи своим казахстанским коллегам в Нур-Султан на прошлой неделе прилетела группа медиков из России. В ней 32 человека, среди них — эпидемиологи, вирусологи и врачи других профильных направлений.

Узбекистан

Узбекистанские медики. Фото пресс-службы Минздрава Узбекистана

Президент Мирзиёев заявил, что разделение территорий на зеленые, желтые и красные зоны оказалось неэффективным. Тем не менее де-факто весь Узбекистан уже оказался в красной зоне. Связано это с тем, что с 10 июля по 1 августа 2020 года серьезнейшим образом ужесточают карантинные меры — вплоть до запрета пожилым выходить из дома. С 13 июля в Узбекистане прекращается открывшееся было ранее авиа- и железнодорожное сообщение. Более того, сокращается даже количество вывозных рейсов, которыми возвращали на родину соотечественников. При этом сообщается, что с начала распространения коронавируса в Узбекистане в страну вернулись около 90 тысяч соотечественников.

Ужесточение карантина в Узбекистане объясняют ростом инфицированных и возможным кризисом системы здравоохранения. Подсчитано, что если в сутки здесь будут выявлять до тысячи инфицированных, то через десять дней здравоохранение республики ждет полный коллапс. Формально до этого еще далеко, однако на прошлой неделе были зафиксированы очередные рекорды по заражениям: количество новых заболевших в отдельные дни приближалось к пятистам.

Тем временем застрявшие в Узбекистане россияне пожаловались на отсутствие помощи от посольства РФ. Считается, что в республике находится около четырех тысяч российских граждан. Многие залезли в долги, не могут снимать жилье и нормально питаться. Билеты на чартерные рейсы стоят $350-380, на семью уже выходит приличная сумма, которая не всем по карману. При этом, как заявила одна из застрявших Татьяна Шишкина, желающим улететь нужно ловить самолеты, летящие именно в тот регион РФ, в котором прописан пассажир, — на другие его не пустят. Российские граждане сетуют, что власти страны их не поддерживают, и даже письма к президенту остались без ответа.

Кыргызстан

Прибывший в Киргизию гуманитарный груз из Узбекистана. Фото с сайта Gov.kg

В столице Кыргызстана на прошедшей неделе случилась новая вспышка COVID-19, больницы оказались переполнены. Многие, в том числе публичные люди, заявляют, что власти действуют недостаточно эффективно. На фоне происходящего президент Жээнбеков сравнил пандемию с Великой Отечественной войной. Это сравнение может показаться не совсем корректным, однако стоит помнить, что речь идет о борьбе за жизнь и здоровье граждан, — при этом конца и краю этой борьбе пока не видно. Тем не менее, заявил президент, вопрос введения режима ЧП по всей стране пока не рассматривается.

Тем временем стало известно, что заболел пневмонией министр здравоохранения Кыргызстана Сабиржан Абдикаримов. Подозрительные симптомы обнаружились и у его заместителя Нурболота Усенбаева. Оба чиновника сейчас не выходят на работу.

Министерство здравоохранения Кыргызстана решило включать больных пневмонией в статистику случаев заражения коронавирусом. Для этого есть целый ряд причин. В частности, из-за того, что умерших от пневмонии не включают в статистику по COVID-19, их родственники устраивают традиционные похороны с соблюдением всех ритуалов, включая омовение и большой сбор гостей, и это способствует распространению болезни.

В связи с нехваткой медработников в Бишкеке и Чуйской области Минздрав начал прием медиков на работу на контрактной основе. Размер заработной платы врачам может составлять до 70 тысяч сомов ($900). Кроме того, их обеспечат питанием, проживанием и средствами индивидуальной защиты.

Там, где не справляется современная наука, люди начинают прибегать к архаическим методам. Так, Духовное управление мусульман Кыргызстана для победы над коронавирусом организовало обряды жертвоприношения во всех региональных отделениях ДУМК.

Таджикистан

В больнице в Душанбе. Фото с сайта Asiaplustj.info

Если верить официальным данным, Таджикистан по-прежнему выгодно отличается от соседей по региону. В течение прошедшей недели там ежедневно прибавлялось в среднем около пятидесяти заболевших — плюс-минус несколько человек. Если учесть, что у соседей количество новых инфицированных каждый день измеряется сотнями, а то и переваливает за полторы тысячи, как в Казахстане, такая идиллия выглядит несколько неправдоподобно.

Так или иначе, но президент Таджикистана ввел уголовное наказание за распространение инфекционных заболеваний — в том числе коронавирусной инфекции. Нарушители могут получить от 2 до 5 лет лишения свободы, а если их действия повлекли причинение тяжкого вреда здоровью, — от 5 до 10 лет.

Стало известно, что в первом полугодии текущего года общая смертность в Таджикистане увеличилась на 11% по сравнению с тем же периодом 2019 года. Однако Министерство юстиции отказывается связывать рост смертей с COVID-19. Встал естественный вопрос: откуда же тогда взялись дополнительно почти две тысячи умерших? «Люди ушли из жизни не только из-за COVID-19», — лаконично ответил на это глава Минюста Музаффар Ашуриен.

В Худжанде был фактически закрыт на карантин Согдийский областной роддом. Случилось это после смерти главврача Шоиры Бузуруковой. В настоящее время роддом не принимает пациенток, однако посещение уже размещенных там рожениц не запрещено.

Правительство, возвращающее таджикистанцев на родину, сталкивается с двумя основными проблемами. Первая — невозможность вернуть всех желающих. Вторая — появление на рейсах людей, больных COVID-19, которые с высокой долей вероятности могут заразить соседей.

Еще одна проблема — иностранцы, в первую очередь россияне, которые въехали на территорию Таджикистана на личном транспорте, а теперь из-за закрытия границ не могут вернуться на родину.

Туркменистан

Дезинфекция автобуса в Ашхабаде. Фото с сайта Turkmen.news

В Туркмении все еще не значится ни одного заболевшего COVID-19.

Однако на прошлой неделе случилось чудо, которого давно ждали. В Туркмению наконец смогла въехать миссия Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Но чудо было несколько омрачено тем, что задачи свои, скорее всего, миссия не сможет выполнить как следует. Ее глава Катрин Смолвуд заявила, что в планах экспертов — встречи с высокопоставленными должностными лицами и специалистами туркменской системы здравоохранения. Основной целью визита она назвала «помощь правительству и Министерству здравоохранения» в подготовке к возможному проникновению в страну коронавируса. Но как раз перед приездом экспертов из ВОЗ президент Бердымухамедов отправил на отдых правительство страны, а потом и сам ушел в отпуск. Таким образом, непонятно, кому теперь будет помогать миссия, если ни с кем из правительства увидеться, скорее всего, так и не получится.

Впрочем, скучать иностранным экспертам, видимо, все равно будет некогда. Туркменские медики устроили для миссии ВОЗ демонстрацию потемкинских деревень в образцовых медицинских учреждениях. Иностранным экспертам показали многопрофильную клинику и инфекционную больницу, продемонстрировав при этом только то, что выставляло здравоохранение республики в самом выгодном свете. В частности, перед визитом миссии количество пациентов в каждом отделении сократили до 7-8 человек.

Любопытно, что, несмотря на то что официально коронавируса в Туркмении нет, в столице республики Ашхабаде в последние дни возник ажиотажный спрос на медицинские маски, а цена на них в течение недели выросла в 14 раз. Если неделей ранее они продавались по 2,5 маната ($0,7 по официальному курсу и $0,1 по курсу на черном рынке) за пять штук, то в среду, 8 июля, цена только одной маски составила 7 манатов ($2 и $0,3 соответственно). На прошедшей неделе в столице их начали носить сотрудники дорожной полиции и постовые, а также работники общественного транспорта. Минздрав объяснил, что маски на служащих надели из-за повышенного содержания в воздухе пыли и неких болезнетворных веществ. Чуть позже было заявлено, что болезнетворные вещества вместе с пылью занесло ветром из-за границы, и для защиты от них предписывается носить маски всем гражданам.

Читайте также
  • Шахтерский поселок на севере Таджикистана более десяти лет живет без воды

  • В Ташкенте насчитали всего 42 вековых дерева. «Фергана» решила на них посмотреть, пока не поздно

  • В Туркменистане пытаются одновременно отрицать COVID-19 и бороться с ним

  • Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику